Левша, правша и прочие

Размер шрифта: - +

-18-

Сегодня Кеша - самый везучий студент академии Альянса. Сегодня Кеша умудрился сломать себе руку. И где? Не на некромантии, не на боевой, и даже не на практической магии, а прямо на географии семи миров. Они как раз проходили Эквариус, Вальдор увлеченно повествовал о ярусах и общей системе мироустройства, когда под Кешей сломался стул. Нет, он на нем не качался. Стул даже не выглядел старым. Он просто взял и сложился, отчего Кеша ухнул вниз и, взмахнув сильно рукой, двинулся ей о самый край стола. Так сильно, что что-то хрустнуло и к шуму падающего тела добавился ор боли.

Правда, рыжий подозревал, что его везение - следствие чьего-то самоустранившегося сглаза. Только вот кто мог бы его наслать? То ли злой сосед по общежитию, которому он вчера подлил в чай заикательное зелье (а нечего было приставать к чертовке), то ли Билли, которому он из вредности не дал списать конспект (а нечего было вместо пары исследовать кусты с одной из своих баб), то ли Сцинк, которого он вчера весь день вылавливал (а нечего убегать когда с тобой серьезный человек поговорить хочет), то ли еще кто-то. Да не суть. Главное - Кешу телепортировали к целителю.

В в лазарете фавниха наложила два заклинания (заживляющее, обезболивающее) и гипс. Ну а что, кости даже при магическом вмешательстве срастаются как минимум сутки.

Сидит, значит, Кеша на кушетке, смотрит как руку ему бинтуют. Сидит и думает - какую бы шкоду в связи с этим провернуть.

- А мне из медпункта уйти можно? - спрашивает он у фавнихи.

- Да иди куда хочешь, будто я тебя держу, - фыркает та. - Главное не дерись, не падай и рукой лишний раз не шевели.

- А вы можете если что всем сказать, что я очень болен и меня продержут здесь до завтра?

Подозрительно смотрит. Кеша улыбается с самым невинным взглядом из всех.

- Ладно, шкода, - наконец улыбается в ответ фавниха. - Если что - ты очень-очень болен. Иди уже, и чтобы глаза мои тебя не видели.

Кеша бы потер руки (ой что будет), да велено не шевелить пострадавшей частью тела. Потому он с чувством обнимает своей целой рукой фавниху, обещая ей конфетки, и тут же, отпрянув, телепортирует в лабораторию Торна. Старикан от неожиданности роняет бутылку с чем-то зеленым, крепко, по-пинионски ругается, и отвешивает студенту подзатыльник. Но рыжему все равно. Рыжий уже роется в шкафу с зельями, прикидывая, чем бы развлечься.

И находит зелье невидимости и неслышимости.

- Можно? - просит у Торна. - Я завтра еще сварю.

- Можно, - машет на него рукой Торн. - Только осторожно.

Можно - это хорошо. Можно - это порядок. Потому Кеша шустро выпивает. По его расчетам дозы хватит до самой ночи. Хорошее зелье, пусть и запрещенное. Кто поймает - хана Кеше, но оно того стоит. Потому что столько же можно накуралесить, такой простор для творчества!

Первым делом Кеша пытается пробраться в чужие общежития. Это ему удается, не чуют его заклинания сейчас. Магия, конечно, пока-пока (побочные эффекты они такие), но Кеше она и не нужна. Он шляется сначала по совсем незнакомому красному. Здесь коты, решетки на окнах, тяжелые двери. Здесь держат убийц. Потом Кеша сует нос в оранжевое, похожее на котедж с рублевки в классическом Земном стиле. Здесь белые стены, черные полы, хрустальные люстры и портреты прославившихся студентов. За ним Кеша исследует желтое, для студентов ищущих власти. Здесь деловой беспорядок, пахнет кофе и горит камин. Зеленое Кеша пропускает, чего он там не видел? Он там живет вообще-то, пусть и незаслуженно, и знает, что там тараканы, все провоняло табаком (курит злыдень, что вечно пристает к чертовке), да и вообще мрак. Следом Кеша залезает не без труда в голубое общежитие лентяев и дураков. Здесь на удивление чисто, но судя по оставленной на столе посуде, убирается бедная Фиш. Чуть подустав, Кеша заглядывает в синее. Здесь, как и ожидалось, все стены в плакатах, заметках, записках, чертежах и прочем. Есть два стеллажа с книгами и доска с какими-то магическо-алхимическими формулами. Одним словом милый дом заучек, рекордсменов по баллам. Ну и наконец Кеша доходит до фиолетового, последнего в его радужном списке. Здесь творится творческий ад, жутко воняет растворителем для масла и посреди гостиной стоит здоровенный, уляпанный краской черный рояль.

Насмотревшись на то, кто где как живет, Кеша возвращается в зеленое в надежде посмотреть, кто чем занимается в его отсутствие. Да вот только никого нет. Никого, кроме Билли, ведь его дверь приоткрыта. И Кеша, имитируя сквозняк, приоткрывает дверь, из-за которой долетают странные звуки. Приоткрывает и застывает, сунув голову в щель.

Потому что самого Билли неть, а на его кровати лежит Лизон с глупо-счастливым лицом. Она нюхает его подушки и бормочет что-то невнятное, милое, про любовь. Ее блеклые волосы, обычно стянутые в пучок, распущенны, от чего она кажется уже не бледной молью, а вполне симпатичной девицей..

- Билл... - бормочет томно она.

И Кеша понимает, что впервые за все это время она не заикается. Вот что с людьми любовь делает. Потому он выходит, чуть смущенный таким открытием, и идет искать другую добычу для шутки. Потому что нечего людей лишать их мелких радостей. Даже если эти радости такие странные.

Хотя, пожалуй, Кеше завидно. Его-то никто так не любит.



Алиса Рудницкая

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться