Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Размер шрифта: - +

Глава 6

Зоя Егоровна внимательно выслушала историю, иногда задавая вопросы. Потом она замолчала, обдумывая что-то, и поведала мне следующее. Вчерашний вечер она прекрасно помнила и смогла по минутам расписать его. И она точно знала, что Моти дома вчера не было. Соня обычно возвращалась с Мотей из садика около 18 часов, почти всегда, за исключением нескольких раз, а именно по вторникам, на протяжении двух месяцев, именно столько муж Сони находится в командировке. Где находилась Мотя в эти вечера, Зоя Егоровна не знала, зато знала, что Соня приводила к себе мужчину, они приезжали на такси. Мужчина оставался часа на два, иногда до утра, а потом уходил через двор пешком.
-Зоя Егоровна, а Вы можете описать этого человека?:
-Конечно, милая! Более того, я могу показать его,- и старушка достала из кармана телефон, поёрзала пальцем по экрану туда-сюда, и предоставила мне фото. На нём довольно интересный мужчина, высокий, хорошо одетый шёл за Соней, вероятно в подъезд. Дальше был снимок, на котором мужчина был изображён уходящим через двор, на нём была одета ветровка розового цвета, довольно странно для мужчины, а на спине был чётко виден орден или пуговица огромного размера. Я невольно улыбнулась. А Зоя Егоровна, увидев  мою ухмылку, сказала:» И представь, Жулька, он почти всегда ходит в этом розовом кошмаре. Мне кажется, он специально, привлекает интерес на куртку, чтобы люди запомнили именно её, а на лицо не обратили никакого внимания.Вывод-мужчина женат. «
  -Вот это да!, -зачарованно произнесла я, -Зоя Егоровна, да Вы мисс Марпл! 
 -Мне больше нравится Ниро Вульф. Но спасибо!
-Зоя Егоровна, позвольте нескромный вопрос? Зачем Вы следили за ними?
-Знаешь, Жулька, как мне скучно на пенсии, без моего спорта? Вот и выдумываю себе разные задания. В прошлом году, например, я отследила и всё засняла на телефон, наркопритон, самый настоящий. А потом отнесла все документы в полицию. Меня даже наградили медалью! - и Зоя Егоровна гордо подняла голову.
Я восхищённо выслушала ещё пару историй из жизни моей новой, не побоюсь этого слова, подруги. Потом мы пили чай с творожными ватрушками, и я была счастлива, что встретила такого замечательного человека. Подруга обещала помочь мне в поисках Моти. Мы ещё немного посидели, набросали план действий. Маленький Андрюшка также участвовал в разработке и давал вполне дельные советы, несмотря на свой мелкий возраст.
Уходить не хотелось, так было тепло и уютно в этом доме, но надо идти.
Сонина квартира находилась напротив. Надеюсь, она меня не увидит. Но впредь мы рисковать не могли и договорились с Зоей Егоровной встретиться завтра в гипермаркете в отделе детского питания.
Квартира Сони была как-будто из 80-х годов. Создавалось впечатление, что после смерти мамы Соня ничего не меняла, мебель была старая, потёртая, даже обои, казалось, пропитались той эпохой. Я очень люблю те годы, но, согласитесь, жизнь идёт, всё меняется, всё имеет своё начало и конец. Но не для Сони, она устроила из своей квартиры музей былых времён. И только детская комната отличалась, она была современной, весёлой, со множеством игрушек. Вся остальная квартира, включая ванную, была родом из 80-х. Хотя, по моим подсчётам, Соня  жила в Советском Союзе совсем чуть-чуть. Тогда что это за культ преклонения? Я не выдержала и прямо спросила об этом. Соня спокойно ответила: »Мамочке не понравилось-бы, если я что-то выкинула-бы, или поменяла.»
-Соня, а ты не думала, что, может, твоя мама, наоборот, хотела бы видеть, как ты живёшь, как радуешься новому дню, новым вещам?
Соня посмотрела на меня грустными глазами, и пожала худенькими плечиками.
-Извини, это не моё дело, - сказала я, устыдившись.
Мы молча поужинали, приняли по очереди душ и легли спать. Кстати, Соня вышла из душа, заплетённая (она, вообще, когда-нибудь, голову моет), одета в банный халат и тапочки, без косметики.
Соня постелила мне в зале, сама же ушла в спальню. Зал, как и всё в квартире, был родом из 80-х, или даже 70-х г. г. Сервант был мне по плечо, там стоял кое-какой хрусталь. Посередине комнаты расположились два старомодных кресла. У стенки стоял диван, тоже старый, но довольно крепкий, всё же умели раньше мебель делать, на века. И со всех сторон с фотографий на меня смотрела Сонина мама, я насчитала 12 портретов. Я поняла, что Соня была похожа на отца, так как мама была явная противоположность Соне. Полная, красивая, яркая женщина с высокоподнятой головой и волевым взглядом. Соне от мамы досталась, пожалуй, только причёска, длинные густые волосы.
Я не могла долго уснуть. От жирной пищи болел живот, Соня готовила чудесно, но еда была очень вредной. Как она умудряется держать себя в форме при таком неправильном питании, позавидовала я?
Когда я, наконец, уснула, мне привиделся сон. Как-будто, Сонина мама зашла в комнату, где я спала, погрозила мне пальцем сказала громко и чётко: » Я, вступая в ряды пионеров, перед твоим лицом, Джульетта Викторовна, торжественно клянусь жить, учиться и бороться, как завещал Великий Ленин, как учит Коммунистическая партия. Будь готов!»,  - затем она повернулась вокруг своей оси, ткнула в меня своим пальцем, который сделался длинным-предлинным, и зловеще произнесла: «А ты записалась в добровольцы?» , - и захохотала, как в фильме ужасов.                   
Я проснулась по будильнику в 4-30 утра. Зоя Егоровна уверяла меня, что это самое сонное время, и Соня не помешает мне выполнить миссию. Я должна всё посмотреть, проверить, прошарить,   вдруг найду что-то интересное. Свою экспедицию я решила начать с ванной комнаты. Потихоньку, пробралась через коридор мимо Сониной комнаты. Каково же было моё удивление, когда я услышала Сонин голос. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Но сразу взяла себя в руки и стала подслушивать. Соня говорила по телефону, вероятно, со своим любовником. Голос был приторно-сладеньким, до противности.
-Зайчик,-вещала Соня,-ну почему мы не можем увидеться? Ну и что, что не вторник. Мне так нужна твоя поддержка. Котик мой, твоя мышка-норушка хочет в мышеловку к своему котику. Пи-пи-пи.
Тьфу! Тошно было слушать. У неё ребёнка украли, а она шуры-муры разводит. Или всё-таки, не украли, а она сама ведёт какую-то игру. В следующую секунду я всласть позлорадствовала, так как Сонечкин любовник сказал ей что-то неприятное и резкое, на что она попыталась умаслить его ласковыми словами, но любовник на полуслове повесил трубку. Я подумала, так тебе и надо… Но мне ничего не оставалось, как вернуться в свою комнату и лечь в постель. Уснуть, конечно, мне не удавалось, и я стала рассматривать портреты Сониной матери. В свете фонаря было всё отчётливо видно. Почти все рамки были самые обычные, деревянные, без каких-либо украшений, всё строго и серо. И лишь одна среди них выделялась. Рамка была исполнена из какого-то металла под золото и украшена красными и зелёными камешками. Честно говоря, смотрелось это довольно юмористически или даже нелепо. И ещё эта рака отличалась объёмом, сбоку было столько места, что можно было бы поместить внутрь, например, книгу в твёрдом переплёте, или…Блин! Я соскочила с постели, сняла портрет со стены, повертела в руках, нашла маленькую задвижку, и без труда открыла дверцу, моё сердце заколотилось с бешеной скоростью. Вот это да! Сонины секретики! 
Внутри лежали четыре фантика от конфет, один советский рубль, прядь волос, перевязанная ниточкой, и на бумажном ярлычке было написано »первый локон Софьи», ещё одна прядь, так-же перевязана и написано» первый локон Матильды», здесь же лежал какой-то изгрызанный бумажный бантик и подписанный» Моя любимая Матильда, прости, прости, прости!» Это ,скорее всего, игрушка кошки. За что Соня просила прощения у своей киски? За то, что не доглядела? Чем дальше я углублялась в шкатулку, тем быстрее колотилось моё сердечко. Там лежала записка, вся потёртая от времени, но бережно обклеенная скотчем. В записке говорилось: »Софья! Надень синее платье, вплети в косу белую ленту. Не вздумай губы накрасить, как в прошлый раз. Не позорь меня! Жду тебя в 18-00 у дома тёти Раи. Дмитрия не жди, он подъедет сам. Мама.»
Похоже, мама контролировала дочь от и до. Дмитрий это Сонин брат. Интересно, с ним мама так-же себя вела. Тогда почему он стал наркоманом, ведь Соня рассказывала, что Митя умер от передоза. 
К записке тоже был пришпилен ярлычок, и на нём очень мелким почерком было написано : »Мамочка, прости, прости, прости! »
Следующей вещицей был аттестат зрелости Дмитрия, в нём были одни пятёрки. Ничего себе, вот так наркоман. Хотя, может, Митя стал употреблять после школы. К аттестату ничего не было приколото, а написано прямо здесь между оценками: » Митенька, прости, прости, прости! » 
Мне вдруг стало так жалко эту маленькую женщину Сонечку, которая всю свою жизнь несёт чувство вины ко всем своим близким. Я понимала, что Соню надо обязательно лечить. Может быть, даже у психиатра. Но это потом, а сейчас надо найти Мотю.
Я стала складывать вещи, стараясь сохранить порядок таким, какой был. В уголке шкатулки, я заметила маленькую декоративную свечечку, и уже не удивилась ярлычку, привязанному к этой свече, со словами :» Катенька, прости, прости, прости! »Кто такая Катенька? Одни загадки.
Я всё-таки уснула. Разбудил меня обалденный  запах, который был где-то совсем рядом, около моего носа. Я открыла глаза и увидела рядом с диваном, на котором я спала, табуретку с подносом, на подносе стояли тарелочка с горкой оладьев, две розетки, одна с вареньем, другая со сметаной. И чашка чёрного кофе .Не такая уж и странная эта Соня. Вполне милая и заботливая девушка. Я улыбнулась.    
Я позавтракала в постели. Кайф! Помыла посуду, приняла душ, а Сони всё не было. И я решилась на поиски чего-нибудь. И вот ,что я обнаружила спустя пару часов осторожного, но тщательно осмотра Сониной квартиры. Я нашла старую телефонную книгу, сначала начала фотографировать её страницы на телефон, но потом положила книжку себе в сумочку, решив ,что вряд-ли она понадобится Соне в ближайшее время.
Ещё я нашла кучу документов. Хотела взять всю коробку и посмотреть дома, но потом передумала. Соня могла заметить пропажу, коробка была большая и стояла на видном месте. Я решила, что сегодня напрошусь опять на ночёвку и ночью всё просмотрю.
Пожалуй, больше ничего интересного я не нашла. Разве только сделала вывод, что Соня экономила на себе во всём ,в то время как супруг не был ущемлён. Его одеколоны, крема , гели и шампуни были все сплошь дорогих марок, детские шампуньки и разные   баночки и скляночки тоже были не из дешёвых. Сонины же немногочисленные тюбики отличались и ценой, и качеством.
Да где же эта Соня? Номерами телефонов мы не обменялись, поэтому, я не могла ей позвонить, и мне пришлось сидеть и ждать. Выйти из квартиры я не могла, замок не захлопывался, а закрывался на ключ. Но тут я заметила у зеркала на гвоздике связку ключей. Я попробовала поочерёдно открывать ими замок. Из семи ключей к замку подошёл шестой по счёту ключ. Как же иначе? Не с первой же попытки. По другому и быть не могло, с моим-то везением.
Я оставила Соне записку, а сама поехала по адресу из Сониной телефонной книжки на букву Р, к тёте Рае.



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться