Лифт в преисподнюю

Размер шрифта: - +

Куча тряпья

Квартира выглядела складом таблеток, пузырьков с лекарствами и использованных носовых платков.

Второе место по «частоте присутствия» занимали фотографии. В основном, детские, но, имелось и несколько старых черно-белых снимков со взрослыми. Фотокарточки стояли и висели на стенах в дешевых золотистых рамках, купленных, скорее всего, в девяностые годы на рынке у «челноков». Из увиденного Саша заключил, что, вероятнее всего, здесь жил пенсионер.

«Видимо, бедняга заболел и умер. — возникла в голове версия. — Не смог сам вылечиться, или не нашлось нужных лекарств? Пожалуй, и то и другое. Плюс всё случилось, когда «мир пал» и умирать старику пришлось в одиночестве. Без детей и внуков, смотревших на него с фотографий, которые как он надеялся, сумели спастись. Но я уже не смогу его разочаровать, насчет их судьбы. — на душе у Саши стало неприятно от этой истории, всплывшей из прошлого. — Так печально. Умереть одному от какой-то простуды. Или другой хвори».

Саша подошел ближе к покойнику. Из-под подушки торчал градусник. Возле подбородка иссохшая рука сжимала носовой платок или какую-то тряпку, заменявшую его. Лицо почернело и засохло. Кожа стянулась, обнажив зубы и, одновременно «съехала» вниз. Теперь лицо выглядело высушенным и стянутым к левой стороне, на которой он лежал.

«Если это простуда, — подумал Саша и направился к двери в квартиру, — то вряд ли микробы до сих пор живы. Хотя это только мое предположение. — Он закрыл входную дверь. — Но все равно, лучше проветрить».

Саша приоткрыл окна на кухне и балконе и вернулся к мертвецу. Подушка и диван под ним, пропитались гнилью, и, кажется, даже успели засохнуть. Как ни странно, Сашу не тошнило. Он испытывал внутренний дискомфорт лишь из-за того, что смотрел на старика и видел в нем себя через какое-то время.

В зале стояла большая, опять же из «девяностых», «стенка». На ее полочках за стеклянными дверцами хранились фотографии, книги и праздничные сервизы. Читать пропагандистские издания, что хранил старик, пожалуй, было вредно для мозга, но Саша знал, что сделает с этой «горящей» находкой.

Он улыбнулся и прошел во вторую комнату. Ему почему-то стало жаль этого старика.

«Печальная судьба — умереть совсем одному. Такого не замечаешь в жизни, но привык видеть по телевидению, которое теперь не работает. Правда, похоже то, что оно так долго и упорно транслировало, начало сбываться».

В маленькой комнате у окна стояла двуспальная кровать. Светлое постельное белье на ней оказалось выпачкано черно-красного цвета грязью. Слева от кровати в кучу возле окна были свалены картонные коробки, куртки и несколько одеял. В комнате еще имелись комод, пара полок и тумбочка с небольшим телевизором, стоявшая у входа. Полки занимали книги, несколько небольших коробочек, и всякая мелочь типа ключей, батареек и чеков.

«Скучно и безнадежно».

Жалкий вид комнатушки и, уже на первый взгляд, явное отсутствие нужных вещей нагоняли на Сашу тоску.

Он открыл тумбочку под телевизором и увидел диски для DVD-проигрывателя и фонарик. Взяв последний в руку, Саша понял по его весу, что батарейки отсутствуют. Однако у фонарика не было и кнопки включения, только какая-то большая «клавиша» снизу. И тут он вспомнил, что это за приспособление — для него не нужны были батарейки! Найденный фонарь работал, при нажатии на клавишу снизу, как динамо-машина. Саша довольный своей находкой начал сжимать разжимать фонарик. Лампочка — маленький светодиод, загорелась, подарив ему слабый свет от надежных китайских тружеников.

«Кстати, а как там в Китае? — задумался он вдруг. — Там же почти два миллиарда людей жили раньше. Сколько интересно у них бывших? И удалось ли хоть там правительству, как-то сохранить цивилизацию?»

Улыбка сползла с лица Саши, когда он заметил, как в куче тряпья у окна что-то зашевелилось. От испуга его тело, словно, пронзило электрическим разрядом.

 «Что это? — но не успел он задать себе этот вопрос, как куча снова «вздрогнула».

«Кот?»

Саша сидел на корточках перед тумбочкой. Стараясь не создавать лишнего шума, он положил в карман найденный фонарик и застегнул молнию. Достал перчатки из другого кармана и надел их. 

«Но как кот мог забраться в кучу тряпья так глубоко? Она слишком большая и тяжелая, чтобы такой маленький зверек мог ее двигать», — пытался разгадать загадку таинственного существа Саша.

Поднимая свой топорик с тумбочки, он случайно задел телевизор.

Чикс!

И кто-то в куче тряпья «вздрогнул».

В качестве эксперимента Саша повторил удар несколько раз, и ответом на его шум всегда было движение неизвестного существа. 

Вот так вот.

Не разобравшись с этой проблемой, уйти он отсюда не имел права. Вопрос элементарной безопасности. Оставь Саша эту «штуку» здесь сегодня, она придет к нему завтра вместе «камнезубыми друзьями». К тому же, теперь это существо тоже знает, что здесь кто-то есть, поэтому дарить ему право на «третью жизнь» нельзя.

«Оно останется неподвижным. Навсегда», — решил Саша и бесшумно вышел из комнаты. Он прошел в коридор и закрыл входную дверь на щеколду. Если с ним что-то случится, то существо не должно суметь выйти в подъезд.

Права на ошибку или трусость у него не было.

— Что ж, если ты «бывший», то я сделаю тебя бывшим вдвойне, — со странной уверенностью Саша двинулся в комнату, в которой его кто-то ждал.



Людвиг Старчевски

Отредактировано: 11.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться