Личный сорт Яда

Размер шрифта: - +

Глава 10. Время лечит?

Он крепко держит ее за запястье, чувствуя свое нарастающее волнение от всего увиденного. От того, как граф прижимал миниатюрную фигурку к себе, растерянную, облаченную в черное платье траура. И от того, как Джером Морелье вдыхал запах ее волос. А ведь уже очень долгое время некромант не делил свою подопечную ни с кем. Он самостоятельно делил лишь с ней боль, пытаясь усмирить ее вторую суть, и беря на себя удар от ее новой силы.

 Их глаза тонут друг в друге. Нереус осторожно стер новую рожденную слезу, грустно улыбнувшись. Его руки дрожат от волнения, и он не понимает до конца, с чем это связанно.

- Марика не стоит твоих слез. Она просто женщина, познавшая чувство ревности. Тем более, ведьма. – шепотом произнес Нереус, пальцем лаская внутреннюю сторону ее руки.

- Не надо об этом говорить… мне нужно успокоиться… - выдохнула Мирабэль, зажмурившись и застонав.

Желваки некроманта дернулись от пронзительного звука, уже почти не причиняющего ему боли, потому, что привык. Он лишь нахмурился, неосознанно схватив ее за запястья, придавил их к светлой стене в комнате Мирабэль. Слезы хлынули из ее глаз с новой силой, и она опустила вниз свою белокурую голову, пытаясь сдержать пульсирующую энергию, пытающуюся вырваться из нее. Сдавленные стоны снова и снова не дают ей успокоиться. Волнистые белые волосы вздрагивают на ее голове от новых всхлипываний.

Нереус Десслор осторожно отпустил одно запястье, и свободной рукой обхватил лицо Банши. Приподняв ее голову, он молча наблюдал за тем, как слезы прохладными струями просачиваются из-под закрытых ресниц.

Ей так больно…ведьма вскрыла ее едва затянувшуюся рану... но Банши прекрасна в своей боли.

Не отдавая себе отчет, некромант наклонился к ней поближе, и вдохнул аромат ее волос. Потом его губы вроде бы нечаянно коснулись ее лба, подарив почти нечаянный поцелуй. Губы Нереуса переместились на ее влажные щеки. Глаза Банши дрогнули, и она их приоткрыла, едва различая перед собой взволнованное лицо некроманта из-за собственных слез. Он отпустил ее вторую руку, и дрожащим пальцем провел по влажным дорожкам на бледных щеках.

Их глаза встретились, и вот, Мирабэль отчетливо видит вспыхнувшую в зеленых глазах страсть и трепет… нежность, переплетенную с необъяснимым обожанием.

Но почему? Ведь она постоянно делала ему только хуже… причиняет ему почти каждый день боль, разрушила его дом, вырвала его из привычной жизни, лишила общения с подобными себе. Его жизнь теперь, словно Луна, кружится вокруг Земли, не прекращая свой ритм, то приближаясь, то наблюдая издалека, боясь нарушить покой. Но ни на минуту теперь не оставляя ее одну.

Нереус прикрыл глаза, и накрыл ее губы - своими. Ответного поцелуя не было. Только удивленные красные глаза, из которых уже не льются слезы. Стоны прекратились, оставив после себя лишь растерянность и не заданный вслух вопрос. Некромант покрыл лицо своей подопечной мелкими поцелуями, но она осталась холодной, будто светлая стена за ними. Открыв свои глаза, некромант внимательно посмотрел в глаза Банши, в которых он определенно уловил жесткость.

Она не отталкивала его, потому, что знала прекрасно – он ей нужен, как никто другой, и никто и никогда не заменит его. А он не стал разбиваться о белую стену, ведь никогда раньше таких чувств себе не позволял, и любовь у него была одна – к покойной жене.

Нереус Десслор молча опустил свои руки и тут же вышел из комнаты, оставив Мирабэль Аттвуд наедине со своим разорванным сердцем и еще не остывшими поцелуями своего наставника-некроманта.

*****

Год спустя.

- И тут ничего. – дернула плечами Салли, по которым рассыпалась красная копна волос, уже прилично отросшая.

- Может, это все просто миф? – темноволосый Ромул раздраженно пинает камень, который с громким грохотом падает с высоты, и исчезает в белом тумане.

- А может, и не миф, брат… - Ноланд подошел к самому обрыву, и растерянно смотрит с высоты.

Прямо под ними заброшенный погост, который давно на половину превратился в болото, оставив после себя только рассказы лесников о том, что здесь водятся привидения. Густой туман клубится внизу, и, кажется, скрывает в себе какие-то тайны, а может, и этот мифический кинжал.

- Этот кинжал просто так бы не занесли в книгу Реликвария, Ромул. – буркнула Салли, наморщив свой вздернутый нос. – Да уж, ну и работенка... Зря мы на это подписались.

- Равуил не терпит отказов, сестра. – сдавленно хихикнул Ноланд, покосившись на своего близнеца, который растерянно опустил свои почти черные крылья.

- Неужто вы не могли договориться со своим родственником! – буркнула Салли, сверкнув своими зелеными глазами.

- Ну, ты Малахия тоже не просила бросить эту затею – найти реликвии. – тихо произнес Ромул.

- Тебя твой дед ведь тоже попросил найти реликвии. Я не знаю, если честно, как старье поможет отразить атаки демонов, и думаю это глупо - считать ржавые железяки спасением от бед. Этот хлам всеми забыт уже давно... и силы, наверное, уже не имеет. – Ноланд пожал плечами, и тут же расправил свои черные крылья. – Ну, что же… полетели искать старый нож?

Салли напряженно улыбнулась неутомимости и рассудительности Ноланда. Да уж, этот близнец всегда производил на нее ненужное впечатление, которое она всячески пыталась спрятать за своей грубостью и усмешками.

Девушка бросилась вслед за ним, даже не раздумывая, лишь оглянувшись на нахмуренного Ромула, который, скрестив руки на груди, наблюдал за ними с обрыва.

- Струсил, Ромул?! – рассмеявшись, крикнула девушка.

Реакция не заставила себя долго ждать, и буркнув: «Ради всего святого», ангел тени ринулся за ними вдогонку.

Озорство сразу рассеялось, когда троица оказалась среди густого тумана, пахнущего сыростью и гнилью.



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться