Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Размер шрифта: - +

Глава 15

Я вышла из школы измученная. У меня было такое состояние, будто-бы меня облили грязью или ещё чем похуже. Куда же я влезла? Мне надо было срочно куда-нибудь присесть и прийти в себя .Я устроилась на лавочке в школьном дворе. Обтёрлась влажной салфеткой, попила воды из бутылочки, я всегда ношу с собой воду. Вроде полегчало. Я стала глазеть вокруг. Как же здесь мило. Всё утопает в зелени. Девчушки прыгают в классики, прямо как в моём детстве. Погода просто прелесть, почти летняя, температура на градуснике достигла 18 градусов. Моё любимое время года. Уже тепло, но ещё не жарко, всё в зелени, насекомых ещё нет, так, пролетит парочка букашек, и всё. Лепота!
И вдруг, мой взгляд выхватил угол спортивной площадки. Я невольно поёжилась и вздохнула. Бедная Катенька! Ей бы жить, да жить, и радовать родителей. Стоп! Родители. Надо вернуться и спросить учительницу, а ныне уборщицу, о родителях Кати. Я вернулась в школу, охранник Иванов принял меня, как родную, мило подсказал, где я могу найти тётю Валю.
Валентина Павловна мыла пол в коридоре. Я извинилась, что опять припёрлась с расспросами, но она без какой-либо раздражённости всё мне рассказала.
Катя была единственным ребёнком в семье, поздним ребёнком. На момент её гибели, родителям было примерно,57-60 лет. Естественно, родить больше они не могли. Они хотели посвятить остаток жизни на усыновлённого ребёнка, но опека им отказала, в силу их возраста. Так и коротали свои дни и годы  Катюшины родители вдвоём. Сейчас им должно быть чуть больше 70 лет. Теоретически, они вполне могли выкрасть Мотю в отместку Соне. Но почему они ждали столько лет? Я, почему-то была уверена, что родители здесь не при чём, но для очистки совести, решила сходить к ним.
Адрес Валентина Павловна не помнила, но подробно описала, где они жили, и дом, и квартиру. Это было совсем рядом со школой. И я направилась туда. Родители Катюши жили на первом этаже в первом подъезде. На лавочке никого не было. Куда подевались все старушки нашего города? Раньше помню, все дворы были ими заполонены, а теперь что? И где мне черпать информацию? И я придумала. Позвонив в домофон, я представилась сотрудником СОБЕСа, который выдаёт пенсионерам небольшую компенсацию в виде тысячи рублей.
Мужской голос поинтересовался, и что, каждому пенсионеру лично деньги носят? Однако, бдительный товарищ попался. Я сказала, придумывая на ходу, что , конечно, лично. Тем более, что таких счастливчиков, как они, не много. Их выбирает компьютер из многочисленных претендентов.
-А не пошла бы ты вон, аферистка, -я захлопала глазами, а рот, наоборот, открыла и стояла так, пока не заметила старушку, которая, вероятно, с самого начала, стояла здесь и слушала наш разговор. Старушка была одета в цветастый платок, на ногах у неё были домашние тапочки, а в руках пустое мусорное ведро. Не к добру,- подумала я. Бабуля хитро улыбнулась, и произнесла беззубым ртом следующее.
-А давайте, я за них деньги получу. Ну не пропадать же добру?
Бабулька смотрела на меня с надеждой и такими преданными щенячьими глазами, что сердце моё дрогнуло, и я ответила ей.
-Конечно, можете Вы за них получить! - и я полезла в сумочку за купюрой в одну тысячу рублей.
-Спасибо, внученька! А расписаться где?
У меня завалялся блокнотик, в него я записывала, что купить, когда у меня ещё была семья.
Вот в этом блокноте и расписалась Анфиса Семёновна Негубайдура. Я еле сдержалась, чтоб не засмеяться. Ну и фамилия, как раз в сегодняшнюю тему.
Я уже хотела откланяться, как Анфиса Семёновна сказала фразу, которая дала мне право отбросить Ворониных из числа подозреваемых. Старушка сказала.
-Ну а что, эти Воронины гордятся? Оба инвалиды-он без обеих ног, она полностью слепая, а гнушаются помощь получить от государства.
Негубайдура ещё что-то говорила, но я не слушала. Слёзы душили меня. И я побежала оттуда прочь. По дороге села на скамеечку и дала волю слезам, чем испугала двух девчушек, которые мило щебетали и что-то показывали на открытке друг другу.
Бедные люди! Как же мне их жалко! Так жалко, что просто нет сил!
Домой я пришла истощённая морально. Всю дорогу я думала, что надо это дело бросить, не могу больше, так всё это тяжело, переживать чужую боль, и тут же упрямо твердила сама себе,-я должна найти Мотю! Завтра пойду в городскую библиотеку искать загадочного уголовника.
 



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться