Личный чемодан

Размер шрифта: - +

Глава 2.1 «Прощай Ванкувер»

Я сильно ошибалась, когда решила, что Войт ранил мое сердце своим поступком. Нет, это было не так… Определенно! Все было гораздо страшнее. Он вырвал этот ценный орган из моей груди в ту роковую ночь. Боль разрывала меня на части не из-за образовавшейся дыры, а потому, что я еще чувствовала свое отчаянно бьющееся сердечко в его грязных и холодных руках. Моя вера в собственные силы испарилась как мираж, стоило мне остаться наедине со своими мыслями. Легче не становилось ни через час, ни через пять. Охватившие меня ранее злость и разочарование, уступили место сожалению. Мне было жаль саму себя. В потоке лихорадочных мыслей я пыталась найти хотя бы что-то отрезвляющее. В тот момент я крайне нуждалась в поддержке. Ноэль должна была приехать с минуты на минуту. В ожидании подруги, я рвала на мелкие кусочки все фотографии, ранее разложенные мной на полу, не сортируя их. Мне казалось, что если я уничтожу все напоминания о прошлом, я смогу возродиться, как птица феникс. К тому моменту, когда приехала Ноэль, я окончательно сдалась. Я не видела ничего из-за собственных слез, которые, казалось, никогда не закончатся. Ноэль испугано смотрела на меня, осознавая, что не может мне ничем помочь. Мне никто не мог помочь в тот момент, разве что санитары, уколов мне успокоительное. Но рядом была только Ноэль и моя глубокая свежая зияющая дыра, которой еще предстояло когда-нибудь затянуться, если это вообще было возможно.

Прошло полгода. Я бы даже сказала, что они протянулись как улитка, оставляя за собой липкий след. Липкий след из страданий вперемешку с забвением. Эта улитка настигала меня, и каждый раз преграждала путь к исцелению. Я пыталась найти с этой улиткой общий язык, но она отвечала мне лишь понимающей сочувствующей тишиной. Все верно, по-честному,  ведь виновата во всем была только я. Это ведь я не разглядела истинные чувства Войта вовремя. Да, откровенно говоря, я была самой настоящей дурой! Моя опустошенность неожиданно для меня самой постепенно стала расцветать благодарностью к когда-то любимому человеку за ценный урок. Изначально я приняла эти изменения во мне за чистую слабость. К счастью, однажды я все-таки пойму, что снова ошиблась. Ведь то, что я приняла за слабость – есть истинная сила. Но это будет потом, не сейчас…

 Я стала все реже появляться в Джуно. Таким образом открыто убегала, не оборачиваясь, от тяжелого прошлого. Родителям свое отсутствие объясняла большой загруженностью, что, конечно, было исключительной ложью. Работы у меня не было, а из-за депрессии я прекратила любые ее поиски. Ванкувер больше не казался мне цветным и уютным. Хотя здесь мне ничего не напоминало о прошлом, душу мою это обстоятельство не помогало вылечить. Напротив, случившееся научило меня не впускать в свою жизнь посторонних слишком близко, чтобы в случае очередной ошибки не пришлось вновь убегать. Парадокс, но именно сейчас желание бежать все сильнее одолевало меня. Только вот куда бежать? Нет, не за ним и не к нему. Теперь я даже не ждала новых встреч с Войтом, а он их больше и не назначал. Может, его мучила совесть? Так же это и не была попытка убежать от него. Скорее всего, мое подсознание просило, нет, требовало научиться жить так, как будто его вовсе никогда не было в моей жизни. Все чаще окружающие меня люди отмечали эти незримые изменения во мне: я стала грубее и недоверчивее. Ноэль как никто другой понимала причину всех перемен, и потому, пыталась вернуть меня к былой легкости, организовывая всяческие вечеринки в Джуно, которые я игнорировала под самыми разными предлогами. Так вскоре, незаметно для себя, я стала терять и подругу. К сожалению, мне не удалось до конца понять, почему и когда именно это произошло. Просто в один день я поняла, что мы больше не звоним друг другу. Поглощенная собственной проблемой, я попросту забыла об окружающем мире.

Судьба тем временем была ко мне терпима и безмерно щедра. Она как будто выжидала нужный момент, чтобы напомнить мне, что я не одна, и рядом еще есть люди, готовые залатать любую мою дыру, какого бы размера и давности она не была. Этими людьми оказались Виктория и Мередит, похожие друг на друга внешне троюродные сестры, но совершенно разные по темпераменту. Я познакомилась с девушками, когда по воле случая нас заселили в одну комнату студенческого общежития четыре года назад. Это было незабываемое для нас время. Сразу после окончания университета мои подруги вернулись в родной Сан-Франциско. Однако иногда мы организовывали встречи в Ванкувере, или, что случалось чаще - по видеозвонкам «Skype». Именно благодаря этим современным возможностям связи Вик и Мери помогали мне совсем не упасть духом.

Вообще, отличительная особенность Ванкувера, покорившая меня с первого взгляда - многообразие праздников и фестивалей, которым местное население уделяет особое внимание. Меня восхищала их способность радоваться жизни и находится в постоянном движении. Для нас с подругами такие празднования были хорошим поводом выпить по паре коктейлей и найти приключения, что так особенно любила Мередит. Жаль, что эти беззаботные времена так быстро прошли. Мои же подруги продолжали свято верить, что все еще можно вернуть в привычное русло, потому очередное мероприятие, которое стало отправной точкой, был день Канады, отмечаемый первого июля. Именно в этот особенный день мы решили сделать попытку все наладить.

Я стояла снаружи аэропорта в ожидании, что вот-вот Виктория и Мередит появятся в зоне моего наблюдения. В этот первый июльский день погода радовала. Впервые за долгое время я чувствовала себя более чем хорошо, вернее расслабленно. Автоматические двери разъехались в стороны, выпуская толпу приземлившихся людей, среди которых я стала искать знакомые лица. При виде подруг на моем лице появилась искренняя улыбка. Обе девушки были одеты в белые короткие платья. Со стороны могло показаться, что они копировали друг друга. Увидев меня, Мередит потянула Викторию в мою сторону, и я двинулась к ним навстречу:



Ola Voda

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться