Лицемерие ангелов

Размер шрифта: - +

Глава 17. В шаге от апокалипсиса

Андрей вместе со своей спутницей прошёл совсем немного по направлению к шестой стене, когда на него нахлынули воспоминания. Вся его жизнь начала проноситься у него перед глазами. Вот он совсем маленький и ещё не умеет ходить, вот первый раз встал на ноги, вот под чутким руководством мамы по буквам прочитал первое слово в своей первой книжке… Уютный коридор старой школы, тёмно-зелёная листва деревьев, залитая жёлтым солнечным светом, укутанный в снежный наряд двор, поблескивающая бирюзовая гладь озера… Знакомые образы сменяли друг друга, и делали это без сознательного участия Андрея. Долина Смертной Тени не скрылась из виду, она как бы отошла на второй план, а образы заняли первый. Андрей шагал так некоторое время, погрузившись в воспоминания и толком не разбирая дороги, но потом усилием воли прогнал их прочь и сосредоточился на настоящем.

Следующие пару километров Андрей преодолел быстро, не отвлекаясь даже на разговоры. Однако он замедлил шаг, когда внезапно боковым зрением заметил маленького мальчика. Этот мальчик метрах в десяти от него беззаботно играл с мячом, будто тут была детская площадка, а не серая унылая долина без следов жизни. Андрей повернулся к мальчику и удивлёно смотрел на него, продолжая медленно идти вперёд. Спустя несколько секунд мальчик, в свою очередь, заметил Андрея и поднял на него глаза. Только после этого Андрей его узнал. Это был он сам – в шестилетнем возрасте.

– В чём дело? – поинтересовалась девушка, пытаясь проследить за взглядом Андрея, но, похоже, не находя в этом направлении ничего интересного.

– Ты разве не видишь? – Андрей продолжал глядеть на маленькую копию себя самого, и тут она растворилась в воздухе вместе с мячом.

– Не вижу что?

– А, неважно, – после короткой паузы откликнулся Андрей и ускорил шаг. – Наверное, показалось.

– Ну ладно, – девушка недоверчиво хмыкнула, но в дальнейшие расспросы не пустилась.

Не успел Андрей пройти и сотни метров, когда опять увидел себя со стороны – почти такого же маленького и беззаботного, как в первый раз. Маленький Андрей пробежал немного, поднял что-то с земли, принялся разглядывать это, а потом растворился в воздухе. Спустя некоторое время он снова появился, уже в другом месте, весело рассмеялся, держась за животик, и бесследно исчез. Эти появления и исчезновения периодически повторялись, а спутница Андрея никак на них не реагировала.

– Интересно, а ты когда-нибудь была ребёнком? – неожиданно для самого себя спросил у неё Андрей.

– Нет, ангелы сразу рождаются взрослыми, – откликнулась та. – Я была неопытной, но это не то же самое.

– И на тебя сразу свалились все ангельские обязанности вроде подопечного?

– Ну да, почти сразу.

– А ты не жалеешь, что у тебя не было детства?

Девушка, казалось, всерьёз призадумалась.

– С рациональной точки зрения детство бессмысленно, – наконец, сказала она. – С другой же стороны… Нет, я стараюсь ни о чём не жалеть. Иначе мой список сожалений превзошёл бы «Войну и мир» Толстого по числу букв.

– Вот как, – Андрей грустно хмыкнул. – Знаешь, у детей есть одна общая черта: они просто живут. Я уже и забыл, каково это, но сейчас почему-то начал понемногу вспоминать. И знаешь, когда ты просто живёшь, ты намного счастливей, чем когда задумываешься обо всем на свете.

– Может быть, – девушка пожала плечами. – Но я не думаю, что люди, ангелы и кто угодно другой, наделённый интеллектом, должен обменивать его на безмозглое, пусть и беззаботное существование.

– Да, не должен, – согласился Андрей. – Но если ты никогда не был ребёнком, ты никогда и не поймёшь, что значит просто жить. Ты сможешь понять многое, но не саму жизнь. И мне кажется, что ты… – Андрей внимательно посмотрел на свою спутницу и озвучил не доводы разума, а голос внезапно проснувшейся интуиции. – Ты этого не понимаешь, и ты никогда не была по-настоящему счастливой. Поэтому мне жаль тебя.

Девушка бросила на него пронзительный взгляд, в глубине которого таились отчаяние и боль. В этот момент к Андрею пришла мысль, будто бы не его собственная, а подсказанная кем-то извне, что именно сейчас он в первый раз за всё это время видит искреннее отражение чувств своей спутницы.

– Не нужно меня жалеть, – тихо промолвила она и громче добавила: – Я понимаю то, что и ты недавно понял и что может понять только взрослый: жизнь есть зло. И всё, чего я хочу – хоть немного исправить это.

Андрей промолчал. Сейчас он уже не был так уверен в своих недавних пессимистичных выводах, хотя и не знал, чем вызвана эта перемена. Быть может, тем, что Источник стал ближе?.. Андрей устремил взгляд на столп прекрасного белого света, и вскоре ему показалось, будто какая-то важная мысль стучится в его сознание. Он попытался фокусироваться на ней, но она всё время ускользала. Шестая стена, тем временем, постепенно становилась всё ближе и ближе, а маленький Андрей исчез и больше не появлялся. Никаких препятствий не замечалось – путь был свободен.

Наконец, Андрей и его спутница подошли вплотную к стене. С близкого расстояния она чудилась просто огромной. Если высота первой стены, разрушенной Андреем, не достигала и пяти метров, то высота этой точно была не меньше пятидесяти. Её тёмно-серая, практически идеально гладкая поверхность внушала ощущение нерушимой прочности. Даже предыдущая, пятая стена в сравнении с этой казалась всего лишь большим забором.



Демид Толкачев

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться