Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Размер шрифта: - +

Лимит испытаний. Эпилог

Петрова осудили на пожизненный срок. Он забрасывал Соню письмами, но она рвала их не  читая. Сонечка долго ходила к психологу, и лишь спустя год смогла сказать-я верю, что впереди меня ждёт только хорошее. Огромную роль в выздоровлении Сони сыграл тот факт, что по результатам экспертизы Петров Пётр Петрович не являлся биологическим отцом Сони.
Вадим, мой бывший, расстался с Вероникой, он застукал её в постели собственной квартиры с соседом Славиком, потом в гараже со сторожем Григорием Семёновичем, затем в туалете супермаркета с охранником. Последней каплей была связь его невесты с пилотом самолёта, на котором они летели в отпуск. По прибытию в родной город, Вадим всё-таки расстался с любвеобильной невестой и приполз ко мне с извинениями, цветами, слезами…Я помучала его немного и простила. Но возвращаться к нему не захотела. В одну реку дважды не войти.
Я летела самолётом на море, я уже видела его из иллюминатора, глубокое, бесконечное, манящее. Уже скоро-скоро я буду плескаться в его водах, загорать, пить домашнее вино, есть чурчхеллу. Рай!
Меня провожали мои друзья. Я твердила, что доеду на такси, но Соня и Роман настаивали. И ведь проводили, несмотря на множество гостей, которые праздновали их событие, их свадьбу, на  которой я, кстати, была свидетельницей невесты. Они так и поехали, в свадебных нарядах. Когда я зашла в терминал, я оглянулась и долго смотрела на них. Соня в длинном белом платье, фата, Роман настоял на этом. Сам он в чёрном костюме, белоснежная рубашка, бабочка. Оба красивые и счастливые.
    Я подумала, неужели, чтобы стать счастливой, нужно столько всего пережить. Значит и я могу рассчитывать на своё счастье, ведь мой лимит испытаний позволяет на это надеяться. И я игриво подмигнула соседу справа…



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться