Лихоловы

Размер шрифта: - +

Глава 12

Выгоревший лес, накануне так удививший Ксандера непривычной яркостью освещения, остался далеко в стороне, однако Пуща и сегодня была изумительно светлой. Должно быть, в мире за пределами леса сейчас стоял ослепительный золотой денек.

— Ничего себе, какое солнце яркое, — подивилась и Лада, с удовольствием поигрывая своим чудом вернувшимся ожерельем и любуясь, как оно поблескивает в тонких столбиках пробившегося сквозь кроны света.

Чем дальше они шли, тем светлее становилось. Ксандер начал думать, что они все-таки сбились с пути и вот-вот снова обнаружат под ногами волнистые узоры змеиных следов, когда деревья чуть расступились, и стало видно, что черной гари впереди нет.

— Похоже, там дальше река или озеро, оттого и светло, — сказала Лада и прислушалась. — Воды не слышно. Значит, озеро. Может, там где-то подсказка будет? Не может же это снова испытанием водой оказаться...

Они прошли еще немного и обнаружили, что впереди лежит не водоем, а нечто более неожиданное: дорога. Ксандер раздвинул густо сплетшийся орешник и вышел на обочину.

— Настоящий тракт! — воскликнул он, оглядевшись. — Широкий, мощеный! Где же это мы?

Лада ковырнула мыском сапога один из булыжников.

— Не знаю, — растерянно ответила она. — Если мы шли все время вправо, то это, выходит, где-то на восточной окраине Пущи, я не бывала в этой стороне.

Ксандер не бывал тем более, но видел много карт и теперь изо всех сил старался сообразить, где же они оказались.

— Я не помню, чтобы через Пущу шла другая дорога, кроме Столичного луча, — сказал он, оглядываясь. — Этот тракт не чинили уже лет двадцать, камни совсем старые. Может, это какой-то заброшенный путь…

— Куда нам нужно идти? — Лада тоже огляделась, безрезультатно ища какой-нибудь знак. — В ту сторону или в эту? Или, может, дальше в лес?

Пуща вздымалась по сторонам от дороги, огромная, бесконечная. Они столько дней шли, шли — и что же? Ксандер внезапно ощутил страшную усталость. Кого они надеялись найти в этих дебрях? Какие у них вообще есть улики, на что они опираются? На песни, народные байки и собственные домыслы! Да они оба, похоже, совсем сошли с ума!

— Нужно поискать по сторонам, — изо всех сил стараясь бодриться, воскликнула Лада. — Может, нам сюда и надо было попасть от того куста. Ты подумай: сначала мы шли направо до реки, мимо уж точно не прошли бы, а дорога — она ведь как река, тоже немаленькая вещь. Возможно, что бы там ни было за указание у того куста с ягодами, оно сюда нас и отправило бы?

— Возможно, — без энтузиазма согласился Ксандер. — Но что дальше? Нам нужно куда-то идти по дороге?

— Давай разделимся, поищем по сторонам, — предложила Лада. — Я в ту сторону пойду, ты в другую, если кто найдет что-то, возвращается сюда. Тут приметный дуб стоит, гляди. Ничего не найдем — тоже сюда вернемся, как солнце прямо над дорогой повиснет.

— Можно просто крикнуть, если что-то найдем, — предложил Ксандер.

Лада покосилась на ближайшие деревья.

— Лучше не шуметь очень уж, — ответила она. — Дорога — это хорошо, конечно, значит люди тут бывают, но Семь сил знают какие.

— Думаешь, разбойники? — спросил Ксандер.

Это было возможно, но после бесконечной угрозы куда менее понятного свойства, угрозы, которую источал сам лес, мысль о встрече с понятными, человеческими разбойниками озаботила Ксандера на удивление мало.

— Мы вряд ли похожи на заманчивую добычу, — со смешком сказал он. — Скорее сами сойдем за бандитов. Лучше не разделяться, у меня есть оружие, если вдруг нападут, я смогу защитить нас обоих.

Помедлив, Лада помотала головой.

— Некогда, мы и так уже болтаемся по лесу невесть сколько времени! Ты сам сказал — Аннику забрал свихнутый кто-то. Думаешь, долго еще он согласится нас дожидаться? Давай уже, идем.

И она зашагала по дороге прочь, живо крутя головой по сторонам. Помедлив, Ксандер пошел в противоположную сторону.

Было тихо. Мощеная дорога непривычно твердо и гулко встречала его шаги. Сохранилась она и правда ужасно: больше половины камней нет на своих местах, сглаженные временем рытвины полны дождевой воды, между уцелевшими валунами тут и там торчит трава, кое-где доходящая Ксандер почти до колена. Лес, разрубленный трактом надвое, очень старался зарастить эту рану — кусты и древесный молодняк съели уже изрядную часть дорожной ширины. Изредка с разных сторон доносились птичьи голоса, тихо шелестели ветви на слабом ветру. Это все, конец пути? Где-то впереди вот-вот завиднеется охраняемая чудовищем сказочная башня с Анникой в оконце? А если нет, то что в этот раз будет подсказкой? Когда взгляд Ксандера зацепился вдруг за что-то красное среди кустов, сердце у него пропустило удар, но оказалось, что это просто красный палый лист запутался в ветвях, а не очередной лоскут красного платья. Он в который раз принялся перебирать испытания. Огонь — понять смысл стихотворения. Земля — вырыть фигурку на кладбище, камень — дойти до каменной головы и отправиться вправо, вода — переправиться через реку. Остались Кость, Железо и Соль. Что из этого можно было оставить здесь?

Ничего не приходило в голову, мысли метались бесполезно многоголосой стаей, каждый шорох и хруст заставлял Ксандера рывком оборачиваться и хвататься за оружие, и постоянное это напряжение мешало думать. Как дела у Лады, интересно? С той стороны, куда она ушла, не доносилось ни звука, но, может, они просто разошлись уже слишком далеко, и случись что, он просто не услышит? Ксандер напряженно посмотрел на солнце. Еще рано возвращаться. Встряхнувшись и отогнав от себя ненужные мысли, он зашагал вперед.



Полина Земцева

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться