Личный сорт счастья

Размер шрифта: - +

Эпилог

—Сергей Юрьевич, что вы делаете? -игриво спросила я, подставляя шею под поцелуи.

—А разве не понятно? -он изогнул бровь на секунду оторвавшись от соблазнения меня.

В высоком зеркале отражалась семейная счастливая пара. Глаза девушки блестели, ресницы подрагивали и она еле сдерживала себя, чтобы выбраться от одежды, которую успела надеть, развернуться и подставить жестким губам девичью грудь. Ее волосы ровными локонами струились вдоль одной стороны шеи, закрывая один лиф, а другую сторону как раз языком  ласкал ее мужчина, ее любимый, ее Сергей Юрьевич. Который смотрел в отражение зеркала в ее глаза цвета шоколада. Так он всегда называл.

Пара секунд и она уже готова был открыла рот и дать воле тем стонам, которые требовал языком ее мужчина.

А еще в нем отражались руки со вздувшимися венами, мощные, крепкие, нагло залезающие под пояс тугих брюк.

—Я же опоздаю на работу, Сереж, а ты внаглую укладываешь меня обратно в постель, -я задержала наглые пальцы на животе и дернулась. Бесполезно.

—Почему же? Мы можем прямо здесь. Перед зеркалом. Ты увидишь себя всю открытую, горячую. Я согну тебя как иву. Ты знаешь какая ты аппетитная сзади?

Из меня все же вышел стон. Дышу часто часто, выгибаюсь навстречу пошлым словам, подставляю попку под горячие поглаживания жесткой руки.

—Я тебя всю раздену, поставлю на колени и заставлю смотреть на свой открытый милый ротик. У тебя даже губы сексуальные. Ты не представляешь, что мне сниться с их участием.

Громкий шлепок раздался сзади.

—Зайду сразу до упора, еще и еще. Ты почувствуешь удовольствие вперемешку с болью от той глубины, в какую я тебе всажу, малышка. И все это ты будешь видеть. Как в нашу первую ночь. помнишь?

О, прошло вот уже пять лет, а свой первый раз помню до мельчайших деталей.

Его неожиданный приезд в самую глушь, его отчаянные попытки что-либо объяснить. Кажется он просил прощения, но сам не знал за что. А я слушала его голос и не верила своим глазам. Он здесь! Кричала себе. Он приехал. Какие еще слова нужны? Но я слушала, балдела и растекалась лужицей. Наверное, он подумал, что я все еще обижаюсь и решил выступить с козырей.

—Кажется, я люблю тебя, -сказал он. —Потому что я успел сойти с ума три раза.

—Кажется, я тебя тоже, -прошептала я неверяще и попала в вихрь чувств, о которых я даже не мечтала.

Первый раз он брал меня осторожно, но нетерпимо, ласково и дико, любяще и не щадяще. А я просила его об этом. Чтобы не сдерживался. Помню, как он плавил меня грязными словами, томным шепотом, раскрывал пошлыми желаниями и открытым описанием того, чего он сделает со мной.

Так, как каждый день и каждую ночь после нее.

Жизнь завертелась, закружилась, как юла. Мы все принимали достойно.

Удивление и радость мамы, ее заботливый ужин и молчаливое благословение. Неверие и осуждение людей в институте, грязные слова, домыслы и чуть ли не проклятия. Потому как, искры с глаз Алисы Алексеевны не могли сжечь нас на месте, когда мы встретились случайно на улице, а только стрелять проклятия. К счастью, Сергей показал свой выбор и попросил ее о благоразумности.

Заявление она не забрала, но ректор струсил, по словам Сергея, и не дал ход делу. Он просто не хотел, чтобы его альма-матер поносили в газетах и телевизионных передачах. Желтая пресса раздула бы историю до неузнаваемости.

Но мы все равно ушли. Сергей уволился, а работу, которую должен был представить в Германии, заверил нотариально и передал права управлять проектом достойному человеку. А я перевелась… в Москву.

Да, Сергей захотел переехать, чтобы мы начали все сначала. Дал нам шанс и я его приняла беспрекословно.

Отучилась пять лет на лингвиста с красным дипломом и получила достойную работу. Не без помощи Сергея, но карьерную лестницу я одолевала своими силами.

Тихо поженились. Просто расписались. Были только вдвоем! И это был самый прекрасный и счастливый день в моей жизни. Ведь Сергей надел на мой пальчик обручальное кольцо с гравировкой “Моя маленькая женщина” и шептал разгоряченным дыханием “Ты теперь моя жена жена, Таня Кравеки”. А потом всю ночь и день и снова всю ночь шептал слово “моя”!

С тех пор ничего не изменилось.

И даже его мама и моя свекровь. Но я не унывала и верила, что однажды она оттает.

Высокое зеркало в пол отражало молодую горячую пару влюбленных, терзаемые накаленной до изнеможения страстью, которые занимались любовью прямо перед зеркалом и которые не могли никак насытиться друг с другом.

—Я хочу от тебя детей… -прозвучало в унисон.

 

14.02.2019

 



Тея Теплая

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться