Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Глава 23

Я слушала Соню, боясь излишне громким дыханием перебить её. Но она, казалось, не услышала бы даже колокольного звона. Она говорила и говорила. После повествования своей страшной, тяжёлой, какой-то выходящей из реальности, жизни, Соня помолчала пару минут, а потом разрыдалась у меня на груди.
Бедная Сонечка! Чем же я могу помочь тебе? Я гладила её по голове, прижимала к себе крепко-крепко, мне хотелось защитить её, маленькую, беззащитную, хрупкую, ещё совсем девчонку, но столько уже повидавшую, что не укладывалось в моей голове.
Когда Сонечка успокоилась, мы пошли на кухню пить чай с булочками. Выпив по три чашки, я насмелилась и всё же спросила Соню.
-Сонечка, ты позволишь мне задать тебе несколько вопросов, это очень важно.
-Я всё тебе расскажу  , -я не заметила, как мы перешли на «ты».
-Соня, во-первых, я хочу тебе сказать, ты должна рассказать в полиции всё, что рассказала мне. Мы не можем справиться своими силами, ты же видишь? Время идёт, а мы топчемся на одном месте.
-Жулька, милая, я не могу им рассказать всё. Я боюсь! Не за себя! За Мотю! Ведь мы не знаем, у кого ребёнок.
-Ладно! Решим потом, что делать. Ответь, пожалуйста, на вопросы. А кто убил тётю Раю? Тоже отец? - задала я Соне вопрос.
-Я не знаю, - Соня опять собралась зареветь, но я опередила её словами, - не плачь, Сонечка! Мы не можем тратить время на это.
Соня вскинула голову, вытерла рукавом халата накатившуюся слезу и продолжила, - я не знаю, точно, но думаю, что это он. Мне кажется, он всё время где-то рядом, он следит за мной. Тётя Рая приходила ко мне, когда…
-Я знаю! Дальше, - потребовала я, Соня посмотрела на меня с удивлением и продолжила.
-В общем, я нагрубила, а потом поехала к ней. Я подумала, она переживает, а я отталкиваю её. Ведь она не знает, что я оберегаю её, чтобы не навлечь на неё гнев отца.
Я приехала, но разговора не получилось. Я слишком долго врала ей, и сказать правду о том, как сильно я её люблю, не смогла. И представляешь, мы поссорились прямо на улице. Она сказала, что я избалованная эгоистка. Мне стало вдруг так жалко себя. Ведь я всю жизнь борюсь. Одна, без помощи, защищаю всех от маньяка. А она мне так говорит.
Наверно, отец следил за мной и в этот раз и увидев, как мы ссоримся, сделал своё чёрное дело, убил обидчика.
     Я подумала, что Соня защищала, да, но по сути, все всё-таки мертвы. Надо было идти в полицию ещё тогда, когда он убил Катю. Стольких жизней бы удалось спасти от неминуемой гибели.
- Я расплакалась и ушла от тёти Раи. И тут позвонил Вовка и пригласил меня в кафе, первый раз. Я поехала. Мы просидели там часа два, я всё время ревела, и он психанул и ушёл.
Когда я пришла домой, меня ждала полиция. Уже в участке я им рассказала о встрече в кафе. Они проверили моё алиби. Оказывается, в кафе меня хорошо запомнили официантка и хостес.  Да, и видеокамеры там были, так что всё быстро проверили и меня отпустили. И знаешь, Жулька, я всё-таки отомстила Вовке. Когда я  выходила от следователя, в коридоре сидели он и его жена с сыном, они ругались. Но мне почему-то стало их жалко. Странно, да?
-Это нормально, Соня. Так и должно быть.
Соня, а ты в полиции рассказала про отца? Ведь его надо найти. Он очень опасен.
-Жулька, я  наврала там с три короба. Только про Мотю рассказала.
-И как ты думаешь, они будут работать, если ты их отправила по ложному следу. Честно говоря, я тебя, Соня, совсем не понимаю. Ты, вообще, хочешь найти свою дочь?
Соня опять заплакала, а я не стала утешать её, так сильно я на неё разозлилась.
   Успокоившись, я продолжила расспрос.
-Соня, скажи, как твой муж Роберт принял новость об исчезновении Моти?
-Когда я вернулась домой, Роберт уже был там, и он уже всё знал. Сначала, он спокойно спросил, как украли Мотю. Мне пришлось рассказать про Вову, про то, что Мотя была оставлена в саду на ночь. Но Роберт не удивился, он уже всё знал. Ведь он бывший полицейский, связи остались, вот и…Он просто хотел проверить меня, скажу ли я правду.
Жулька, я так завралась, что порой сама забываю, где правда, где ложь..
Боже мой! Я так устала жить!Ты знаешь,я хотела покончить с собой. Пыталась сделать это много раз, даже со счёта сбилась.
Если вешалась, или верёвка оборвётся, или гвоздь выскочит из стены. Если травилась- таблетки оказывались безвредными, так слегка приносили недомогание и дискомфорт. Хотела разбиться, прыгнув с крыши дома, даже один этаж не пролетела, зацепилась ремнём за какой-то крюк. Ой, что я только не пробовала, но каждый раз оставалась жива. Видно, я ещё для чего-то нужна здесь, на этом свете.
Соня ещё хотела пофилософствовать на эту тему, но я её перебила, и попросила продолжить рассказ про мужа.
-Извини, забылась, - продолжила Соня,-так, на чём я остановилась? Ах, да, я рассказала мужу о том, как пропала Мотя. Роберт казался спокойным, он записывал в блокнот, задавал разные вопросы, потом убрал его в свою сумку, встал и с размаху ударил меня по лицу. Я не удержалась на ногах и упала, он совсем озверел, он пинал меня ногами. Я только пыталась закрыться руками, но не издала ни звука и не просила пощады. Его это злило ещё больше. Избиение длилось долго. Мне показалось, целую вечность. Но я как-то ушла в себя и молила - хоть бы он убил меня. Ну, пожалуйста! Но я опять выжила, и даже могу ходить. Правда, всё тело болит, но это пройдёт.
Когда он закончил меня бить, пошёл в душ, отмылся от моей крови, собрал вещи в большую дорожную сумку, сказал мне - Если Мотя не найдётся, я буду убивать тебя медленно и с удовольствием, и ушёл.
Соня подняла на меня измученное лицо, невесело рассмеялась и сказала.
  -Как он не понимает, что мне это не важно. Я даже готова подписать все бумаги, какие надо, пусть Мотя остаётся с ним. Только бы она была жива.
Наверно, я должна была остаться с Соней ,но меня так вымотал этот день, что я решительно встала и засобиралась домой. Соня смотрела на меня с надеждой в глазах, что я останусь с ней, но я твёрдо решила, что спать я буду в своей постели, ну или у Ромки. Я должна была отвлечься.
По дороге домой, я думала. Ведь по сути, я недалеко ушла от Сони. Я тоже не рассказываю правду ни Ромке, ни Зое Егоровне, и в полицию не иду. Почему? Задала я себе вопрос. Ну своим близким, понятно, я не могу признаться, потому что не хочу, чтобы они волновались. Отсюда вытекает следующий вопрос- зачем я занимаюсь этим делом, если понимаю, что это опасно?
Надо идти в полицию и рассказать всё, что знаю. А вдруг, я этим поступком могу навредить Мотеньке? Нет, в полицию рано.
Дома меня ждал «сюрприз». Около двери моей квартиры стоял мой бывший с охапкой роз и улыбался. Ни фига себе! Вот это номер! Я не знала, что и подумать. Признаться, в глубине души я хотела, чтобы он признался, что совершил ошибку, чтобы просил прощения на коленях. А я бы сказала так.
-Я прощаю тебя! Но быть с тобой не хочу! Я люблю другого!
Но когда я подошла ближе, мои фантазии растаяли, так как за спиной бывшего я увидела его кикимору.
-Какие люди в Голливуде? - воскликнула я, - какими судьбами в наших краях? Заходите, гости дорогие!
Я распахнула перед ними дверь. Дома у меня был, мягко говоря, бардак. А если честно, то там был полнейший беспредел. Ведь я ночевала у Ромы, а днём шастала по городу, пытаясь раскрыть преступление.
Как-же я была благодарна Ромке, когда он выглянул из своей квартиры, подошёл ко мне, обнял за плечи, и спросил.
-Милая, у нас гости?
У бывшего и его кикиморы открылись рты, у меня, признаться, тоже. Так бы и стояли мы с отвисшими челюстями, если бы Рома опять не произнёс.
   -Прошу в наше гнёздышко! Не обессудьте, у нас ремонт, - затем он протянул руку бывшему и представился.
   -Роман.
-Вадим, - сказал бывший и закашлялся.
-Роман, - более сладким голосом сказал Ромка мымре и поцеловал ей руку. Это мне совсем не понравилось, но я не подала виду.
-Вероника, - пропела будущая жена моего бывшего мужа.
-А ты, Джульетта, смотрю, зря времени не теряешь, - с издёвкой сказал мне Вадим.
-А ты что, ревнуешь?
-Нет, но как-то странно. Дети говорят, что ты в депрессии, а ты совсем , наоборот, цветёшь и пахнешь.
-А ты хочешь, чтобы я завяла?
-Нет, но просто не думал, что юные мальчики способны вызвать у тебя интерес?
-Не ты один деградировал, - всё также с улыбкой парировала я.
Не знаю, сколько бы длилась наша дуэль, если бы не вмешался Ромка.
   -Ребята, давайте жить дружно! И начнём нашу дружбу с хорошего вина.
Вечер прошёл довольно спокойно, не считая небольших перепалок Вадима со мной и Вероники со мной же. Парочка пробыла у нас ( вот я уже Ромкину хату считаю нашей ) не меньше двух часов. Потом они засобирались домой, никто не уговаривал их остаться ещё немного. Когда они уже вышли за порог ,Вадим протянул мне открытку с золотыми кольцами и голубями, на которой я прочитала-приглашение на свадьбу. В груди ёкнуло так, что, казалось, все услышали этот звук. Как он может быть таким бессердечным, таким далёким? Ведь мы прожили 24 года, можно сказать, он вырастил меня, мне было 17 лет, когда мы поженились. Мы столько пережили вместе, мы боролись за свою любовь. Да мы знаем друг друга от и до. Но, оказывается, нет. Мы чужие люди!Совсем чужие!Как он мог!Как же мне больно!
Тут я вспомнила,как ляпнула Коле,что с удовольствием пошла бы на свадьбу.Вероятно,сын поведал это отцу,вот он и расстарался.неужели непонятно,что я просто не хочу,чтобы наши дети расстраивались из-за нас.
Так или иначе,я взяла злополучное приглашение и захлопнула дверь,едва не стукнув Веронику по носу.
-Сучка, - наконец-то, смогла высказаться я.
-Да, ладно, Жуленька, всё перемелется. Мы ещё семьями будем дружить, - какой он милый, мой Ромео.
Уже было совсем поздно, когда позвонила Зоя Егоровна, извинилась за поздний звонок, и пригласила меня на званый обед завтра днём. Я заверила её, что непременно буду. Не терпелось увидеть лица моих любимых людей, когда они поймут, что мой Ромка и Ромка Зои Егоровны-одно лицо, и что я догадалась об этом первая. Не зря я сыщик с недавних пор.
Я провела ещё одну незабываемую ночь со своим Ромео и, как происходило почти каждое утро, я заставала вместо своего любимого записку от него. В этот раз он писал: » Любимая моя Джульетта, завтрак на подоконнике. Я убежал по делам. Вернусь завтра к вечеру. Целую, твой Ромео. »
Интересно, он знает, что его маман приготовила ему невесту?
В этот раз на завтрак мне было предложено два яйца, сваренных всмятку, бутерброд с сыром и чашка чая. Я улыбнулась новому дню!



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться