Личный сорт Яда

Размер шрифта: - +

Глава 6. День памяти.

Нереус вздрогнул, резко повернув голову в сторону доносившегося звука шаманского бубна. Приглушенные резкие звуки ритуальных ударов с протяжными завываниями из песни шамана-оборотня заставили застывшие красные глаза растерянно заморгать.

Некромант быстрым шагом приблизился к своей подопечной, несмотря на свое собственное обещание дождаться, пока она выйдет из своеобразного ступора. Он резким движением берет Мирабэль под руку, и пытается ее увести подальше от приближающихся звуков.

- Нет… - прохрипела Банши, пошатнувшись от неожиданного напора мужчины.

- Нам нужно уйти. Сейчас… - отрезал Нереус Десслор, уверенным шагом уходя прочь.

Вот уже темно-коричневые и рыжие головы стаи показались среди деревьев. Шаман Маруш, слегка прикрыв глаза, увлеченно завывает свою песню и бьет в бубен, от чего находившиеся вокруг птицы с рассерженным писком разлетелись прочь. Мужчина, который однажды поставил печать на кожу Мирабэль, чтобы спасти от боли, доставляющей меткой демонов, быстрым движением нагнулся к могиле вожака, и, стиснув между пальцами засохший цветок, резко повернул голову. Он смотрит прямо туда, где еще продолжает качаться ветка пушистой ели, кажется, он что-то заметил.  Прямо за ней исчезли некромант и Банши, чтобы скрыться от неожиданной встречи.

Красные глаза Банши вспыхнули, когда поняла, что оказалась вместе с некромантом прямо у дома ведьмы. Резкий толчок обеими руками в грудь мужчины, и он, от неожиданности, сделал пару шагов назад.

- Мне нужно… туда! – выдохнула Мирабэль, и ее лицо искривилось от боли.

Ее голос стал похож на скрип, она пытается говорить шепотом, чтобы не навредить никому, но этот голос… пробирает прямо до костей. Некромант сглотнул и его светло-зеленые глаза встретили вызов Банши. Его брови нахмурились, а губы нервно дрогнули. Нереус сделал пару шагов навстречу, остановившись вплотную у полупрозрачного образа, едва сдерживающего себя в руках.

- И что ты им скажешь у своей могилы?! – воскликнул некромант, нервно всплеснув руками. – Они оплакивают тебя вместе с вожаком уже почти полгода! И что ты скажешь им, когда предстанешь в таком виде?!

Женщина пару раз моргнула, не ожидав таких эмоций от обычно невозмутимого Нереуса Десслора. Некромант нервно заходил кругами по свежему белому снегу, постоянно дергая себя за подбородок пальцами. Она наблюдает, как его осунувшееся лицо, принявшее слегка серый оттенок, непривычно и несвойственно раздраженно.

- Когда мне можно будет вернуться… - вопросительно произнесла Мирабэль, с мольбой взглянув на расхаживающего Нереуса Десслора.

- Тебе нельзя долго там оставаться. Нельзя, понимаешь. Я все жду, когда ты придешь в себя, и тешусь надеждой, что это случиться. Но нет! – нервный жест рукой. – Я устал, понимаешь? Я не вижу теперь мою покойную жену. Она просто исчезла, сразу после того, как ты очнулась. А у меня просто нет времени узнать ответы на мои вопросы, очень важные для меня самого… вместо этого я наблюдаю за тобой! Время идет... оно уже упущено... Но я пытаюсь понять, можно ли тебя спасти и как мне это сделать?! – зеленые глаза буравят растерянное, осунувшееся лицо Банши. – Ты хоть помнишь, как ты едва не убила графа и ведьму? Как ты разрушила барьер, почти нерушимый… и что теперь мне прикажешь сделать с тобой?! Духи… о, эти духи… они мучают меня и постоянно твердят, чтобы я не оставлял тебя. Но мне сложно наблюдать всякий раз, как ты уже три месяца… ТРИ месяца торчишь на кладбище оборотней безликой тенью над своей могилой и могилой вожака. Что мне остается? Я готов все бросить и уйти. Мне надоели россказни духов о книге мертвых. Да плевать уже хотел я на нее!!! Хочешь, оставайся здесь и живи на могиле вожака. С меня хватит драмы. Ты сильная и нападки демонов уже не страшны для тебя. А мы… - взмах рукой, и зеленый дым из ладони. - … как-нибудь справимся и без тебя. Не попадайся стае оборотней на глаза…

И он исчез.

Немые слезы скатились с холодных щек, упав прямо в пушистый снег. Ее испуганные глаза тайком наблюдают, как оборотни убирают засохшие цветы с могилы вожака и его возлюбленной, как они распевают шаманские песни. Эти пульсирующие удары в бубен гулко разлетаются по всему лесу, разнося боль утраты всюду, куда только может достать этот звук. Бутоны роз осторожно уложены на могилы, а в честь памяти разожженый небольшой костер уже потушен, и даже грустная песня шамана стихла.

Мирабэль застонала, когда стая, проведя ритуал памяти, молчаливо ушла прочь, скрывшись за стволами деревьев. После них остались лишь следы на снегу и свежие цветы. Красные, как кровь, розы застелили всю поверхность могилы вожака стаи Макфоев, а белые розы, как снег, усыпали могилу Мирабэль Аттвуд.

Оглушительный вой застал стаю в деревне, когда костер на лобном месте был уже разведен, и все члены собирались почтить память Натана и Мирабэль. Оборотни обернулись в сторону раздавшегося вопля, и удивленно переглянулись.

- Похоже на завывание Банши… - тихо произнес Маруш, покосившись на возвышающийся тотем с изображением женщины с вороном и волком. – Давно их не встречал. Говорят, это духи, которых держит на земле боль. Не проходящая и мучительная, прямо как…

- Да ладно тебе, старик. – хохотнул один из стаи, похлопав по плечу шамана.

- А я Банши однажды уже видел. - не унимается старик, делая серьезный вид. - И, кажется, слышал ее завывания недавно, рано утром, едва забрезжил рассвет.

- Это все вьюга. Вот увидишь, скоро она и до нас дойдет. – молодой член стаи задорно подмигнул, отхлебнув приличную порцию горячей похлебки.

*****

Вьюга действительно пришла, укрывая плотным одеялом могилу вожака. Настороженные глаза изучают каждую новую упавшую снежинку. Сначала она, рыдая, пыталась стряхивать падающий снег с любимой могилы. Но оказалось все тщетно. Ничто не устоит перед натиском времени и жизни, неизменно пульсирующей даже под снегом.



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться