Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Размер шрифта: - +

Глава 4

-Лапонька, я приехал!  И, вижу, не зря!
- Вадим! – закричала я, - зачем ты здесь? Как ты меня нашел?
- Меня пригласил Коля в гости. Он ведь не только твой сын, но и мой. И он сказал, что ты здесь отдыхаешь. Вот я и решил, вместе веселее.
Я хотела возразить, что мне веселее без него, но в этот момент Инну положили на носилки и занесли в карету скорой помощи. Я прыгнула следом, за мной залезла Маша, а за ней Вадим. Врач очень грозно заругался, даже мат проскользнул, и нам всем пришлось вылезти. До больницы мы добирались на такси.
Мы все трое сидели и практически молча ждали несколько часов, пока шла операция. Вадим ходил нам за кофе, приносил какую-то еду. Маша его благодарила, а я принимала, как должное и каждый раз презренно смотрела на него. Потом вышел врач, седой с бородкой треугольником, в очках, он был похож на доктора Айболита. Я хотела прочитать по его глазам, хорошие новости или плохие, но не могла. Он смотрел ровно, устало и мудро. Он спросил.
- Кем  вы приходитесь Беленькой?
- Я одноклассница.
- Понятно. Так вот, одноклассница, Беленькая ваша, которая рыженькая, будет жить, и вполне весело.  Сейчас к ней нельзя. Она спит после наркоза. А завтра милости просим в часы приема. И он улыбнулся так по-доброму, я вспомнила своего дедушку. Соскочила с места. Подбежала к Айболиту и обняла его крепко-крепко и расцеловала в обе щеки, потом разревелась у него на плече, и Вадим с Машей еле меня  от него оттащили. По дороге домой у меня было две мысли. Первая – Инна жива! И вторая – хочу напиться!
Этот козел, мой бывший, поселился тоже у Натэллы, только на этаж ниже моего, точнее, прямо подо мной. Мне казалось, что я даже слышу его шаги по комнате, ощущаю запах его дорогого одеколона, вот уже много лет он пользуется «Эрко Полет» и ни разу не изменил ему. А вот меня предал. Я простила его, но забыть не могу. Снова и снова перед глазами всплывает картина – он молча за завтраком подает мне документы – два свидетельства – одно о разводе, другое – на собственность в комнате-малосемейке без кухни, сан. узел и душ совместно, даже ванны нет,  на конце света. От центра города я добиралась туда часа полтора. Но я привыкла к этому району – тихому, спокойному. зеленому летом и снежному – зимой, в городе такого нет, там снег не успеет выпасть, и сразу тает, потому что дороги посыпают какими-то химикатами. Я привыкла к своей квартирке, обуютила  ее. С  соседями я дружу, мы  отмечаем все праздники вместе, точно так, как рассказывала мне моя бабуля. Здесь время будто остановилось. Я полюбила здесь все и всех, и даже себя. И возвращаться туда, в городскую суету, у меня нет никакого желания. Помню, Вадим настаивал, чтобы я вернулась в нашу четырехкомнатную квартиру. Дети тоже просили, уговаривали. Нет, не могу. Не хочу.  Да и не верю я ему! Я себя знаю, покоя мне не будет, постоянно буду ждать подвоха от него. Да и не люблю я его больше, а, может, и не любила никогда. Так жила по привычке, играла свою роль жены, и он играл, пока не влюбился в Веронику. Я подумала, что если бы моя разлучница не наставляла бы рога моему бывшему направо и налево, он до сих пор бы жил с ней, любил ее и обо мне бы даже не вспоминал. Но случилось так, а не иначе. И этот козел преследует меня везде, не дает мне расслабиться. Он испортил мне два начинающихся романа, думала, хоть здесь на юге оторвусь. Нет, он тут как тут, прилетел в конец  изгадить мне мою жизнь. Козел!
После больницы мы разбрелись по нашим комнатам, мы с Машей в мою, Вадим – в свою. Я приняла душ и завалилась спать, даже не вспомнив, что хотела напиться.



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться