Левша, правша и прочие

Размер шрифта: - +

-7-

- Да ладно, чего тебе стоит-то, а?

- Г-госпожа Н-нинель н-н-нас н-н-накажет.... - запротестовала Лизон.

Лизон Кеша считал девушкой только условно. Грудь у нее если и была, то пряталась под слишком мешковатой одеждой, она не красилась, не кокетничала, заикалась, за собой не особо следила. В общем диагноз ей Кеша ставил однозначный - моль бледная, обыкновенная, одна штука. Да еще и с тараканами в голове. Большими такими тараканами. И большими выпуклыми глазами как у рыбы. То ли дело чертовка, эх...

- Нелька ушла до вечера, - уламывал ее Кеша, ибо ему вот срочно приспичило. - Давай, не ломайся. Я же знаю, как ты это любишь.

- Н-но я же пр-р-рили... - начала было Лизон, но рыжий ее перебил.

- Да-да, приличная девушка. Знаю я, какая ты приличная. Видел, как ты этим в академии занималась. И не один раз. Так что давай уже, не ломайся, срочно надо! Обещаю что никто не узнает.

- Н-н-ну если срочно н-н-надо.... - потупилась она, доставая из прически особую, заостренную шпильку. - Ч-ч-что ломать?

Лицо Кеши озарила улыбка. Он знал, что от взлома Лизон отказаться не сможет. А ломала моль бледная все что имело замочную скважину. И думалось Кеше, что то, у чего замочной скважины бы не оказалось, она тоже бы с удовольствием взломала. С покрасневшими от удовольствием щеками эта недодевушка исковыряла все замки в академии, да и в общежитии тоже. Кеша не раз за ней наблюдал. Обычно, когда она, пофыркивая и облизываясь, взламывала очередную дверь, лицо у нее было такое одухотворенное, будто она молится какому-то своему богу.

Что до замка, который так хотел отпереть Кеша - его Лизон вскрыла за тридцать секунд. И принадлежал этот замок двери, ведущей в комнату их общего тощего соседа. Соседа звали Сцинк. Впрочем на ящерицу он был действительно отдаленно похож - то ли когтистыми своими тонкими лапками, то ли острым личиком, то ли некоторой бледностью кожи. А еще язык у него был синий. И этот самый Сцинк, которого Кеша в душе называл Великим Химичилом, уже какую неделю таскал на алхимии ингредиенты и инструменты. Рыжему это не нравилось, но и любопытно было что же он такое наварить хочет. Однако даже составив список украденных ингредиентов он не мог понять, что же такое соображает Сцинк.

- Т-т-так зач-ч-чем тебе г-г-гадюжник Сцинка? - уточнила Лизон.

- Надо, - сказал Кеша, заглядывая за открывшуюся дверь. - Фу...

Не то чтобы рыжий не видел в своей жизни неубранных помещений. Видит бог, и сам он развел в своей комнате беспорядок. Но то, что творилось в комнате Сцинка повергло его в пучины брезгливости и культурного шока. Тапки тут же прилипли к полу. Впрочем, не только тапки. К полу прилипли и мухи, и крошки, и грязные салфетки черт знает с чем. От кровати разило так, что к ней Кеша побоялся даже приближаться. На столе стояла газовая горелка, на ней - колба с почерневшим дном. Потолок закоптился. В общем, Сцинк как мог уничтожал выделенную ему жилплощадь.

А вот и то, что так надо Кеше - четыре пробирки с чем-то молочно-белым. Собственность кабинета алхимии.

- Возвращать то, что украли у тебя или у твоего друга считается воровством? - с сомнением спросил Кешка.

- Н-н-нет, эт-то н-н-н-называется с-с-справ-в... - взволнованно начала Лизон, но Кеша мягко закончил за нее.

- Справедливостью. Тоже так думаю.

И, с этими словами он сгреб все то, что некогда пропало из лаборатории Торна. Использовать бы это теперь больше не получилось - алхимия, как и химия, любит чистые пробирки, а Сцинк их уже испортил до состояния «не отскребсти». Но не оставлять же вору все это? К тому же кто знает, что наварил этот бледный, явно чем-то болеющий тип. Просмотрев на свет четыре пробирки с неизвестным зельем Кеша сунул их в карман и велел Лизон:

- Запирай, красота. Больше нам здесь делать нечего.



Алиса Рудницкая

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться