Лиловый Демон - 2: Два Сердца

Размер шрифта: - +

Глава 50. Отличный выбор!

Время шло.

Дни пролетали незаметно. Ребята пошли на поправку. Луффи, правда, все еще не очнулся. Его тело серьезно пострадало, однако раны затягивались, и это радовало.

Сабо еще пару дней не покидал остров. Все время составлял мне компанию в поисках меча, который я так и не нашла. Я смогла найти даже свою сумку с альбомами, хотя казалось бы, что это за гранью реального, но меч так и не был найден. Кстати альбомы впоследствии забрал с собой Сабо, как сувенир. Мое настроение мрачнело с каждым днем.

Ночная Звезда была для меня не просто оружием. Это друг, напарник, соратник, тот, кто практически всю жизнь был со мной. Катана досталась мне от моего учителя, которого уже нет в живых, и вот так вот просто потерять ее… я в себе разочарована.

Сабо видел мое угрюмое состояние и всячески пытался развеселить меня. Пожалуй, из-за этого он и задержался. Его накама наверное уже прокляли триста раз, так как ден ден муши парня не умолкал ни на секунду, но он даже не обращал на него внимания. Мы пили кофе с молоком, обсуждали искусство, поэзию, музыку и даже политику. Должна признать, что с Луффи я бы о таком не поговорила. Ему, конечно, нравится то, как я рисую, но обсудить те или иные стили, техники или шедевры мирового искусства он со мной не мог. Но Сабо… все знал, на все находил ответ. Поддерживал любой, даже самый незначительный разговор.

Конечно, возможно ему это необходимо знать из-за его работы. Не зря же он второй после Драгона в революционной армии. Беседы с ним отвлекали меня от всех бед, что порой кружили в моей голове. Он расспрашивал меня, где я проводила эти два года и вообще о наших с Луффи приключениях. Потом сам рассказывал забавные случаи, что происходили с ним. Особенно меня удивила его просьба, когда он попросил объяснить, как удерживать огонь.

Сабо довольно силен и, так же как и я, очень эмоционален. Ему трудно сдерживать себя, и это тут же отражается на способностях дьявольского фрукта. Меня это немного рассмешило. Именно с такой же просьбой когда-то обратилась и я сама к Эйсу. Так как мои силы еще не до конца восстановились, приходилось все объяснять на пальцах. В начале получалось… кхм… не очень. Но, как говорится, с сотого раза и верблюд заговорит. То же самое касалось и нас.

В итоге все же наступил тот день, когда Сабо больше не мог задерживаться, и ему пришлось уехать. На прощание он мне оставил сделанные библикарты на меня и Луффи. А так же небольшой кусочек и своей библикарты, чтобы в случае чего можно было его найти, когда мы захотим. Сабо в прямом смысле улетел на крыльях сотни ворон, а я все смотрела, как он исчезает за горизонтом, и думала: «Вот это да! Всего пара дней, а уже какое пополнение семейства сумасшедших!».
 

***



Вечером каждого дня я возвращалась в дом Кироса. Странно, но Ребекки тут не было. Как-то я спросила Кироса, почему тут нет его дочери, разве, когда проклятье кукол спало, они не могут быть вместе? На что Кирос просто сказал, что так будет лучше, и не стал вдаваться в подробности. Я не стала расспрашивать, так как посчитала это невежливым. Они семья и наверное сами разберутся в своих отношениях.

О помолвке ни я, ни Ло пока не говорили. Было решено, что как только Луффи очнется, там сразу всем и скажем, однако от Робин не скрылось мое новое тату. Девушка ничего не сказала по этому поводу, однако в один момент, когда я и Ло сидели рядом и что-то обсуждали по поводу перевязки ран, она подошла к нам и с улыбкой произнесла:

— Поздравляю.

Я сразу покосилась на Ло, думая, что он проболтался, но нет. Ло тут был не причем. Следующим, кто стал периодически поглядывать на нас и ржать, был Зоро. У меня возникало чувство, что эти двое все знают, но если начну расспрашивать, а это окажется не то, что думаю, то спалю всю контору. Лучше игнорировать.

Усопп чаще проводил время в королевском дворце. У него там появилось много фанатов, которым нужно уделять внимание. Фрэнки, которому было скучно просто так сидеть на одном месте, пошел к жителям города и гномам помогать отстраивать их страну.

Но вот прошел уже третий день, а я меч так и не находила. А если я его и правда не найду, то что?

Пока все сидели в доме Кироса, я вышла вечером на улицу, усевшись на скамеечку перед домом. Тишина. Только легкий шорох ветра, что пробегает вдоль полевых цветов. Ночь, луна и звезды. В такие моменты очень хочется домой, на Санни.

Неожиданно передо мной возникла чашка с горячим напитком, от которого исходил небольшой пар. Я взяла чашку в руки и сделала глоток. Чай, но сладкий.

— Так и не нашла клинок? — спросил Ло, присаживаясь рядом.

— Нет, — вздохнула я, смотря на небо. — Думаю, его кто-то нашел и забрал к себе.

— Есть подозрения кто? — я отрицательно покачала головой.

— Это мог быть кто угодно. Видно мне его больше не найти.

Было решено, что как только Луффи очнется, то мы тут же уберемся с этого острова. Вероятность того, что я найду свой меч до этого момента, уменьшалась с каждой секундой. Однако я не позволяла себе впасть в окончательную депрессию. В конце концов, война позади и мы победили. Все мои друзья живы и идут на поправку.

— Зозо-я, — прервал мои мысли Ло. — Я хочу тебе кое-что рассказать.

— Хм? — по голосу парня я поняла, что новость меня ждет еще та. Мне уже не по себе от такого напряжения.

— Помнишь, что Дофламинго хотел от меня?

— Как тут не помнить? — усмехнулась я. — Он просил от тебя и от меня одно и тоже — бессмертия.

— Операция вечной молодости… — Ло улыбнулся, но как-то с грустью. — Я ведь ее практически провел на тебе, — от этой новости тот чай, что я успела отхлебнуть, тут же с кашлем вырвался наружу.

— Ч…что?! — только и смогла спросить я. Ло смотрел куда-то вдаль. Его глаза покрылись легким туманом, а лицо ничего не выражало. Только легкая безмятежная улыбка. Полное спокойствие.

— Операция вечной молодости заключается в том, что обладатель фрукта Опе-Опе пересаживает пациенту свое собственное сердце.

— Ты… ты… то есть тогда… — мне казалось, что в легких напрочь пропал кислород. Я задыхалась. Он что, хотел сделать меня бессмертной?

Тем временем Ло продолжал.

— То, что я вживил в тебя свое собственное сердце, ничего бы не изменило. Изменения бы произошли, когда твое собственное сердце перестало бы биться. Другими словами, если бы тебя убили, но мое сердце осталось нетронутым, операция вечной молодости была бы завершена.

Мне стало дурно. И он все это время знал это? Что за безумец?! Зачем он это делал? Черт! Да меня в любой момент могли убить! И ведь пытались. Раз десять и все в один день. То есть, если бы я умерла, то его сердце стало бы биться вместо моего собственного, и смертельный удар принял бы Ло.

— Ой, дурак… — это все, что я могла сейчас сказать. Хотя буря эмоций требовала буквально вцепиться в воротник Ло и врезать ему хорошенько, чтобы в следующий раз думал.

Я закрыла лицо руками и засмеялась. Вспомнила Панк Хазард. В тот день он сказал мне, что считает свое сердце бесполезным органом. Похоже, его мнение не изменилось до последней секунды, пока я не призналась в своих чувствах. Как можно быть таким… идиотом? Эгоист до мозга костей! А как бы я себя потом чувствовала?

Мне хотелось орать, кричать, биться в злобной истерике, чтобы показать Ло, какую он глупость чуть не совершил, но у меня не получалось. Единственное, на что я была способна, это смеяться. Однако нет… я могу ему ответить той же монетой. Но предоставлю выбор.

Я долго над этим думала и, наверное, не решилась бы так до конца, если бы не эта ситуация. Я встала, чтобы вытащить из заднего кармана джинсов небольшой листок, сложенный на несколько частей. С другой стороны я понимаю, почему Ло решил мне об этом рассказать. Он не хочет, чтобы между нами оставались хоть какие-то секреты. Что ж… так тому и быть. Я только за.

— Держи, — сказала я, протягивая Ло сложенный листок бумаги.

— Что здесь? — спросил Ло, прежде чем развернуть листок. Вся эта ситуация напомнила мне то, как Ло принес в мою каюту небольшую папку с документами про меня саму, а там я обнаружила пожелтевший конверт с моей медицинской картой. Наверное, у меня было такое же настороженное выражение лица.

— Хм… — я задумалась. Как бы кратко охарактеризовать то, что тут написано? — Это рецепт, — Ло молчал, но его приподнятая бровь говорила о том, что он требует более подробных объяснений. — Это рецепт того, как можно вырастить разноцветные деревья. А так же рецепт как можно применить данные деревья в медицине. Думаю, как хирургу тебе будет любопытно это знать.

Лицо Ло надо было видеть. Глаза расширены, рот раскрыт. Он даже не дышал! Просто смотрел на меня, сжимая в пальцах листок. Ну? Чего он медлит? Вот оно! Все, чего так добивался Дофламинго, что так желают заполучить сотни людей, ради чего и погибла целая деревня… вот! Читай! У меня больше не будет никаких секретов.

Секунда шла за секундой, а Ло так и продолжал переводить взгляд то на меня, то на листок бумаги, словно не до конца веря в происходящее. Его брови нахмурились.

— Ло? — спросила я, слегка поторапливая парня с тем, чтобы он, наконец, раскрыл листок и начал читать.

На мое удивление Ло взял свою кружку с недопитым чаем и погрузил в нее свернутый листок бумаги. Бумага тут же стала мокнуть. Чернила если и сохранились, то их точно больше не прочтешь.

— А? — не понимала я. — Зачем ты это сделал? — волокна бумаги набухли и растворились в чае, превращая чай в некое подобие кашицы. Для большей убедительности, что листок окончательно уничтожен, Ло размешал бывший напиток чайной ложкой и вылил содержимое на землю. — Я не понимаю, — призналась я. — Разве не ты хотел, чтобы между нами не было никаких секретов? Этот секрет раскрыл бы для тебя проход к тысячам новым возможностям.

— Меня это не интересует, — мягко произнес он, обняв меня за плечи. — Я ценю это, но так же понимаю всю важность данного секрета.

— Я ведь говорю не о бессмертии, а хотя бы о лекарстве от множества болезней и…

— Свое лекарство я уже получил, — перебил он. — Другого мне не надо.

Что ж, возможно он прав, хотя этот его выбор все равно меня удивил. Предложи я такое кому-нибудь другому, тот бы, не раздумывая, выучил каждое слово на листочке. Даже наш доктор Чоппер, хотя и с благими намерениями. Но Ло это не интересовало. Он получил все, что хотел. Лекарство от свинцовой болезни, месть за смерть Кора-сана, долгожданную свободу от личного бремени и, наверное… меня?

Эх, ладно.

Странно, но я даже благодарна ему за то, какой выбор он принял. Так даже лучше.
 



Зозо Кат

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться