Личный сорт Яда

Размер шрифта: - +

Глава 5. Могила вожака.

- Я… не смогу… удержать… - стиснув зубы, произнес граф, когда новая волна энергии, будто взрыв, прошла сквозь барьер. – Новая волна и… - она не заставила себя ждать, и полупрозрачный барьер моментально разрушился, выбросив Джерома и Марику наружу.

Они с грохотом свалились на припорошенную первым снегом землю.

- Invisibilis link… Invi…sibilis link… Invisibilis link!!! – прокричала Марика, чувствуя, как сознание ее постепенно начинает мелькать от сильного удара головой о надгробие.

Некромант, застонав, поднялся со своего места, и, сильно хромая, направился прямо к визжащей Банши. Он поднял с земли светящийся амулет красного цвета, и вытянул его вперед. Обезумевшие глаза Мирабэль на секунду задержались на вспыхивающем камне. Ее взгляд скользнул на лицо некроманта, и он шепотом произнес:

- Invisibilis link.

Вопль тут же прекратился, и растерянные красные глаза осмотрели все происходящее вокруг, словно на секунду сознание вернулось, и боль немного утихла.

- Этот амулет пусть впитает в себя твою боль. Я покажу тебе его могилу, ведь ты ее ищешь. – тихий голос некроманта прорезал звенящую тишину. – Вспомни о том, как мы познакомились… как я помог тебе и Конклаву. И теперь я тоже хочу помочь. Иначе бы бросил тебя, прекратив преследование. Да… - некромант приблизился к Банши вплотную, и протянул к ней кулак с зажатым в нем красным амулетом. – Да… я порядком тебе надоел, и мне об этом известно. Но ты должна находиться со мной рядом, ведь я – некромант, и знаю, как тебе помочь. Когда амулет будет с тобой рядом, он будет блокировать боль. Надень его.

Полупрозрачное лицо Мирабэль дрогнуло, исказившись гримасой боли. Ее жутковатые глаза, полные безумия и боли, зацепились за пульсирующий амулет. Она медленно протянула свою руку, и раскрыла высохшую ладонь.

Банши больше не кричит.

Наверное, сама эта невыносимая боль настолько изорвала ее душу, что она попросту отдаст все за то, лишь бы не чувствовать ее… хотя бы какое-то время.

- Чтобы не чувствовать боли… ты должна оставаться со мной рядом, Мирабэль. Ты понимаешь меня?

Грустные глаза растерянно моргнули, и Банши неуверенно взялась за руку некроманта. Их тут же окутал зеленый дым, и силуэты растворились в воздухе, развеянные холодным порывом ветра.

Они оказались в опустевшем зимнем лесу, окутанном темнотой ночи, тишиной и временным забвением. Голые стволы деревьев, поскрипывая, прогибаются под завываниями ветра. Банши до боли впивается пальцами в руку некроманта, будто он - последняя соломинка, за которую непременно нужно держаться, во что бы то ни стало. Призрачные глаза Нереуса Десслора скользнули по полупрозрачному лицу Мирабэль.

- Ты скоро вспомнишь. Ты сможешь обуздать силу Банши, я знаю это. – некромант медленным шагом повел мерцающий силуэт за собой, будто не замечая проявившиеся капли крови на своей руке.

Вскоре перед ними оказалась едва различимая тропа. Некроманту было известно, что она ведет прямо на кладбище стаи. Растерянное лицо Банши нервно осматривает все вокруг, будто отчаянно пытаясь вспомнить уже знакомое место, с силой сжимая в руке красный амулет и окровавленную руку некроманта. Она парит над землей, едва касаясь пожелтевшей травы, и, действительно, перед магом, ведьмой, некромантом или оборотнем, не знающим, кто на самом деле перед ним, приняли бы Мирабэль за неупокоенную душу, призрака.

Нереус тяжело вздохнул, когда перед ними показались возвышающиеся тотемы вместо надгробий. Банши осторожно отпустила руку своего спутника, и белой тенью поплыла к знакомой могиле. Перед ее глазами вспыхнули образы, увиденные когда-то через обугленный тотем поиска, когда вожак сидел у могилы своей матери и палкой царапал ее имя на земле. Мирабэль наклонилась, и провела ладонью по тому месту, где когда-то было нацарапано ее имя. Она выпрямилась, и подошла поближе к дереву, на котором в облике птицы однажды наблюдала за вожаком в день памяти стаи, когда проклятье луны было снято. Мирабэль оглянулась, и взглянула на уходящую прочь тропу, ведущую прямо в деревню оборотней, по той тропе она шла в обнимку с вожаком, не предполагая о предстоящей беде. Банши резким движением метнулась в сторону той тропы, но Нереус удержал ее за руку.

- Нет. Там его ты не найдешь. Идем, я покажу. – некромант, нервно дернув губами, утягивает Банши за собой.

Банши, постоянно оглядываясь на тропу, начинает сдавленно стонать, явно не понимая, о чем говорит сейчас Десслор. Она ведь помнит, что они вместе уходили в деревню, где стая показала тотем в ее честь с развевающимися лоскутами ткани и вороном в руке. Сердце некроманта сжалось от страха. Он понимал, что именно ему, Нереусу Десслору, предстоит встретить бурю в одиночку.

Они прошли вперед около трехсот метров, и перед их взором предстал огромный деревянный волк, лежащий у ног стройной женщины, у которой сидит ворон на плече. Женщина и волк смотрят друг на друга, на их лицах застыли ласковые улыбки, полные любви. Прямо под деревянным произведением искусства расположены две относительно свежие могилы. На них лежат уже высушенные цветы, но и сейчас понятно, что у вожака они красного цвета, а у женщины – белого.

«Мирабэль Аттвуд и ее верный вожак Натан Макфой.

Пусть их любовь и отвага послужит примером для следующих поколений.

Отдать все, ради спасения жизней других».

Красные глаза буквально замерли на деревянном надгробии, с таким старанием высеченное кем-то из стаи Макфоев. Банши протянула вперед полупрозрачную руку, и прикоснулась к уху на горделивой голове вожака. Она медленно провела пальцем по крепкой спине волка, высеченной из светло-коричневого дерева.



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться