Лилия инков

Размер шрифта: - +

Глава 3

Когда подходили к дому, ночь уже полновластно владела городом. Ей ещё сопротивлялись уличные фонари и лампочки у подъездов, как маяки, показывая людям, куда идти. Но в неровном свете казалось, что город обретает второе дно, третий слой и четвёртое прочтение.

У подъезда малыш вдруг толкнулся, словно что-то увидел, и через миг неистово забился. Анна Юрьевна охнула и остановилась. Она упала бы, хорошо, Пётр Ильич поддержал.

– Что случилось? – с тревогой просил он.

– Малыш… – ответила Анна Юрьевна, когда у неё появилась возможность перевести дыхание.

– Пойдём на скамейку… Или дойдёшь до дома? – спросил Пётр Ильич.

– На скамейку… – прошептала Анна Юрьевна, понимая, что хочет не на ту, что возле их подъезда, а куда-нибудь подальше. Это желание испугало её.

– Чёрт, кольцо что-то жмёт сильно, – пожаловался Пётр Ильич, сметая со скамейки мокрый снег и оглядываясь – чего бы подстелить, но ничего не находя.

– Мне тоже сжало палец, – согласилась Анна Юрьевна. Она уже готова была сесть и на мокрую скамейку – малыш, казалось, не просто пинался, а колесом ходил. – Да что это с ним?.. – всхлипнула Анна Юрьевна, поглаживая живот.

– Давай успокоимся и подышим, – предложил Пётр Ильич, усаживая жену на кое-как очищенные доски. – Вдох, выдох. Смотри на меня… Вдох, выдох… Давай, медленный вдох и медленный выдох…

Анна Юрьевна заставила себя отвлечься и посмотреть в глаза Петру Ильичу. Стало спокойно и она задышала вместе с ним – вдох, выдох… вдох, выдох…

Малыш успокоился немного, но всё равно был встревожен. И Анна Юрьевна понимала, что вслед за первым сейчас вполне может начаться второй… приступ?.. взрыв?.. всплеск?..

Она не знала, что это такое было, но ей почему-то хотелось оказаться подальше отсюда. И было странно и тревожно от этого желания.

– Ну что, полегче стало? – спросил Пётр Ильич. – Дом вот он. Может, потихоньку дойдём до квартиры и скорую вызовем? А то простынешь – ноги мокрые и скамейка холодная…

Анна Юрьевна вздохнула, понимая, что это логично, что дом в двух шагах, что там тепло и хорошо, как только может быть хорошо в любимом доме рядом с любимым человеком. Там родные запахи, с любовью подобранная обстановка… В холодильнике вкусная еда… Есть приятная музыка, хорошие книги, интересные фильмы… Но даже не это… В доме есть стены, и они помогают. Вот только…

Глянув на свою руку, Анна Юрьевна увидела, что кольцо настолько сильно сдавило палец, что тот слегка опух.

Пётр Ильич тоже поднял ладонь и тоже увидел, что палец с обручальным кольцом припух.

– Что это? – спросила Анна Юрьевна, хотя ответ уже знала.

– Благословение бога солнца Светлого Дагде и его жены Великой богини земли Боан, – рассеяно ответил Пётр Ильич. – Видимо, кольца нас о чём-то предупреждают.

– О чём? – спросила Анна Юрьевна.

– Знать бы… – ответил Пётр Ильич, хмурясь и в свете подъездного фонаря и озираясь по сторонам. – Нужно домой.

Анна Юрьевна приподнялась и, охнув, села обратно – малыш снова зашевелился.

– Я боюсь, – прошептала она.

– Это гормоны, – ответил Пётр Ильич. – Дома хорошо. Ляжешь в тёплую кроватку, я накрою тебя одеялком, сделаю тебе самого вкусного чаю… Не оставаться же нам ночью на улице?

От мысли, что придётся ночевать тут, на скамейке, Анна Юрьевна зябко поёжилась и поднялась.

– Потерпи, малыш, сейчас мы будем дома, – сказала она, поглаживая живот.

Пётр Ильич помог Анне Юрьевне подняться и, бережно поддерживая, потихоньку повёл её к двери подъезда.

Не успел он прикоснуться магнитным ключом к домофонному замку, как послышался сигнал открывания двери – кто-то с той стороны нажал на кнопку…

Анна Юрьевна, не успев осознать, что происходит, окружила защитным полем и себя, и Петра Ильича.

Она редко это делала в городе. С того момента, как они вернулись из университета магии может быть раз или два – в толкучке, чтобы не задавили или случайно не пихнули в живот. И всякий раз это было осознанное действие – Анна Юрьевна создавала небольшое поле – только чтобы защититься.

Теперь же, после бунта малыша и предупреждения от колец, поле возникло максимально возможное – и по силе, и по размерам.

Дверь медленно открылась и…

Вышел сосед – его квартира была над квартирой Анны Юрьевны и Петра Ильича, и разок им приходилось общаться – у него тогда протекла батарея, и у Анны Юрьевны и Петра Ильича на потолке проявились жёлтые пятна. Сосед был вполне адекватен и помог сделать косметический ремонт.

Увидев опешивших соседей, он пробормотал:

– Кажется, я напугал вас… Извините! Здравствуйте…

И поддержал дверь, чтобы Анна Юрьевна и Пётр Ильич вошли.

Анне Юрьевне не хотелось идти, но сзади её подталкивал Пётр Ильич, а впереди стоял и держал дверь сосед – ждал, когда она войдёт. Анна Юрьевна вздохнула, убрала защитное поле и шагнула через порог.

Сердце её заныло, но подъездная дверь позади уже захлопнулась, отсекая не только ночь и осеннюю слякоть, но и путь к отступлению.

Бережно поддерживая Анну Юрьевну, Пётр Ильич направился к лестничной площадке, и тут из тёмного угла навстречу им шагнул волк.

– Матёрый? – удивился Пётр Ильич.

Волк качнул обрубком хвоста.

Пётр Ильич с интересом рассматривал зверя. Странно было воочию видеть того, кем он видел себя во сне, с кем жил по ночам одной жизнью.



kikona

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться