Личный сорт Яда

Размер шрифта: - +

Глава 21. Первое свидание. Нереус.

Она практически бегом вбежала в холл, где ждал уже я. Наверное, глупо улыбнулся, увидев Мирабэль Аттвуд, с широко распахнутыми глазами, и ищущую меня среди собравшихся туристов. Я старался вести себя сдержанно, всячески пряча бушующую бурю у меня внутри. Мирабэль широко улыбнулась, когда наши взгляды встретились, а я легонько кивнул головой. Ее глаза сейчас были не привычного для меня цвета – серые, немного переходящие в голубой оттенок. И эти глаза очень ей шли, добавляя в ее облик какой-то невинности и загадки, которую хотелось бы разгадать.

Мои руки предательски дрогнули, когда она сравнялась со мной, и, взяв меня под руку, снова широко улыбнулась. Все так, как я давно мечтал. Это наше исчезновение из-под неусыпного взора зла и угрозы я тщательно планировал довольно долгое время. Но сейчас чувствую себя студентом рядом с ней, у которого в ужасе сжимается сердце, как во время экзамена.

- Твои глаза… такими они были раньше? – я тут же пожалел, что задал такой бестактный вопрос.

- Да. Граф научил меня этому фокусу однажды. – она улыбнулась и похлопала меня по руке. – Какие планы на сегодня?

- Я хочу проводить тебя в бамбуковую рощу первым делом. Мне хочется показать тебе краски Японии, и ее духовное величие. – тихо прошептал я, поймав на себе ее внимательный взгляд.

Незаметным для нее движением я нащупал в кармане светлых брюк небольшую коробочку светло-сиреневого цвета, и напряженно выдохнул.

- Думала, ваше величество рассердится, заметив, что я опоздала аж на пятнадцать минут! Неслыханная непунктуальность с моей стороны, прощу прощения! – Мирабэль рассмеялась звонко и громко, услышав красивый смех, некоторые туристы удивленно оглянулись назад.

Я улыбнулся, взглянув на Мирабэль Аттвуд, облаченную в подаренные мной одежды. Она представляла собой нежность воплоти. Бледно-розовое платье  чуть ниже колен с золотистым пояском на талии, с изящным золотисто-розовым бантом и босоножками в тон. Мирабэль заплела свои волнистые волосы в толстую косу, перевязав их розовой лентой. Розовый цвет выгодно оттеняет ее бледную кожу, даря ей некий намек на румянец.

Протянув ей маленький зонт серого цвета с золотистыми и розовыми цветами, мы свернули налево, к реке, текущей неподалеку от бамбуковой рощи. В ярко-голубом небе палило жгучее солнце. Туман, присущий Японии, уже давно рассеялся, и перед нами открывались ярко-зеленые луга вдалеке, припорошенные пестрыми красками цветов. Мы преодолевали реку, переходя ее по деревянным полукруглым мостикам. И каждый свой шаг Мирабэль делала со мной рядом, немного прижимаясь к моему правому боку. Она восторженно крутила головой вокруг, всякий раз замирая на секунду, чтобы насладится окружающим нас видом. Я задумчиво опустил руку в карман, и заметил на себе внимательный взгляд Мирабэль.

- Твой карман не дает тебе покоя! – хихикнула она, подойдя ближе к перилам очередного мостика через реку, оглядываясь на меня.

- Хммм… - я смутился, и, наверное, покраснел от того, что это не ускользнуло от ее внимательных глаз. – Я не знаю, как предложить тебе… У меня есть кое-какие подарки для тебя. И один из них хотел отдать уже давно. Это современный смартфон. Устройство для того, чтобы запечатлеть важные моменты и для общения на расстоянии. Думаю, ты уже видела такие устройства для общения у прохожих людей, когда мы оказывались в черте города. – я вытащил из кармана женский смартфон и протянул его Мирабэль. – Я… мне хотелось предложить тебе сделать снимок на теперь уже твой смартфон. – смущенная улыбка и мои дрожащие руки. – Можно тебя сфотографировать? Здесь очень красиво…

- Мне не знакомы достижения современности. – Мирабэль пожала плечами, задумчиво разглядывая медленное течение речушки под нами и прислушиваясь к успокаивающим звукам воды.

- Посмотри на меня… - тихо попросил я, и сделал несколько снимков. – А теперь улыбнись… - Мирабэль рассмеялась, глядя на меня, с серьезным видом фотографирующего ее. – Это будет самый лучший кадр. – констатировал я, подходя ближе, и протягивая ей смартфон. – Вот, смотри…

Удивленные глаза Мирабэль с интересом изучали получившиеся фото. Она снова рассмеялась, и покрутилась вокруг себя, широко расставив руки в стороны.

- Здесь чудесно… спасибо тебе, Нереус за такое чудесное утро. А здесь… - она указала на ее смеющуюся фотографию. – Я будто  бы снова дышу… – она подошла ближе, и, привстав на носочки, губами коснулась моей щеки. – Спасибо!

Мирабэль снова рассмеялась, и, указав в сторону возвышающейся неподалеку бамбуковой рощи, побежала туда. А я, растерянно прикоснувшись к своей щеке, где только что были прохладные губы Мирабэль Аттвуд, поспешил за ней, убрав подаренный мобильный в карман.

- Роща… поет! – воскликнула Мирабэль в тени бамбуковой рощи, когда я ее догнал.

Я взглянул наверх, осторожно взяв ее за руку. Где-то высоко над нами слышалась заунывная песня бамбуковой рощи, рожденная ветром и вершин высоких деревьев. Она то напоминала шуршание гальки на морском берегу, то грустные завывания Банши.

Мы шли, держась за руки, по петляющей тропе между огромных бамбуковых великанов. Кое-где, по бокам тропы, на небольших кустиках висели колокольчики с разноцветными лентами, и они, покачиваясь от слабого ветерка, вторили песни ветра, которая лилась где-то наверху. Я сбавил шаг, и потянул на себя Мирабэль, удостоверившись, что поблизости нет людей. Я сделал привычный жест пальцами, от чего череп на груди вспыхнул и мы телепортировались. В один миг мы оказались за цветущей сакурой у входа в цветочный сад.

Мирабэль, ахнула, когда перед нами выросла арка, состоящая из цветов и других растений. Когда мы вошли через нее в сад, то оказались в огромном тоннеле, возведенном из разнообразных цветов. Вьющиеся растения разноцветными гирляндами свисали свысока. А аромат стоял густой и приятно ласкающий нюх. Я улыбнулся, наблюдая, как все это чудо нравится идущей рядом Мирабэль. Когда мы преодолели длинный цветочный тоннель, перед нами предстал фонтан с плавающими на дне красными рыбками.



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться