Лиходей-Команда Z44-6

Глава 15.

 

Находка!

 

Сегодня среди ночи нас никто не будил! И мы мирно проспали до утра. Душ — это хорошо, но по утрам я предпочитал поплавать в озере. Это куда интереснее и полезнее в смысле прокачки, да и просто приятно. Искупавшись, я слил всю ману, выпустив два десятка взрывных шаров в прибрежные скалы. Жак и Барби кое-как одетые, но с автоматами наизготовку, увидев причину безобразия, тихо ругаясь, отравились одеваться. Подъем он и есть подъем, у нас времени было столько же, сколько у них, раз мы втроём успели выспаться то и остальные должны. Довольный собой я достал из Мерса дорожные конусы. Дрова в “Цитадели” имелись, и к завтраку конусы были прикручены к метровым чуркам, теперь дело было за якорем. Вот тут встал вопрос, чем крепить? Жалко резать канаты или стальной тросик, нам ещё мачту на баркасе крепить надо. Под конец махнул рукой и отмотал несколько метров стальной проволоки. В гараже лежала целая бухта, а якорями послужат камни, поныряем, поищем на месте. Зодиак хоть и резиновый, но не безразмерный. Иван с нами не пошёл, сказал, что покачается в бухте. Ему надо разбираться со сводами, раз людей ему дали. Он собирался обсудить сегодня зоны ответственности для каждого. Проводив группы Эдика и Жака, мы загрузили зодиак и отправились к ближайшему рифу. 

– Первый раз мы одни выбрались, даже без детей — улыбнулась, сидевшая на носу лодки Таня, — Знаете, мы тринадцатый день в ковчеге, а я воспринимаю Хонду как сына.  

– Ну, так он и есть наш, да и Дашка тоже, — согласилась с ней Джени. - У меня семьи никогда не было, я у родителей одна была. А свою вот только здесь завела, зато сразу всё: муж, подруга и дети. И мне это нравится, у меня такой бурной жизни сроду не было. Нет, как-то одну клиентку пытались выкрасть, я еле тогда отбилась. А в основном тоска, да масленые взгляды нанимателей. 

– Это хорошо, что вам хорошо! — я заглушил мотор и взял в руки весло, — мне тоже здесь нравится. И вы, это самое дорогое для меня в этом мире, ну а Хонда он нас родителями и считает. Таня бросай якорь, надо камень искать.  

Мы надели маски и принялись обследовать дно. В ковчеге нельзя получить умение просто ныряя. Умение нужно найти и выучить, как это сделал Иван. Вот он мог тренироваться и каждым разом погружаться на более длительное время. Мы же должны каждые полторы минуты дышать, иначе начиналась потеря хитов с нарастающим темпом. Так что пришлось цеплять баллоны, и нырять с аквалангами, благо проблем с их заправкой не было. В комплекте к аквалангам из Мерса, шёл фильтр воздуха и компрессор. Камень нашёлся как по заказу, даже с отверстием. А ещё говорят, «первый блин комом», да и буй вышел на загляденье. Верх лёгкий низ тяжелый, он возвращался в исходное положение как «Ванька-встанька». Так назвала его Таня, на вопрос кто он такой этот самый Ванька, она пояснила. 

– Была игрушка такая, не электронная, а простая круглая кукла. Там груз внизу был, и как ребёнок её не толкает она всегда встаёт на ноги. Ноги, там нарисованные, вот и ты Ваньку-встаньку и сделал. 

– Он у нас вообще молодец! — прижалась ко мне Джени — Думаешь ночью его видно будет? Надо на другой стороне ещё один поставить, этот риф для нас самый опасный. 

– Увидят, луна здесь большая, света даёт много! — убеждённо кивнула Таня. Она пока не решалась нырять, и наблюдала за нами с лодки, — Кто смотреть будет, тот увидит и без фары.  

– Можно ещё катафоты с велосипедов снять и на вершину закрепить, — предложил я — Ладно, здесь поставим два, пусть будут. 

Не знаю, как в старом мире, а в ковчеге под водой было на что посмотреть. А может наше озеро, рисовал хороший художник, водоросли и рыба в прозрачной воде, это красивое зрелище. Управившись с первым рифом, двинулись к самому крупному обломку скалы, торчащему из воды. Здесь тоже нужны два буя, Таня отмечала безопасные маршруты мимо рифа. Со вторым якорем сразу не заладилось, камень или сильно лёгкий, или наоборот тяжелый. То проволоку не закрепишь, я начал заплывать подальше, стараясь найти подходящий. Джени ныряла чуть в стороне, когда я нашёл искомое, то отплыл уже порядочно в сторону. Джени возвращалась назад тоже не с пустыми руками, но не с камнем, а с куском железа. Электронный блок какого-то агрегата или аппарата, даже куски проводов висят снаружи. Джени отдала находку Тане, сама взяла подводное ружьё и нырнула снова. - «Рыбак, с голоду мы с ней не пропадём», подумал я, прикручивая камень. Таня принялась очищать находку от слоя грязи. 

– Китайские или японские иероглифы, - рассказывала она, — Может, попробуем вскрыть? 

– Нет, оставь, пусть обсохнет, в “Цитадели” Дашке отдадим, пусть посмотрит. — Остановил я её — Мало ли, вдруг там внутри жесткий диск, или чип. Дай мне ружьё, гляну, чтобы Джени не сожрали. 

– Осторожно там, ладно, — попросила Таня. 

Я нырнул, высматривая мою амазонку, Джени кого-то выцеливала, притаившись за камнем. Я подплыл поближе и обомлел, в нашу сторону, плыл клубок зелёных угрей. Шесть особей сцепившись в клубок и крутясь в воде, двигались в сторону рифа. Помня о параличе, которым они могли нас атаковать, я потянул Джени за руку, показывая вверх. Она отрицательно замотала головой, показывая жестом, что она хочет сама ударить своим умением. Ладно, я активировал щит и принялся ждать. Когда клубок угрей был от нас в трёх метрах, Джени атаковала умением. Танец прекратился, и весь клубок застыл скованный параличом. Джени рванула вперёд, выхватывая нож, и я последовал за ней. Выйти из стана угрям мы не дали, обезглавив тушки ножами. Затащив угрей в лодку, мы осмотрели добычу. Все угри были крупными зрелыми особями, одна самка и пять самцов. Это мы определили по икринкам, они имелись только у одной особи. Но размерами все они уступали тому, который одарил Джени умением. Завернув их в мокрый кусок брезента, решили, поставит ещё один буй, в километре отсюда и возвращаться. Камень для якоря мы нашли быстро, и всё прошло без задержек. Потом мы уговорили Таню нырнуть с аквалангом, она сперва мялась, но потом, пересилив страх, наконец согласилась. 




Пожаловаться