Линии

Размер шрифта: - +

3.7. «Долгие проводы, лишние ...»

 

Веда

 

- Нет! Нет! И ещё раз нет! - категорично заявил голос принцессы.

- Ну почему? - раздался ещё один смутно знакомый, непонимающий голос.

- Она останется здесь и точка! - был ему ответ.

- Это не причина.

- А что причина? Я тут, она тут. Вы её забираете. Я иду с ней. Отец меня не пустит. Значит? Значит она остается здесь. Что не понятно?

- Не понятно, почему вопрос о транспортировки куда-то умирающей жертвы барских замашек средневековых феодалов надо решать над телом этой самой жертвы, - подала голос Веда, открывая глаза, - Помереть спокойно не дадут.

Вчера, когда она первый раз пришла в сознания после погружения ее Дусеей в оздоровительный сон, Веда сначала попросила принцессу отнести Элу ее фужер с водой из источника для брата. А уж потом разрешила напоить себя каким-то отваром, оставленным бабой Дусей, и с Вереным вздохами облегчения, что она очнулась, позволила опять уложить себя спать. Неимоверно захотелось почему-то спать.

Пока Веда плавала по волнам беспамятства её снова навещала Уна с благодарностями за спасения своего творения и изгнания из этого мира Канээрра. Богиня пояснила, что теперь они вдвоем ответственны за этот мир. А из-за того, что сущность пыталась захватить ее тело и душу, чему активно мешал каронит, теперь она не восприимчива к силам и энергиям Канээрра. У неё теперь иммунитет к нему. Даже если оно каким-то образом проникнет в её тело, без согласия Веды сущность будет просто голосом в голове, без возможности управлять телом, мыслями. Возможности подчинить ее себе. А ещё Уна упомянула какие-то подарками. Правда от подарков Веда отказалась, сказав, что и так у неё все есть. На что богиня загадочно улыбалась и молча кивала на её слова. Также богиня предупредила, что Эндрейна нужно срочно очищать от черни, иначе будет поздно. И вода из источника как раз этому очень поможет.

Во второе своё пробуждение Веда обнаружила в комнате Персивальда. Помимо благодарностей от советника за спасение его жизни, друга-короля и всего дворца в целом, она услышала его историю. Перси честно рассказал откуда он знает русский язык и как догадался кто она такая.

Всё дело в том, что его дедушка, Иван Макарович, будучи разорившимся купцом, так как человеком слыл не серьезным, дурашливым, прожигающим жизнь из-за скуки, но проглатывающим книги десятками и грезящим приключениями, как-то на спор провел ночь в старом заброшенном барском доме, что близ озера Светлояр в Китеже, что в Нижегородской области. А вот утром Иван вышел из избушки в странном лесу. Деревья были сиреневые, небо зеленым, а озера ни какого и в помине не было. А потом и избушка исчезла. Так он попал в Сантим. Пришлось быстро взрослеть, умнеть и вообще как-то приспосабливаться к новым реалиям жизни. Довольно хорошее дореволюционное образования помогли ему встать на ноги. Потом он познакомился с нужными людьми, завел связи, укрепив их женитьбой на обедневший графини. Таким образом, его сын, отец Персивальда, Густав, уже стал графом. Густав был таким же авантюристом, как и его отец, что не помешало ему дослужиться до третьего советника короля Элгея в Реитайне. А уж Перси повезло стать первым из трех советников Лиона. Благо умом Бог не обидел. Дедушка никогда не забывал свои корни, традиции. Историю откуда Иван Макарович родом знали все, хотя не особо и верили. Дед заставлял учить русский язык, чтобы каждый его потомок знал и чтил язык прадедов. Даже завещал, что кто не будет учить, лишать наследства и титула. Сам Персивальд выучил язык ради развлечения. А вот, пригодился.

Веда тоже кратко поведала свою историю. И поддавшись уговорам и расспросам Перси показала свой планшет, продемонстрировав его возможности. Советника заинтересовали фильмы. И с жадным любопытством просматривал документальные фильмы о городах. У Веды, как раз, оказалась парочка о Санкт-Петербурге, Москве, экскурс по городам Золотого кольца, она как-то собиралась по нему проехать, вот и искала информацию, что там интересного.

Пока Персивальд был занят, Веда не торопясь немного привела себя в порядок и опять улеглась на кровать, ожидая конца киносеанса и думая о превратностях судьбы. Что не пойди она за пакетом для друга, то и не попала бы в ту аварию, и, возможно, у нее и не было бы возможности попасть в Сантим. Она бы не познакомилась с бабой Дусей, с Карычем, Верунчиком, Марыской, Лео и Тимкой. Не полюбила бы Эла. Не смогла бы помощь друзьям. Да много чего не сделала бы. И хорошо, что так всё сложилось. Улыбаясь своим мыслям, не заметно для себя Веда заснула.

- Вставая, засоня, - услышала она знакомый голос. Сердце пропустила удар, - Ну что ты улеглась то посреди дня спать? Ночью опять спать не будешь? Возле бука просидишь, читая или лазя в инете.

Веда лежала ни жива, ни мертва.

«Всё сон?… И нет Сантима? Нет… Эла… Веры… Карыча… Лео… нет…Нет! Нет! Нет! Не верю!… Не хочу!...», она ещё крепче зажмурила глаза, утыкаясь в подушку, пропитывая её слезами.

- Отвали, моя черешня,- сквозь слезы услышала Веда свой голос, - Чукча птица хитрая, куда упала, там и домик. Я через час дежурить в иду. Дай отдохнуть, - с замиранием слушала Веда, а счастливая улыбка уже потихоньку озаряла ее лицо.

«Запись…. Всего лишь запись… кстати, а кто этот самоубийца, кто по моим записям лазит?». Она приоткрыла один глаз и увидела широко раскрытые глаза Перси, который переводил их то на экран планшета, то на неё.



Эн Тали

Отредактировано: 01.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться