Лимит испытаний, или в моде зеленоглазые брюнеты.

Глава 16

В углу подземелья что-то зашевелилось.
-Крысы! – заорала Инна, я подхватила эхом.
Но из угла раздался человеческий голос, переходящий в визг.
-Нюся! Нюся! Ты нашла меня!
Я посветила фонариком, достав его из выреза блузки.
-Масик! – заорала Инна.
Парочка обнялась, я всплакнула. Встреча получилась очень трогательная. Но Масик все испортил. Он увидел у Инны на груди повязку, на которой просочилась кровь от удара кулаком. Масик взвизгнул как баба, тыкая пальцем на повязку и выкрикивая: «Кровь! Кровь!». А затем и вовсе рухнул на земь без сознания.
-Вот тебе и мачо, - произнесла я вслух.
Инна посмотрела на меня оправдывающим,  каким-то щенячьим взглядом. Мне стало жаль ее и я сказала.
- Он классный  парень, просто боится крови. Это выше его. Понимаешь? -  она кивнула.
Нам пришлось провозиться с Мишей минут 20, он никак не приходил в себя. Когда наконец он очнулся, то расплакался, как ребенок. Еще минут 10 ушло, чтобы его успокоить. Он начал меня раздражать. Ведет себя, как худая баба. Но я держалась из последних сил, чтобы не высказать ему все, что я о нем думаю. Я терпела этого слюнтяя только из-за Инны. Было видно, что Масик для нее открылся совсем с другой стороны, и ее это угнетало. Ведь мы все трое были поставлены в одинаковые условия,  но мы слабые женщины, раненые и избитые, переносили все тяготы с достоинством, а этот, так называемый, мужчина, ныл и плакал. Жутко хотелось спать, но мы с Инной решили, что должны выбираться отсюда немедленно, иначе завтра может быть поздно. Масик стал рассказывать, что с ним случилось, но нам было некогда его слушать, время работало не в нашу пользу, и я решительно сказала этому Масе.
- Михаил, мы должны выбраться из этой ямы до рассвета. Сечешь? Поэтому хватит ныть и канючить. Расскажешь эту историю потом, когда мы будем в безопасности.
Он обиделся и замолчал. Слава Богу! Можно конструктивно подумать. Мы думали и так и этак, разложив на полу вещи, которые я насовала себе во все возможные места. Мы светили фонариком на каждую и думали, чем она может нам помочь. Например, пачка денег, перевязанные резинкой. Деньги здесь  явно были без надобности, но я всё же благоразумно сунула их обратно себе в лифчик.  Также никчемными в этой ситуации оказались влажные салфетки, но мы им нашли применение, и все трое протерли себе лицо и руки, стало намного приятнее думать.Шоколадку с изюмом и арахисом мы поделили поровну и съели. Среди ненужных вещей оказалось нечто, что стоило в нашей ситуации больше, чем все вместе взятое. Это были садовые грабельки, они были металлические и довольно крепкие. Мы решили построить с помощью грабелек лесенку на стене. Дело в том, что три стены были отделаны досками, а одна сторона была земляная. Мы попробовали с Инной ковырнуть землю, получилось легко и быстро, и мы взялись за работу. На уровне нашего роста мы без особого труда наделали ступенек, а вот выше была проблема. Мы никак не могли приноровиться. И вот тут-то нам помог Михаил, как не крути, а все же он был накаченным мужчиной. Инна взобралась ему на плечи и сделала таким образом еще несколько ступенек. Мне было странным одно, почему никто из этих двоих не удивился, зачем мне в сумочке садовые грабельки. Обычно, люди, которые видят содержимое моей сумки, как минимум, удивляются, и, как максимум, пытаются выбросить что-нибудь, на их взгляд, ненужное из моей сумки. К нашему счастью люк мы открыли довольно быстро и без особых усилий. Наверху уже светало, нам надо было срочно уходить отсюда. По оставленным мною кучкам риса мы довольно быстро ориентировались на местности. Но не бывает все гладко да сладко. Наша Иннуся попросила отдохнуть. Мы немного сошли с тропы и присели под деревом. Мне не понравился Инкин вид, я потрогала лоб и едва не обожглась, у Иннуськи был страшный жар. Я не стала заглядывать под повязку, и так было ясно, удар кулаком, потом физические нагрузки и грязь сделали свое дело.
Состояние Инны ухудшалось с каждой минутой, она то ли уснула, то ли потеряла сознание, но нам с Машей было понятно, идти она не сможет. Масик предложил вариант, он пойдет за помощью, а я останусь с Инной. Каков герой. Я ему доверять не могла. Но идти сама, оставив на него больную подругу, я тоже не хотела. Пока мы препирались, кто идет, а кто остается, мы услышали какие-то звуки.
- Все, нам хана, - простонал Масик и заплакал. Я двинула ему кулаком под ребро и прошипела, - пикнешь – убью.
Масик притаился. А я поползла на разведку. Каково же было мое счастье, когда я услышала знакомые голоса, это были Вадим и Гоша, они говорили о том, какая я умница, что оставила знаки в виде риса. Вадим не сомневался, что это сделала я. Вот так, лежала бы под кустом целую вечность и слушала, какая я хорошая. Но я все же выползла оттуда, и Вадим, увидев меня, ахнул.
- Лапонька! Как же я рад тебя видеть!
В этот момент мы увидели, как к нам приближается бородатый водитель джипа, на котором нас с Инной привезли в дебри. В моей голове пронеслась одна только мысль: «Когда, наконец, это кончится?».  Я так устала, что у меня появилось желание сдаться этому абреку, и пусть он кинет меня обратно в подземелье или еще куда, лишь бы выспаться от души. Но Гоша с Вадимом считали иначе, они побежали навстречу врагу – Вадим с боевым кличем, а Гоша с каменным лицом. Бородач отреагировал очень странно, он стал размахивать руками и кричать нам что-то, я разобрала только «Я – спасать, и помогу». Я поняла, что мужчина переметнулся на нашу сторону и пришел, чтобы освободить нас, но нашим защитникам было не до его слов, они целенаправленно бежали, чтобы обезвредить злодея. Началась потасовка. Бородач выкрикивал, что он свой, но мужчины не верили, и борьба продолжалась. Я присела на травку и просто наблюдала за этой кучей малой. Не знаю, сколько бы продолжалось это катание по земле, но из леса вышел Масик и крикнул своим визгливым голосом: «Нюся умерла». Эти слова прозвучали, как гром, и все вокруг стало тихо, и только эти слова «Нюся умерла» звучали в моей голове снова и снова, как эхо. Я потеряла сознание.



Натали Хабурова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться