Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Глава 3

Возле нее крутились какие-то люди. Позже мы разобрались, кто они такие. Мужчина – армянин, вероятно, владелец кинотеатра, пожилая женщина – уборщица, мы это поняли по синему халату и лентяйке с ведром, молоденькая девушка – кассир. Все они пытались успокоить женщину и объяснить. Что полиция ни за что не поедет сюда по глупому вызову. Подумаешь, муж пропал. На юге постоянно кто-то пропадает – курортный роман и все такое. Морской воздух и домашнее вино делают свое дело. Упирающуюся руками и ногами женщину выпихнули на улицу, и мы с Инной выбежали туда же. Женщина сидела прямо на земле, вернее, на вымощенном тротуаре и плакала, в руках она теребила сумочку и розу. Мы подошли к ней, помогли подняться, посадили на лавочку, успокоили, как могли, затем познакомились и начали разговор. Женщину звали Маша Анисимова, они с мужем приехали  в этот город в отпуск вчера вечером. Сегодня решили сходить в кино, дома все время недосуг, пояснила Маша, работа, дети. У Маши и Егора их четверо, все девочки-погодки 8, 7,6, 5 лет. Инка на эту информацию  фыркнула.
- Вот, бабушка нас отпустила отдохнуть, развлечься, а тут такое. Что теперь делать – ума не приложу – горевала Маша.
- Машенька, - начала  я, расскажи, что произошло.
- Мы подошли к кинотеатру, я осталась на лавочке мороженку доедать, а Егор пошел за билетами. Я видела – он вошел в эту дверь, где касса, и не вышел. Прошло минут 15-20. Я пошла узнать, в чем дело, а его нет, - Маша опять заплакала.
Это уже не смешно. Третий мужчина пропал за три недели. Один мужчина в неделю. Они были одного возраста -29 лет (Масик), 35 лет (Егор). Сколько лет Сергею, я не знаю, но примерно – 40. Мы решили сравнить мужчин внешне. Вдруг орудует какой-нибудь маньяк и ворует мужчин, похожих, например, на его учителя труда из школьных лет, который поставил ему несправедливо двойку  за скворечник.
-  Жулька. Очнись, - позвала меня Инна.
Сначала мы решили пойти к Маше, взять фото Егора и сходить в полицию написать заявление, они обязаны его принять. Но случилась загвоздка. Маша не знала, где они с мужем остановились на постой, даже в каком направлении идти она сомневалась.
- Я всегда теряюсь на незнакомой местности, а Егор, как компас, хоть откуда и куда может дойти. Вот я и не старалась запоминать.
Мы попытались задавать Маше наводящие вопросы, но воз был и ныне там. Она помнила только, что дом был трехэтажный, они жили на третьем этаже, около дома росло банановое дерево, и около ворот со стороны улицы стояла фигура из гипса или цемента в виде бабушки, на голове платок. Бабушка манила пальцем, как бы приглашая войти внутрь.
- Ну, Мария, с таким описанием  любой дом может быть твоим. Здесь у каждого двора банановое дерево и скульптура бабушки или дедушки, или, если это столовая, повара.
- Ладно, не реви, что-нибудь придумаем.
Документов у Маши с собой, естественно, тоже не было, но мы все же решили пойти в полицию.
Полицейский участок находился в двух кварталах от кинотеатра. За разговорами мы не заметили, как дошли до места. Надо сказать, что по дороге мы выяснили, что все трое мужчин были в одном типаже – высокие, стройные брюнеты с зелеными глазами.
- Неужели все-таки маньяк-трудовик? - подумала  я и озвучила девочкам свою версию пропажи мужчин.
Инна заплакала, причитая: «Бедный мой Мася, трудовик его, наверное, пытает. Сейчас заставляет сколотить скворечник. А Масик совсем не умет строить, ведь он модель, это его призвание.»
А Маша отвернулась от нас и издавала какие-то звуки, похожие на всхлипы. Я повернула ее к себе, чтобы утешить, и что же увидела? Мария хихикала, потом, совсем не выдержав, засмеялась во весь голос, приговаривая,
- Девочки, извините, простите, не обращайте внимания! И продолжала хохотать. Мы смотрели на нее с пониманием. Что поделать, истерический смех, такое  бывает из-за горя. Каково же было наше удивление, когда, просмеявшись, Маша сказала,
- Ой, Жулька, спасибо тебе, отвлекла меня от дурных мыслей. Только, прошу, не надо говорить это в полиции, иначе они не воспримут нас всерьез. Инна, тебе тоже спасибо! Мы переглянулись с Инной и решили обидеться на Марию. Да если бы не мы, она до сих пор бы сидела на дороге и рыдала. Надо же, отвлекли  мы ее от дурных мыслей. Что мы, клоуны, настроение поднимать. Я даже подумала, грешным делом, разойтись с Марией, пусть сама разбирается со своим пропавшим мужем, но внутреннее благородство не позволило мне это сделать. Я глянула на Инну, ее задумчивое лицо говорило, что она думает примерно то же, что и я. Но здесь я ошиблась. Потому что Инна произнесла,
-Девочки, вы обратили внимание, какие здесь хорошенькие местные  мужчины – загорелые, мускулистые, но не перепутаешь с курортниками, они такие… Она что-то еще говорила о местных красавцах, но я не слушала ее. С кем я провожу свой отпуск? С двумя женщинами ,которые абсолютно меня не понимают и которых не понимаю  я. И чем  я занимаюсь? Иду в полицию вместо того, чтобы загорать, купаться, пить вино и есть чурчхеллу. Второй раз за 10 минут я хотела сбежать от своих подруг поневоле, но мое воспитание сказало: «Жулька, ты нужна им! Ты обязана им помочь!» Около полицейского участка росли магнолии, каштаны, еще какие-то деревья и кустарники. На крыльце стояли полицейские. Надо сказать, Инна была права, местные стражи порядка выглядели великолепно, их смуглые тела были одеты в белые рубашки с коротким рукавом, это очень выигрышно смотрелось. Полицейские в количестве трех  человек посмотрели на нас, вернее, на Инну, глаза их заблестели и затуманились одновременно. Еще чуть-чуть, и изо рта потекут слюни. Я сразу сделалась такой маленькой и ничтожной, Маша, похоже, тоже ощущала себя страшилкой, что поделать, это наша участь, судьба некрасивых и полных  женщин, тем более, когда рядом стоит прямопротивоположный пример в виде длинноногой стройной красотки с пышной грудью и тонкой талией. Инна знала, что хороша и умело пользовалась этим. Одета она была в белую юбочку, которая при малейшем дуновении ветерка приподнималась, и при желании можно было увидеть, какого цвета трусики на Инне. Ноги ее были безупречны, никакого варикоза или еще какой-нибудь возрастной гадости. Я не переставала удивляться, почему жизнь так несправедлива, ведь мы одного возраста, а выглядим  чуть-ли не как мама с дочкой. К юбочке прилагался такой же белоснежный топик, он едва прикрывал Иннину грудь, давая возможность мужчинам немного пофантазировать. Кстати, сплетницы нашего города утверждают, что Инна Беленькая делала кучу пластических операций, поэтому она так молода и красива. Но даже если это и так, я то знаю, как Инна следит за собой. Да, я завидую ей немного чисто по- женски, но, между тем, понимаю. Она на ночь не ест беляш со сметаной, в отличие от меня, а совершает пробежку вокруг озера у  дома. Так что я волей-неволей восхищалась Инной.
Стражи порядка  стояли с открытыми ртами, пока мы поднимались по лесенке на крыльцо. Пока я размышляла, Инна подошла к одному из мужчин и рукой захлопнула ему отвисшую челюсть, при этом она улыбалась хитро, сексуально и одновременно строго. Я не понимала, как она это делает. Ведь она за несколько секунд приручила троих взрослых мужиков. Один открыл перед ней дверь, второй предложил свою помощь, третий тоже суетился перед ней. В участке мы провели больше часа. И если бы не Инкины  чары, то во-первых, Машу бы закрыли на несколько суток до выяснения ее личности, так как она устроила настоящий скандал, потому что дежурный не хотел брать ее заявление о пропаже человека. И, во-вторых, это заявление все же было принято. Мы хотели еще немного рассказать о наших наблюдениях, подозрениях, но пришел начальник с двумя какими-то громилами и спросил у Инны,
- Это опять Вы, дамочка? Я же сказал, мы найдем Вашего … друга. Если только он не выехал из города. Вы можете смело вернуться домой, тем более, как я знаю, отпуск  Ваш подошел к концу. Обо всех результатах  я лично сообщу Вам по телефону.
Начальник говорил с иронией. Это выглядело странно, если не сказать, подозрительно. Мы в три голоса стали доказывать начальнику, что в его городе орудует маньяк, это же очевидно, но Инкины  чары на него не подействовали, мои разумные речи тоже. Машкины угрозы, вообще, вывели его из себя. Нас выкинули из участка, как котят. Девки опять заныли, чем в конец меня разозлили. Я им об этом сказала прямо, без  утайки,
- Девки, хватит ныть. Я уже поняла, что вы очень расстроены исчезновением своих мужиков. Я тоже заинтересованное лицо. Как-никак Сергей – мой потенциальный кавалер. Так что давайте договоримся на берегу. Сопли и слюни подбираем и начинаем вести собственное расследование.
Мои компаньонки уверенно закивали головами. Для начала мы решили пристроить Машу на постой. Инкин санаторий мы отмели сразу, слишком дорого, деньги у нас были, но неизвестно, сколько придется потратить на следствие, а расходы, я уверена, будут. Ну и решено было оставить Машку у меня в комнате. Инна предложила аферу, Маша должна была приходить домой поздно ночью, когда хозяева уже спят, а уходить рано утром, когда они еще спят. Но я, как законопослушный и честный человек, наотрез  отказалась от такой затеи. Тем более, Натэлла, моя квартирная хозяйка, кажется, вообще никогда не спала. Во сколько бы я не приходила, в 6 утра, после утреннего морского купания, или же в 2 часа ночи после кафе с Сергеем, Ната всегда была на посту в своем гамаке. Я решила просто поговорить с ней по-женски, объяснить ситуацию. Но, с другой стороны, вряд-ли она согласится с тем, что посторонняя женщина без паспорта, которую еще сегодня утром  я совсем не знала, если я отдыхала у Натэллы  уже десятый год подряд, или одиннадцатый, я сбилась со счета, предоставляла ей свежую ксерокопию своего паспорта. Но делать нечего. Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Инна пошла в санаторий, по дороге она должна была снять деньги, высланные ей любящим братом, а мы пошли ко мне в снятую на время отпуска комнату. Во дворе мы, конечно, встретили Натэллу. Я сразу начала с места в карьер,
- Натуся, ты не возражаешь, если в моей комнате вместе со мной пару дней поживет моя подруга. Она тоже отдыхает здесь недалеко, они поссорились с мужем.
Натэлла приподнялась с гамака. Это не предвещало ничего хорошего. Ната окинула нас странным взглядом и сказала: «Жульетта, что ты мне голову морочишь?»
- Натуся, я заплачу за дополнительного человека. Скажи только, сколько.
- Жульетта, девочка уже заплатила за жилье. Какая мне разница, где она будет жить, там или здесь.
Ну и дела. Оказывается, Натэлла понимающая женщина.  А я думала о ней гораздо хуже, чем  она есть на самом деле.
С девочками мы договорились встретиться втроем в кинотеатре «Братья Люмьер» и начать поиски оттуда. До встречи было свободное время, мы с Машей по очереди приняли душ. Я дала ей, во что переодеться. Мы с ней примерно одного размера. Я давно обратила внимание на одну штуку – пышнотелым дамам примерно от 90 кг и до 125кг подходит любая одежда друг друга. И этот разбег в 25-35 кг не играет никакой роли. Вот и сейчас на Маше отлично смотрелся мой голубенький сарафанчик в белый горошек, белье ей тоже подошло, у меня всегда с собой пара-тройка новых трусиков. Я нарядилась в бело-черные лосины и тунику-сеточку, под нее надела красный лифчик. Босоножки на каблуке, серьги в виде перьев. Мы немного пшикнули на себя духов. К сожалению, у меня был с собой только один мой любимый аромат. Но, опять-таки, по жизненным наблюдениям, ароматы духов, геля для душа или дезодоранта, в отличие от размера одежды, на каждой женщине пахнет совершенно по-разному. Посмотрев друг на друга одобрительно, мы с моей новой подругой покинули комнату и вышли на улицу.
Еще издалека мы увидели Инну, рыжая копна ее волос развевалась на южном ветерке. Я невольно залюбовалась этим зрелищем. Волосы Инки были похожи на огненные языки пламени, которые колышет ветер. Мы с Машей перекинулись парой фраз  восхищения Инкой, как вдруг ее огненная шевелюра стала падать, как в замедленном кино. Когда мы подбежали, Инна уже упала. Она лежала на дорожке, на той самой, на которой вчера сидела Маша. Я ничего не понимала, что произошло. Я подумала, может, Инна споткнулась или ее толкнул кто-то из ребятишек, бегавших у кинотеатра толпой, и она не устояла на своих шпильках и рухнула. И тут я поняла, в чем дело. Я увидела маленькую дырочку у нее на груди, на Инне был легкий сарафан, и при падении бретелька спала с плеча , обнажив почти полностью ее прекрасную грудь. Дырочка была где-то между грудью и плечом, и из нее текла тоненькая струйка крови. В Инну стреляли. Господи!  Маша вскрикнула и упала рядом с Инной без сознания. Я решила, что Маша сама обыгается, а вот Инна… Я потрогала пульс – ничего не слышно, все галдят вокруг, началась паника. Я пыталась набрать на телефоне номер скорой, но у меня ничего не получалось, пальцы  соскальзывали, я тыкала в ненужные кнопки. Наконец, плюнув на эти попытки, я взмолилась к небу,
- Господи! Кто-нибудь, вызовите скорую! В нее стреляли! Пожалуйста, вызовите скорую! Инночка! Девочка! Не умирай!
Я сидела около Инны и молила одно – не забирай ее! Не за нее даже прошу! За ее брата! Он очень хороший человек! Он помогает детскому дому и дому инвалидов, он занимается благотворительностью. Он не переживет, если его сестренки не станет! Пожалуйста! А Инна! Она ведь совсем ребенок, несмотря на свой возраст. Она жить должна. Она радость приносит! Где она пройдет,  свет остается. Не забирай ее! Не знаю, сколько по времени я стояла так на коленях и молилась. Пока меня кто-то не обнял за плечи, поднял с колен и усадил на лавочку рядом. Я очнулась от наваждения. Возле Инны крутились врачи, они что-то делали, что-то говорили между собой, рядом со мной сидела Маша вся в слезах, а по другую руку я увидела улыбающегося как-то заискивающе и робко, своего бывшего. Я помахала руками, отгоняя кошмар. Но бывший заговорил.
- Лапонька, я приехал!



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться