Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Размер шрифта: - +

Глава 30

Мне не дали опомниться и потоком лили информацию на мою больную от недосыпа голову.
Соня, Зоя Егоровна, Мотя, Андрюшка и Роман решили посидеть по - соседски, попить чайку со стряпнёй, женщины даже выпили по бокалу наливки, Зоя Егоровна сама делала её великолепно. Разошлись уже заполночь. Дети уснули к этому времени. Соня отнесла Мотю на руках домой, уложила в кроватку и пошла принять душ. Вернувшись оттуда, она зашла в комнату к дочери, чтобы поцеловать, но Моти в своей постельке не оказалось. Соня проверила все уголки в квартире, заглянула во все шкафы. Ребёнка нигде не было, зато появился букет кроваво-красных роз, обёрнутых в чёрную бумагу.
-Это он, - кричала Соня, - это Петров, он забрал Мотю, чтобы убить. Только у него есть ключ от квартиры.
Соня бегала по комнате туда-сюда, и говорила, говорила, не переставая.
-Жулька, живо собирайся. Зоя Егоровна знает адрес дачи, где обитают Петров со своей бабой. Поехали туда быстро.
Значит, в чём-то подруга меня всё же обскакала. Я адрес дачи не смогла узнать.
   Соня,-перебила я её,-мы должны сообщить в полицию. У них есть оружие, машины, опыт.
В разговор вступила Зоя Егоровна.
-Жулька, пойми, мы теряем время. Позвоним в полицию по дороге.
-На чём мы поедем? На дворе глубокая ночь.
-Внизу Рома на машине.
Собраться мне не дали, вытащили из квартиры, в чём я была, а именно длинная домашняя футболка и резиновые сланцы.    По дороге мы позвонили в полицию, подробно обрисовали ситуацию, назвали адрес дачи. Нам сказали не соваться туда, а сидеть дома и ждать. Пусть работают профессионалы. Но где же нас остановить?
Мы довольно быстро нашли дачное общество под названием »Белый парус» . Роман ориентировался на этой местности, как бывалый. Улицу мы тоже нашли без проблем, а вот с домом были неувязки. Номера здесь шли странным образом. Сначала шёл дом под номером 1, затем сразу 27. И спросить не у кого. Все дачники давно спят, да и вряд ли кто-то захотел бы с нами разговаривать. Скорее, побежали бы без оглядки, ведь мы выглядели, мягко говоря, странно. Представьте картину- идёт компания людей ночью, озираясь по сторонам, одеты почти что в нижнее бельё, волосы расстрёпаны. Мы шли, переговариваясь между собой, стараясь не шуметь. Нужный нам дом мы обнаружили, когда уже отчаялись его найти. Он стоял за облепиховыми деревьями и  был полностью скрыт от глаза. Забор был довольно высокий, но мы решили перелезть. Все мои сотоварищи перелезли без проблем, включая Зою Егоровну. Я же забравшись наверх, никак не могла слезть на ту сторону дачи. Я женщина не спортивная и комплекции немалой. Сидела я так наверху и боялась спрыгнуть. Роман пытался меня стянуть вниз, хватая за пятки, но я крепко держалась за забор и не могла заставить себя отпустить руки. Женщины сперва уговаривали меня, потом плюнули и двинулись по тропинке к дому. Я, конечно, опешила, не очень мне хотелось сидеть здесь одной, и я отпустила - таки руки, в этот момент Роман дёрнул меня за ногу и я, не удержавшись, свалилась в траву. От неожиданности и боли, я вскрикнула. В доме зажёгся свет. Мы все моментально прильнули кто-куда-Соня и Зоя Егоровна под окно, Роман за колодец, а я под облепиху. Пока я сидела в засаде, я оцарапала себе все руки и лицо, порвала футболку и потеряла серёжку из уха. Жалко! Эти серьги мне подарила Наинка на сороколетие.
Мы прислушались. Убедившись, что в доме тихо, мы решились заглянуть в окно, свет по-прежнему, горел. К сожалению, это нам не удалось сделать, на окне плотно висели занавески. Мы смотрели друг на друга потерянными взглядами, никакого плана у нас не было, и что делать дальше, мы совершенно  не знали. Не знаю, сколько бы времени мы ещё так простояли под окном, если бы не услышали из дома крик Моти. Девочка прокричала что-то типа- уйди! Я всё маме расскажу. Следом женский голос-Петя, отпусти нас, пожалуйста. Я никому ничего не скажу. И мужской-заткнитесь обе, а не то…Вероятно, он ударил женщину, потому что она вскрикнула, а Мотя заплакала. Мы, не сговариваясь, ринулись в дом.
Зоя Егоровна первая влетела на крыльцо, выбила ногой дверь, и забежала внутрь. Я только удивлялась её мастерству и храбрости. Она подскочила к Петрову и совершила свой коронный захват. На секунду Петров опешил, не каждый день встречаешь бабульку-спецназовца. Но всё-таки он справился с ней, со всей силы оттолкнув её от себя. Зоя Егоровна не устояла на ногах и  упала. Со всего маху она ударилась головой об угол железной печки и потеряла сознание. Соня подбежала к плачущей дочери. Я тоже проявила чудеса отваги и свалила на пол ошарашенную женщину Петрова, и села на неё сверху. Надо сказать, она и не пыталась сопротивляться. Роман забежал в дом последним, он подскочил к Петрову, хотел ударить его в челюсть, но почему-то опустил руку и стал запрокидываться назад. Рома упал на спину и я увидела, как из его плеча потекла струйка крови. Я заорала, Соня тоже, женщина подо мной кричала громче всех. Петров с пистолетом в руке выбежал из домика, крикнув.
-Сонюшка! Мы всё равно будем вместе, доченька!
Последние слова он говорил уже со двора, потом как-то всхлипнул и сматерился. Мы услышали, что во дворе началась какая-то заваруха. Это прибыли спецназовцы. Я подошла к Роману ,глаза были закрыты, и, кажется, он не дышал. Я проверила пульс, ничего. Соня скулила, как побитый щенок, Мотя плакала, уткнувшись матери в подол. Зоя Егоровна, очнувшись, подползла к сыну, погладила его по лысой голове, и тихонько заплакала.



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться