Личный сорт Яда

Размер шрифта: - +

Глава 2. Банши.

Демоны не всякого из живущих людей избирают своей целью. Им нужен тот, кто, родившийся на Земле, сможет возглавить их армию. Они жаждут перевоплотить предводителя армии демонов, для осуществления своих давних целей по завоеванию нашего мира. Энергия живущих для них – пища. И тот, кто несет их демоническую невероятную силу, верховный предводитель, сможет повергнуть Землю в хаос. И придет великий пир для адских тварей, и воцарится полнейший хаос… и, несомненно, нарушится баланс сил света и тьмы, а это поставит крест на существовании человечества.

Мирабэль была избранной, и коварный план практически осуществился, если бы не ее чистое сердце, умеющее прощать. Весь этот коварный план, начавшийся с оборотня, который пытался ее убить ради спасения своей стаи, и все те события, произошедшие с бедной женщиной раньше – должны были погасить свет, который нестерпимо мешает демонам осуществить свой адский план. После пережитого планировалось, что Мирабэль станет легкой добычей их демоническим силам, и, непременно, приведет их к победе. Предательство, смерть, страх, ненависть – все это должно было рассорить всех существ, обладающих какой-либо силой, способной хоть как-то противостоять натиску демонов.

Но произошла роковая битва. Конклав был не готов к ней, ведь магические существа едва заключили зыбкий союз, за что и получили неожиданное нападение, вконец разрушившее надежду на счастливый исход.

И что же их ждет? Война. Страх. Ненависть.

Что сможет им помочь? Свет? Тьма? Вряд ли.

Влияние демонов отпечаталось на самих их далеких предках, глубоко посеяв семя ненависти к существам, отличных от них самих. И это семя набирало силы, и, наконец, взросло, осквернив всех тех, кто сейчас способен противостоять злу.

Та ниточка, одна единственная, связывающая этих упрямцев, осталась без чувств. Она медленно умирала до сегодняшнего дня.

Развалившийся Конклав решил, что она просто умерла. Все его члены приняли решение закрыться, спасаясь самостоятельно. Их вера умерла вместе с той, что лежит сейчас на фамильной могиле с гербом.

Некромант развел руки в разные стороны, и весь тот призрачный зеленый туман, вышедший из каждой могилы погоста, стал плавно перетекать в тело колдуна через его развернутые ладони. Все покойные души кладбища отдали частичку своей энергии, в попытке защитить своих потомков, ведь им известно обо всем.

Не меньше двадцати минут энергия мертвых впитывалась Нереусом Десслором. Он прекратил лишь тогда, когда небо разверзлось, обрушив на старинное кладбище тонны холодной воды. Губы некроманта дрогнули в полуулыбке, когда он убедился в том, что сейчас ему непременно хватит сил. Его светло-зеленые, призрачные глаза пробежались по надгробиям, и он едва заметно кивнул.

Пора приступать.

Нереус снял с себя амулет в виде черепа, и, убрав с тела Мирабэль черную ткань, положил его прямо на ее грудь. Разведя ее закоченевшие руки в стороны, он положил в ее иссохшие ладони два зеленых кристалла. Выпрямившись, некромант стал шептать заклинание, направляя впитавшую энергию мертвых в тело Мирабэль Аттвуд.

Его голос раздваивался и превращался в похоронную молитву, произнесенную тысячами покойных душ. Не всякий смог бы выдержать эти муки для слуха. Завывание отовсюду звучало на кладбище, вперемежку с громкими раскатами грома и всполохами молний.

Зеленоватая энергия окутала тело женщины, и кристаллы в ее руках начали мерцать, излучая ярко-зеленый свет. Вокруг начала дрожать земля, но лицо некроманта было невозмутимым, а светящиеся зеленоватые глаза хладнокровно наблюдают за своей работой. Его волосы снова стали белыми, как снег, и порывистый ветер развязал черную ленту, стягивающую длинные локоны. Энергия, посылаемая некромантом в тело Мирабэль, оказалась настолько сильна, что, когда Нереус резко опустил свои руки, завершая ритуал, надгробие могилы, на котором она лежала, со скрежетом потрескалось и развалилось на мелкие куски.

Мертвая маска на лице Мирабэль Аттвуд дрогнула, и сияющие красные глаза распахнулись. Она пронзительно застонала, обхватив руками свое тело, резким движением повернувшись на бок. Из ее губ вырывается пронзительный вой, словно тысячи мертвых душ оплакивают чью-то смерть, от которого даже задрожала земля под ногами.

Некромант согнулся пополам, и медленно осел на колени. Безжалостный дождь хлещет по его строгому лицу, но сейчас на нем застыла гримаса невыносимой боли. Он делает усилие, и подтягивается на локтях к кричащей Мирабэль, и легонько касается ее плеча. Крик стал постепенно слабеть, и растерянные красные глаза замерли на усталом лице некроманта Нереуса Десслора.

- Тише… - выдавил из себя некромант. – Все обошлось.

- Ох… - пронзительный голос женщины прозвучал, как завывание ветра. – Где … я?

Ее пугающий голос пронзает кладбищенскую тишину, отскакивая от надгробий тысячью перезвонов.

- Пытайся … говорить шепотом… - выдавил из себя некромант, с силой сдавив свои уши.

- Что… - снова вой, некромант застонал.

Мирабэль с опаской покосилась на некроманта, закрыв свой рот.

- Почему… - громкий шепот. - … что произошло?

- Идем, нам пора уходить. – Нереус протягивает руку, и осторожно берет Мирабэль за пальцы.

Надев свой амулет на шею, некромант помогает женщине подняться, а она, пошатываясь, судорожно хватается за подол его мантии. Нереус крепко обнимает ее за плечи одной рукой, а другой – делает жест, от которого их окутывает зеленоватый дым и их тела растворяются в воздухе.

- Где мы? – спросила Мирабэль своим неестественно-громким голосом, от чего в гостиной некроманта в дребезги разбилось все стекло и фарфор.

Острые осколки вмиг разлетелись по комнате, отскакивая от стен и жалобно звеня. Женщина нервно закрыла лицо руками, пятясь к уцелевшему окну.



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться