Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Глава 4

Я думала, что бы такое сказать воспитателю, чтобы не вызвать подозрения, и в то же время что-нибудь узнать полезное. Ёлки-палки, я дура, надо не с воспитателями болтать, а с родителями ребятишек. Время было ближе к полудню. Зайду в садик к вечеру, когда будут детей домой забирать. А пока пойду к Соне в дом и пообщаюсь с соседями, но так, чтобы Соня случайно не увидела, не услышала. А так как Соня сидит сейчас как раз у себя дома и ждёт звонка от похитителя, это было не просто. Мы надеялись, что он позвонит, или подкинет записку, как в прошлый раз. Кстати,  как он проник в квартиру в первый раз? Открыл своим ключом? Вряд-ли маленькая девочка умеет обращаться с замком.
Я решила замаскироваться. У меня был парик (длинные рыжие волосы), сама я короткостриженная блондинка, парика, я думаю, будет достаточно для маскировки. Одежду мою Соня не знает, так что, вперёд, Жулька, действуй! Но, на всякий случай, я не пошла через двор, а прошла под самыми окнами, озираясь по сторонам. Ни одной бабульки на лавочке не было, равно как и лавочек. Жаль! На подъезде, конечно, домофон. Вот и всё! Всё моё расследование идёт коту под хвост. Я растерялась на первом же этапе. Я стояла и тряслась от волнения и безысходности. Неизвестно, сколько бы я ещё так стояла, если бы не мальчик лет восьми. Он шёл, скорее всего, с тренировки, судя по спортивной сумке через плечо, из которой торчали кеды. Я подумала, как такого маленького отпускают одного? Я своих мальчишек до пятого класса провожала до школы, а потом встречала. И на тренировки их водила почти до совершеннолетия. Они, конечно, возмущались, ставили какие-то условия, но я была крепка в своих убеждениях. Моих детей маньяк не достанет. Удивляюсь, как они, вообще, умудрились жениться Вася в двадцать два года, а Коля, вообще, в двадцать лет.
Мальчик подошёл к подъезду, произвёл манипуляции с домофоном, дверь открылась, а он спросил меня: «Вы будете заходить? »Я зашла следом, но не выдержала и прочитала ему лекцию о маньяках, о том, что нельзя никому доверять и ни в коем случае нельзя заходить в подъезд с незнакомыми людьми, даже с такими милыми женщинами, как я. Мальчик выслушал, посмотрел на меня испуганными глазами и заорал диким голосом.
-Помогите! Меня тётя хочет убить!
Что тут скажешь, сама виновата. Пришлось убегать, сломя голову. По дороге, я обронила свой шикарный парик. Вернее, не свой, а Наинкин.  Она меня убьёт, подумала я мельком, и побежала ещё быстрее, потому что за мной гнались мальчик, собака неопределённой породы и старушка, в руках которой был длиннющий нож. Господи! Она меня хочет зарезать. И в некрологе напишут: « Джульетта Каблукова, примерная дочь, жена и мать оказалась жестокой маньячкой. «  Нет, моя мамуля этого не вынесет. И я побежала ещё быстрее. Оторвалась я от погони где-то минут через 20,в гипермаркете. Отдышавшись между полками с колбасой и надев кофту, которую я взяла с собой на случай прохладной погоды, я двинула вон из магазина. Кофта была неприметная, бледно-голубая, в отличие от ярко-красной водолазки, которая явилась мишенью для оголделой охотницей за маньяками.
   Домой я пришла разочарованная. С соседями поговорить не удалось. Что и как мне делать дальше, я категорически не знала. Может, разговоры с родителями  в детском саду дадут хоть малейшую зацепку, где искать Мотю. Зачем, вообще, понадобилась кому-то четырёхлетняя девочка из обычной среднестатистической семьи, оставалось загадкой.
В детский сад я пошла, ни на что не надеясь, но мне всё-таки кое-что удалось узнать. Почти все родители говорили о Соне, как об очень странной  женщине. Вроде, нормальная баба, но какая-то пугливая, что-ли. Как мать, Соня была любящая, заботливая, участвовала во всех мероприятиях. Отец тоже всегда был ласков с дочерью, даже когда она не слушалась или капризничала, он никогда не злился, а только умилялся детской непосредственности.



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться