Лиходей-Команда Z44-6

Размер шрифта: - +

Глава 8.

 

               Глава 8. День Пятый. У нас гости!

 

Сегодня я проснулся никак всегда, а немного позже, потому что уже рассветало. На моём плече как на подушке разметав волосы, спала Таня. Я невольно залюбовался подругой, и она словно почувствовав мой взгляд, тоже проснулась.

– Доброе утро родная! - улыбнулся я, обнимая её.

– Доброе, - поцеловала она меня, - не лапай меня! Джени, почему меня не разбудила, она, что всю ночь дежурила?

– Первую половину точно нет, она здесь была, я помню, - ухмыльнулся я, вспоминая ночь и быстро натягивая штаны и футболку.

– Не скалься, - получил я подзатыльник, - замучил бедную, она, поди, на посту уснула.

Я схватил кобуру, и ботинки выбрался наружу. В лагере было тихо, костёр не горел, коптильня тоже не дымила. Зита и Нарияко сидели у очага и тихо беседовали. Я подошёл сел рядом и спросил, натягивая ботинки.

– Что-то случилась?

– Джени запретила нам разжигать огонь, и велела вести себя тихо, она кого-то там, у озера увидела.

– А нас разбудить?

– Да мы как раз собирались, Джени сказала, что время терпит, - сказал Нарияко.

– Пойду я лучше её саму спрошу, - я выпил холодный чай, поданный Зитой, и, поблагодарив кивком, пошёл на пост.

Джени стояла в тени скалы и смотрела на озеро, выдвинув свой прицел и добавив к нему оптику.

– Проснулись мои сладкие, - улыбнулась она.

– Джени в чем дело, ты почему меня не будила, ты же всю ночь не спала, - пожурила её, обнимая Таня.

– Не шуми, - коснулась её щекой Джени, - спала я, немного. Жак меня только полчетвёртого разбудил. Они с Нарияко решили, что неудобно нас тревожить, когда мы только что угомонились.  Мне было очень стыдно за нас, - потупилась она.

- Ну, пошумели чуток, - пожал я плечами, получая свой поцелуй. - Рассказывай!

– Машина пикап с клеткой, в клетке сидят люди. На крыши кабины пулемет. Вооруженных людей, всего пятеро.

– Лагерем стали или проезжие? - спросил я.

– Похоже, что позавтракают и дальше поедут. Они капот подняли, воду доливали. Но самое главное не это, в клетке сидит женщина, японка или китаянка. Дать им просто уехать, не выйдет, Хонда, если узнает он нам не простит, да мы и сами себя не поймём!

– А поговорить, - без особой надежды спросил я.

– Там среди них один из тех уродов, что, мня на поляне трахнуть, пытались.

– Ясно, ладно пошли за разгрузками, будем валить их. Вам винтовки мне автомат, а Иван и Жак пусть здесь лагерь прикрывают, мало ли.

– Правильно пошли, - тряхнула головой Таня, у нас и так дел полно, ещё они тут.

Собрались мы быстро и, делая полукруг, тихо добрались до опушки. - Давайте к тому дереву, - показала рукой Джени, указывая рукой в сторону.

Возле машины сидела компания из пяти мужчин и одной голой женщины. Невысокая, молодая толстушка аппетитных форм, прислуживала мужчинам, постоянно получая шлепки. Один из мужиков, одетый лучше всех, в халат, штаны и рубаху, на руках браслеты, что-то говорил остальным. Те только почтительно кивали, соглашаясь с главарём. Завтрак подходил к концу, главарь поднялся и пошёл к лесу.  Наш знакомый с поляны, задал ему вопрос, тот согласно кивнул. Главарь, отойдя метров на сорок, снял халат и, растлив сел на него сверху. Приняв какую-то позу из школы йоги начал медитировать. Наш знакомый отдал приказ женщине, та дёрнулась, сжалась, но схлопотав оплеуху, опустилась на колени. Я по кивку Тани отполз левее и взял главаря на прицел. Мужик тем временем под гогот компаний спустил штаны. Даже пулеметчик, оставив пост, спустился к остальным.

- «Вот не прёт ему, - подумал я, это мы его сейчас опять завалим, со спущенными штанами, Карма!».

Я глянул на подруг, Джени показала три пальца. Я кивнул раз, два, три выстрела слились в один. Я выстрелил ещё раз в главаря, я попал дважды, но он не растаял. Он заорал «Лют» поднял руки и ударил браслеты друг о друга. И истаял! В двухцветной вспышке, поднимающейся вверх, - читер! - подумал я.

У машины было тихо, только голая женщина стояла на коленях с открытым ртом. Оружие осталось стоять в пирамиде, а пулемет на крыше. Мы направились к женщине, я поднял по дороге халат и сандалии главаря, в кармане был жетон, штанов, с рубашкой не было.

- Ты рот бы прикрыла, - посоветовала толстушке Таня, - фраера кончились, а мух ещё нет.

– Вы кто, - отмерла толстушка.

– Technische Hilfs-Werk! - пошутила неудачно Джени.

Женщина немецкий не знала, но слова «Технише и Хильфе» поняла по-своему. Она была видно родственницей той горожанки из анекдота. Та, приехав в деревню и вернувшись с прогулки, жаловалась родственнице, - «Ну и бабы у вас тут, я у колодца кое-как от семерых отгавкалась»! Она поняла, что теперь в безопасности, и начала качать права.

– Так вы с тех поддержки!? - заорала она, - вас, где черти носят!? Меня за последние сутки пять раз изнасиловали, группой! - Где моя стартовая экипировка и оружие. Я вас за нарушение соглашения засужу.  Я эту долбаную кнопку помощи, сто раз уже нажала, и всегда это дурацкое сообщение.

"Ваш запрос не может быть удовлетворен! Вы уже находитесь в списке на ожидание доступа к внешним информационным источникам!"

Все это она говорила на русском, и со скоростью пулемета. Так что Джени со своим знанием русского за ней не поспевала и растеряно, смотрела на нас.

– Это, - вставил я слово, когда она вдохнула, - вы нас неправильно поняли. Мы техническая помощь, если у кого машина сломается, как вот эта! -  Я ткнул в пикап, - ему требуется ремонт. И вот, одежда в качестве компенсаций, стартовый комплект. С оружием решим, можете себе дубинку в лесу выломать, - я кинул ей халат и сандалии.



Николай Бауэр (Лиходей)

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться