Линии

Размер шрифта: - +

Часть 3. «О правде, полуправде и выдумках»

 

Веда

 

До дома они добрались без приключений. Там уже были все домочадцы, кроме бабы Дуси.

- Не приходила? – уточнила Веда.

- Нет, – ответил ей Карыч.

- Странно. Должна уже была вернуться или сообщить, что задержится, – размышляла девушка вслух.

- А что там Лёша пишет? – вклинилась в разговор Марыська.

- Лёша? Точно! – со всей этой беготнёй она и забыла про послание лешего. Быстро отыскав его в кармане передника, вскрыла и пробежалась глазами. – Лёша пишет, что они с Дусеей идут в какой-то град, не могу прочитать название. И пробудут там пару дней. Вернёт он нам бабу Дусю только через десять дней. Просит не мусорить и не шуметь в лесу. За старшего оставил Карыча. Дусея за старшую оставляет меня. И ещё, баба Дуся тут приписывает, что ждет гостя. Если он приедет без неё, попросить прощение за задержку и предложить подождать её. Всё.

Веда медленно всех обвела взглядом и остановилась на Карыче.

– А она раньше так надолго пропадала?

- Было дело, – не стал скрывать друг. – Несколько раз в год, на новолунье или полнолунье, они там устраивают какой-то шабаш. Молодость, наверное, вспоминают. А может ещё чем занимаются. Я не знаю. Вот тогда где-то по десять – пятнадцать дней она отсутствует.

- Эл, я так понимаю, это ты тот гость, которого она ждёт и которого просит подождать. Есть время? Или спешишь? – спросила Веда.

- Наверное, я. Договор был на десять лет. Срок заканчивается, вот я и приехал. А время? Без неё я всё равно не смогу выполнить поручение. Так что жду. Отпишусь только.

«Договор? Что за договор?» - Веда была озадачена, но вслух ничего не стала говорить.

- Ладно, если уж мы всё прояснили, то всем за стол, ужинать, – скомандовала Верунчик и демонстративно, как показалось Веде, потопала на поляну за дом. За ней потянулись остальные.

- Идём? – спросила она у Эла. Он выглядел расстроенным.

- Идём. – согласился Эл и пошёл рядом с ней.

- Что-то не так? – ей захотелось ему чем-то помочь, чтобы он перестал хмуриться. Она его почти уже записала в друзья. Не каждый такой, как сегодня, день может вынести. А он вынес. И не жалуется. Аж зауважала. - Всё-таки планы порушены?

- Да не особо. Просто тут придётся задержаться ещё на десять дней. А я планировал уже в это время быть дома.

- Понятно, – загрустила почему-то Веда.

«Домой он спешит. И такие друзья, как они, ему не нужны. А чего она хотела? Он аристократ. А тут всё по-простому, по-семейному. Куда им, деревенским, до их высот». И пусть Веда не считала себя ниже или выше по положению, всё ж двадцать первый век и жизнь на Земле принесла свои плоды, в виде отсутствия пиетета перед всякими там аристократами, но за местных, уже таких близких и родных ей людей и не людей, было обидно.

Подойдя к столу и присев за него, она дождалась своих жареных овощей, так как мясо не употребляла, и стала их не спеша есть. Хотя есть совсем не хотелось. За столом плыла ленивая беседа ни о чём. Поужинав и попрощавшись со всеми, Веда, сославшись на трудный день и усталость, ушла спать.

Спала она в летней пристройке. Там и тепло, и не душно. Поэтому, когда закончились разговоры, и все разошлись спать, слышала. Полежав еще несколько минут, встав, отправилась в их заводь. Заводь, которая располагалась недалеко от их домика, отличалась от той, где она сегодня отдыхала, бОльшим местом, обустроенностью как на суше, так и на воде. На берегу стояла большая качелька– кровать. На ней она легко помещалась в полный рост. Несколько скамеек, столик, оборудовано было место для костра. Был закуток, где можно было переодеться без лишних глаз. А на воде, огороженный деревянными мостиками, был запруд, где благодаря бабе Дусе, всегда была теплая вода. Всем домочадцам водяной разрешал купаться и плавать, где они захотят. А вот гостям только в этой заводи и то, если он разрешит. Так как гости здесь были нечасто, то и проблемы не возникали.

Переодеваться не стала. Просто сняла рубашку и вошла в воду. И с наслаждением ушла под воду с головой. Оттолкнувшись и проплыв по дну какое-то расстояние, она расслабилась и позволила своему телу всплыть на поверхность. Веда оказалась почти на границе заводи. А с той стороны границы на неё смотрела молоденькая русалка. Как она определила, что русалка? По волосам, жемчугу на шее, запястьях, опять же в волосах, и глазам. Глаза у них огромные. Почти как у «анимешек».

- Привет, – поздоровалась русалка.

- Привет, – не стала её обижать Веда.

- А Тимофей у вас? – вдруг спросила она.

Девушка присмотрелась к ней. Волосы белые, глаза зелёные, вся в жемчуге и с большом белым цветком в волосах. Это, вроде бы, знак невесты у них. Так, или Тимка, партизан такой, ничего ей не сказал, или её сейчас пытаются банально «развести».

- А зачем тебе? – не отвечая прямо на вопрос, Веда попыталась собрать побольше информации.



Эн Тали

Отредактировано: 01.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться