Лиходей-Команда Z44-6

Глава 48.

   

    

 Будни абордажников.

 

Таня и Джени, опросив женщин, узнали, что двух из них, поймали сегодня в лесу, где они собирали ягоды, и они бы хотели вернуться назад. А шесть других женщин, взяты как оплата дани в посёлке. Они помнят только последние два-три дня, проведённые взаперти.

– Даже если их отпустим, – в следующий раз они снова будут здесь. Они ничьи и местным проще отдать их, чем воевать или отдавать своих, – сказала Таня. – А мы помочь им не можем, они нас на марше тормозить будут.

– Марша не будет. – ответил я и пояснил, – Баржа почти такая же, как и наше Корыто. Грузим на борт пони и уходим вниз по реке, насколько хватит солярки. Женщин можем взять с собой, потом дальше по реке высадим. А как солярка кончится - дальше пешком, может ещё и баржу продадим. Да, надо с одно самой толковой поговорить, Туру подруга нужна.

– Он мало того, что пират, так ещё и сводник! - возмутилась с улыбкой Джени, – Я поговорю! Вон та рыжая, просит взять её собой, хоть в качестве кого. Пойду, Тура спрошу, как она ему, вдруг он рыжих не любит.

– Можешь не спрашивать ему сейчас пофиг, – махнула рукой Таня. – Тем более, что она почти голая. Лошадок, чем кормить по дороге будем? Пасти придётся их по ночам.

– Девчатам по ножу и пусть свободу отрабатывают! Трава на поляне по колено, – предложил Грым. – Тура на пост - пусть невесту охраняет. Стожок нарежут, я там ещё яблоню видел, яблоки лошади любят. Баржу как будем брать, чтобы не пострадала?

– Закидаем сонными бомбами, их у нас два десятка, а тех, кто пошустрей - постреляем, – огласил я план. – На абордаж пойду я и Грог, у нас только два противогаза, оба большого размера. Идём, место глянем, Таня займётся заготовкой фуража, а Грог идет с нами.

 

Утром, позавтракав на скорую руку, мы ждали баржу на стоянке. Пленники во главе со Стивеном и Туром стояли с накинутой на шею верёвкой и каждый держал кусок верёвки в руках. Саша и Богдан, одетые в униформу погибших, стояли рядом с Витольдом. Витольдом звали нашего языка, его мы сейчас выставили, на всеобщее обозрение. Последнего бойца изображала Вероника, держась подальше от берега в роли часового. Мы с Грогом сидели в вырытом и замаскированном за ночь окопчике, готовые в любой момент метать сонные бомбы.  Ну а Грым с девушками, заняли позиции для стрельбы. Капитан баржи был пунктуален и вскоре мы услышали стук двигателя.

«Работает ровно, без ненужных покашливаний», – отметил я.

 Это хорошо, ремонт мне делать и некогда и нечем. Тех, кто останется в живых, бросим спящими на берегу. Глубина здесь была приличная и баржа, сбавив ход, повернула к берегу.  На носу стоял лишь один мужик, остальные дремали, подложив под головы рюкзаки. Прикрыв наблюдательное отверстие травой, я натянул противогаз. Метать бомбы нужно по правому борту напомни я себе, ветер будет сносить газ в сторону. Бомбы сами производить мы не могли, несмотря на полный рецепт, это были трофейные, взятые на Корыте у Трума.

– Витольд! Я потрясён! И ты и твои бездельники уже на ногах и даже одеты, невиданное дело! – у говорившего, несмотря на раннее утро, настроение было отличным.

– Причаливайте шустрей и борт открывайте, спать хочу, сил нет, - выдал Витольд условную фразу.

Враз хлопнули четыре выстрела и мы с Грогом, поднявшись, метнули бомбы. Баржа уже по инерции, с работающим на холостых оборотах двигателем, ткнулась в гальку. Я выхватил Вальтер и рванул к борту баржи, палуба была полна газа. Кто-то пытался подняться и исчез, растворяясь во вспышке. Таких крепких было немного, газ жрецов штука коварная и валит с ног после первого вдоха. Грог, открыв люк, ведущий к трюму, закинул туда бомбу, а я кинулся к рулевой рубке. Пострелять нам не пришлось, сидящие в засаде четыре снайпера сделали всю работу за нас. На палубе остались только пять спящих парней. Да и в трюме, кроме восьми спящих женщин, нашёлся только один охранник.

– Борт опускаем и за работу, женщин на палубу, с ними потом разберёмся, – приказал я, подхватывая белокурую молодку. Мы управились за час, благо, груз был упакован и увязан, и ждал на берегу в кустах. Десяток больших мешков травы и два мешка яблок. Такую толпу народа и животных надо кормить. Спящих бойцов повытаскивали на берег и бросили. Стивену, его напарнику и двум женщинам, остававшимся на берегу, выдали стволы. Джени выбрала среди трофеев пистолет и автомат с магазином, торчащим в бок, и отдала это им.

– Спасибо, и счастливо вам, – попрощался с нами Стивен.

– Ты своим скажи, пусть думают, как отпор Гуру дать. Он скоро вас всех рабами сделает, откупаться всю жизнь у вас не выйдет, – посоветовал я на прощанье, но это не моя война, пусть сами решают.

Я вывел баржу задним ходом на глубину и дал газу. Осмотр на скорую руку показал, что за баржей смотрели, а три железные бочки солярки радовали перспективой долгого плавания. Пони вели себя спокойно, Таня уложила их, успокоив. С ними проблем не будет, они привычные. С такими хозяевами как мы, даже коню нужно быть фаталистом и смотреть на мир спокойно. Мегеры с Мегером с нами больше не было, Таня дала им команду идти на юг, как долго она с борта баржи сможет их контролировать и смогут ли они обойти город, мы не знали. Но это не собаки, а дикие звери, неизвестно, как они поведут себя в тесноте трюма.




Пожаловаться