Личный сорт Яда

Размер шрифта: - +

Глава 29. Нападение тварей.

Около сотни вампиров, глаза которых неизменно были окрашены оттенками красного, ступили на обугленную землю, утопающую в застывающей, кое-где бурлящей жиже.

- Какая мерзость… - буркнула одна вампирша, фыркнув с отвращением.

Все вампиры, обладающие прекрасным нюхом, тут же поморщились, когда порыв ветра принес пыльное облако, пропитанное запахом сери и гари. Откуда-то сверху послышался шорох крыльев, и подопечные Виктора Наранака вместе посмотрели наверх. Сквозь черные небеса не видны были даже очертания тех, звуки крыльев которых все стоящие внизу отчетливо слышали.

- Хорошо, если осколки мертвого демона сработали. И ангелы тени смогли проникнуть сюда. Без них будет туго... – Виктор задумчиво всматривался в черные тучи, пронизанные красными всполохами молний.

- Да уж, не только ангелы тени могут летать. Очень много видов летающих демонов. – буркнул граф Джером Морелье, и нахмурившись, посмотрел вдаль. – Нам всем предстоит заварушка, в которой, вероятно, демоны придут во всеоружии.

- Они уже пришли. – коротко произнес Виктор, молча кивая своим подданным, и устремляясь вперед. – Я в какой-то мере уже пожалел, что ввязался в это дело и явился сюда…

- У тебя ведь были свои мотивы… - буркнул граф, сравнявшись с главным вампиром. – Ты ведь во всем видишь свою выгоду, не так ли?

- Придя сюда, я ничего не получил, а рассчитывал узнать ответы на скопившиеся вопросы. Проживая такую долгую жизнь, приходится искать в ее серых и однотипных красках что-то привлекательное. То, что заставит идти дальше и стремиться к чему-либо. Женщину, с которой не устанешь проводить ночи… пищу, вкус крови которой может будоражить твое воображение. А еще лучше, если эта самая женщина может жертвовать своей кровью ради того, кому предана…

- О, да… знаю я, о какой преданности ты говоришь. – усмехнулся Джером, покосившись на коренастого и статного вампира, идущего рядом.

- Преданность… у человека к вампиру, она своего рода уникальна. Жаль, что люди - смертные, и не так долго живут. Вроде ты начинаешь чувствовать себя счастливым и горы готов свернуть ради нее одной… одаривать ее стремишься каждый день, и балуешь ее. Ради улыбки. Ради порции ароматной крови…Но знаешь, что скоро тебе придется ее потерять. А знаешь, каково это, когда ты, упиваясь ею, и испытывая оргазм, впиваешься в бешено стучащую венку на шее любимой женщины, и от этого ее, да и твои стоны, становятся слышны всем в округе.

- О, Боже. Мне не хотелось знать такие подробности, Наранак. – граф рассмеялся, стукнув кулаком по плечу идущего рядом вампира. - Да ты извращенец. Что ты можешь знать о любви.

- Можно подумать, что у тебя самого не было таких моментов во время этой скучной и бренной жизни. Признайся сам, хотя… не стоит, мне и так известно. О твоих блондинках мне давно было известно. Ты ведь еще и вампир, не забывай об этом, а мне известно все о моих подопечных. Вся подноготная. – Джером нахмурился, отвернув свое лицо в сторону, делая вид, что пытается что-то разглядеть вдали. - В городе тогда думали, что поселился блондинистый маньяк. Благо, глупые смертные не смогли выйти на твой след, да и даже если бы смогли, ты бы выкрутился.

- Хм… - задумчиво протянул он. – Давай не будем говорить о пристрастиях, впереди нас ждет нелегкая битва. – Джером обернулся, осмотрев внимательным взглядом идущих позади приспешников Виктора Наранака. – Половину, а то и больше, мы сегодня можем потерять.

- Если так думать, можно просто сдаться и не выигрывать эту войну. И даже не пытаться что-либо предпринимать. – темная бровь Виктора насмешливо поползла вверх. – Я готов сделать вызов. Хотя, не спорю, мне тоже страшно. Пусть и скучная, монотонная и лишенная красок жизнь у старого вампира, которому приходится управлять кучкой необузданных подопечных… в моей жизни были и яркие пятна. Одно было рыжее. И звали ее Себора.

- Керанас?! – рассмеявшись, Джером похлопал Виктора по плечу.

- Да. И, не поверишь, сначала я влюбился в запах ее крови. Бурлящей и жгучей, ведь она необыкновенная. Но однажды эта бестия приняла решение, что я всего лишь кровопийца, готовый упиваться ее кровью ежедневно, и не ценящий ее исключительность, как личности. И она ушла… проклиная меня и ненавидя всем своим мятежным сердцем. Но я не стану отрицать... - задумчиво протянул Виктор, посмотрев куда-то вдаль. - Мне всегда было ее мало, и я вел себя, как маньяк, не лучше тебя.

- Старик Люций говорил, что она та еще бестия и не верит никому… и сердце ее черство из-за тебя.

- Н-да, ненависть ко мне у этой семейки оборотней передается через кровь, по поколениям. – Виктор улыбнулся, внимательно посмотрев себе под ноги, но тут же быстро поднял голову в сторону раздавшегося неподалеку треска.

Отряд вампиров уже успел достигнуть погоста, располагавшегося на холме, и перед их глазами развернулось сражение. Как раз в тот момент, когда раздался неприятный треск, они увидели, как рыжеволосая женщина, которую откинула прочь оскалившаяся адская гончая, в полете превратилась в приличных размеров лису. Ее рыжий хвост, по цвету, как последние лучи заката, нервно вилял из стороны в сторону, и из ее оскалившейся пасти раздавался громкий рык. Виктор растерянно остановился на полушаге, и встал, как вкопанный, жадно рассматривая объект своего обожания.

Приспешники Наранака, оскалившись и глухо зашипев, бросились вперед на стаю адских гончих и начали сворачивать им шеи. Эти твари с хрипами, одна за другой, падали на землю от опытных в молниеносных сражениях вампиров.

- Чего же ты не поможешь своему рыжему пятну? – рассмеялся Джером, расправляя костистые крылья, и одним взмахом взлетая в воздух.

Виктор растерянно моргнул, словно отходя ото сна, и, кивнув, крикнул вслед удаляющемуся графу:



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться