Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Глава 11

Пробуждение мое было более болезненным, чем в прошлый раз. Я с трудом разлепила глаза, губы были сжаты, мне показалось, что даже склеены, голова была такой тяжелой, что я не смогла даже слегка повернуть ее, руки и ноги тоже не двигались. Я лежала и вращала глазами, ничего не соображая. И тут ко мне подошла Маша, она заплакала и запричитала.
- Жулька! Наконец-то! Слава Богу! Ты жива!
Тут же ко мне подошла женщина Дед Мороз, сделала мне опять укол и ушла, но после него я не лишилась чувств, а, наоборот, обрела реальность и почву под ногами. Я смогла не только присесть, но и рассмотреть все хорошенько. Мы с Машей находились в комнате с белоснежными стенами, а потолок был невысокий, две кроватки, как лавочки, стол и две табуретки, и все прикручено к полу. Это яхта, пришла ко мне догадка. Маша смотрела на меня и не говорила ни слова. Вероятно,  я выглядела, как умалишенная. Понемногу я пришла в себя, более-менее успокоилась и начала задавать Машке вопросы, типа: «Где мы? Что это? Кто эта баба?» Маша сказала очень правильную речь.
- Жулька, прими душ, потом мы перекусим, а уж потом разговоры. О,кей?
Я кивнула и поковыляла к двери, на которой была нарисована девочка под душем. В ванной комнате было все для души и душа. Разные гели, шампуни, крема, одеколоны и прочее. Если бы не ситуация, я бы провела тут целую вечность. Я приняла душ, не удержалась и нанесла на лицо и тело крем. Накинула белоснежный  халатик, висевший на крючочке и вышла в комнату, вернее, каюту. Войдя в каюту, я не смогла сдержать возглас восхищения. На столике стояли красивые вазы с экзотическими фруктами, коробка конфет причудливой формы, кусочки жареного мяса, рядом в высоком блюде гарнир, я затруднялась угадать, что там было, что-то ярко-зеленое с вкраплениями белого и желтого. Выглядело все просто феерично. Маша жестом пригласила меня к столу. Я присела, но все же спросила.
- А нас не отравят?
Маша пожала плечами и ответила с полуулыбкой.
- Ну, хоть пожрем перед смертью деликатесов, - и взяла корзиночку с черной икрой.  Мы ели молча, с чувством, с толком, с расстановкой и запивали всю эту вкуснятину превосходным вином из хрустального кувшина. Насытившись и даже немного захмелев, мы с Машей расположились на соседних шконках и начали делиться последними событиями. Я рассказала Маше то немногое, что помнила я, затем свою историю поведала мне Мария.
- Там, в горном лесу, я увидела за твоей спиной странную женщину, одетую в красный мешок. Честно говоря, я даже не была уверена, женщина ли это. Потом все произошло в одну  секунду.  Баба в красном ударила тебя чем-то большим, типа камня,  потом одним прыжком        подскочила ко мне и всадила мне куда-то в область шеи укол, я моментально уснула. Проснулась я здесь, в этой каюте. Женщина сказала мне, что мы находимся на яхте, стоим на якоре в открытом море, бежать некуда и никто мне не поможет. Вопросы велела не задавать, иначе ей придется меня ударить или усыпить. Она заходила ко мне три раза. два раза приносила еду, и третий принесла тебя,  Жулька. Это невероятно, она такая сильная. Она реально несла тебя на руках, как ребенка, и это при том,  что ты не держала ее за шею, ты, вообще, была в отрубоне.Жуленька,ты была такая слабенькая,еле дышала, я думала, ты не выживешь, -Маша заплакала.Затем продолжила свой рассказ.
-А сегодня утром ты проснулась. Ты не представляешь как я рада, что ты жива, и, вроде, вполне здорова.
Здесь мы обе всплакнули, подошли друг к другу, обнялись и сидели так, прижавшись крепко- крепко, минут двадцать, не меньше.
Но надо было что-то делать. Искать выход из этой, хоть и комфортной, но всё- таки тюрьмы.
-Машуня, если нас не убили ни вчера, ни сегодня, то, скорее всего, им не нужна наша смерть. Тогда зачем мы им?
-Жулька, а может, они хотят нас отпустить  на органы? – предположила Маша.
-Нет, Машуня, если бы они хотели воспользоваться органами, не стали бы портить наши печёнки и сердца жирной холестериновой пищей и вином.
-Фу, слава Богу, - с облегчением вздохнула Мария.
-Ой, Маш, рано радоваться, кому- то мы помешали безнаказанно творить зло.
Мы с Марией немного подумали и решили занять себя чем-нибудь, например, что-нибудь найти. Нам было не привыкать идти туда - не знаю куда и искать то - не знаю что.
Мы дождались когда Красная Ведьма, так мы прозвали нашу тюремщицу, придёт, чтобы забрать посуду. Долго ждать не пришлось. Она явилась очень скоро, взяла поднос с остатками еды и посуду и хотела уже выйти, как я сама от себя не ожидая такой прыти, вскочила со шконки, схватила с подноса хрустальный кувшин и замахнулась, чтобы ударить им Ведьму. Но она, видно, была готова к такому повороту событий и перехватив мою руку, как ниточку, швырнула меня через  голову. Мне казалось, я летела целую вечность. Брякнувшись об угол шконки, слава Богу, не головой, я сильно поранила руку, из раны хлынула кровь. Я заревела от боли и обиды, и стала подниматься на ноги, но неудачно оступилась и снова упала прямо на осколки разбившегося кувшина. Маша подлетела ко мне, увидела рану и крикнула Красной Ведьме.
-Ей нужна медицинская помощь. Посмотрите, рану надо зашивать.
Но тюремщица уже вышла, закрыв плотно дверь. Через пару минут она вернулась, поставила на стол пакет с бинтом, ватой, какой-то жидкостью, вероятно, перекись водорода и  таблетками… Позднее мы поняли, что это обычный анальгин. А мне Ведьма кинула веник и совок и сказала.
-Убери здесь, - и снова вышла.
Сначала мы обработали рану, она оказалась простым порезом, перевязали бинтом на всякий случай. Маша сетовала, что с моей стороны было безрассудством кидаться на эту каланчу.
-Жулька, ты же видишь, какая она высокая и сильная. Впредь будь, пожалуйста, благоразумнее.
-Маша, как ты думаешь, а почему эта Красная Ведьма привезла тебя сюда, на красивую яхту, а меня сначала кинула в подземелье?
-Завидуешь? А если серьёзно, я, Жулька, тоже думала об этом. И у меня есть две версии. Первая - Ведьма не знала, нужна ли ты главному злодею, поэтому, чтобы зря не тащить тебя, оставила в погребе. И вторая - она просто не в силах была тащить нас двоих сразу.
После перевязки мы с Машей убрали осколки, а за одно обследовали каюту вдоль и поперек, и наши труды были вознаграждены. За зеркалом на стене мы обнаружили окно. Если точнее, иллюминатор. Пролезть в него было, скорее всего, возможно, если хорошо постараться, но вот открыть его было просто нереально. Оно было очень толстым, к тому же запаяно со всех сторон. Но, всё равно мы обрадовались, так мы могли хотя - бы смотреть на мир. Окошечко выходило, вероятно, на боковую сторону яхты, от окна до бортика было метра полтора. А за бортом открывался прекрасный, обворожительный вид на море, оно слегка волновалось. Чайки летали низко- низко, красота!
Второй нашей находкой оказался обрывок квитанции, мы нашли его под шконкой. Текст в  квитанции гласил, что от Варданян Карины Давидовны получена оплата за… Дальше документ обрывался. Скорее всего, речь шла об оплате коммунальных платежей, но нам не это было важно. Мы обе смотрели на фамилию и отчество. Вероятно, что некая Карина дочь Давида Варданяна. А полковник Варданян начальник местной полиции. Следовательно, Карина предыдущая пленница яхты, или она и есть наша тюремщица. Мы стали строить догадки вполне правдоподобные и совсем невероятные. И остановились на одной более- менее приемлемой. У Карины Варданян психическое расстройство. Может,её обидел некий брюнет с зелёными глазами, и она стала преследовать мужчин похожего типажа. Но почему с интервалом в шесть лет, потом разберёмся. А её отец имея власть и деньги, конечно, оберегает свою дочь от неминуемой тюрьмы или псих. больницы.
-Но как мы это докажем? –спросила я у Маши, -ведь мы даже не знаем истину.
-Где мой Егорушка?- заплакала Маша, -хоть- бы узнать, что с ним. Похоронить по христиански.
-Машуня, не хорони ты его раньше времени. Ну, вот делай со мной, что хочешь, а чуйка моя говорит, что ив твой Егор, и Масик, кстати, тоже.



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться