Лира-2. Волчица Советника (бывш. Жестокие Игры)

Font size: - +

Гл. 9 (3)

Ориентируясь на свет бумажных фонариков, граф вывел меня на широкую аллею, по которой гуляли десятки людей. Мы раскланивались со встречными, перебрасывались ничего незначащими словами о погоде – на тирошийском! - о чудесном празднике, поднимали кубки за какую-то Алиссандру и, постепенно, продвигались в направлении подсвеченного сотнями свечей возвышения.

- Какая красивая! – восхищенно выдохнула я, глядя на стройную темноволосую женщину лет тридцати, сидящую в резном кресле. Открытое платье обнажало ее руки и большую часть груди, кожа светилась перламутром, на изящных руках позванивали вычурные браслеты, но больше всего привлекали ее глаза – ярко-лимонные, чуть прищуренные, смеющиеся. Счастливые.

Красавица прижалась щекой к плечу мужчины, сидящего в соседнем кресле; он что-то сказал, целуя ее узкую ладошку, и женщина улыбнулась, кивнула, поправив прядь выбившихся из прически волос.

- Мы можем подойти ближе? – спросила я.

- Не стоит, - покачал головой Йарра, остановившись в тени. – Мне здесь будут не рады. – Граф заменил наши кубки на полные и тихо заговорил. – Мы находимся в империи Араас, помнишь, где это?

- Да, конечно… К юго-востоку от Архипелага Светлого Храма. – Это же больше двух тысяч лиг от княжества!

- Верно. Рот прикрой, пока пчела не залетела, - улыбнулся Йарра, целуя меня в висок. – А прямо перед тобой Император Син, Владыка Горячих течений. …Рот закрой, говорю... Слева от него Алиса… Алиссандра Ройс, его метресса и официальная фаворитка на протяжении последних пятнадцати лет. …Лира, ты знаешь, что твои приоткрытые влажные губы навевают очень неприличные мысли?

Я поспешно запихнула в рот пирожное.

- Да, так, действительно, лучше. – Голос графа снова стал серьезным. – Син женат, но жена его политического веса не имеет в принципе, вся власть сосредоточена в руках Алисы. Она же воспитывает наследника престола, и, насколько мне известно, тот без ума и от мачехи, и от сводных братьев, которые станут управляющими провинций.

Йарра замолчал, давая мне время осмыслить сказанное.

- А кем была Алиссандра до встречи с императором?

Граф одобрительно кивнул моим умозаключениям.

- Бесприданницей, признанным бастардом-полукровкой из обедневшего рода.

Как я.

Помню, я порывисто обернулась, но рассмотреть в темноте лицо графа не удалось. Йарра стиснул мою талию, привлекая ближе, и продолжил, медленно проговаривая слова:

- В родной стране ее ждал бы брак с кем-то, вроде жениха незабвенной Айрин - как ты его назвала? – пивной бочонок? – и провинциальная жизнь, скучная до зевоты. Либо монастырь и благопристойная нищета – на богатый приют денег у Алисы не было. Либо внешне приличная работа домоправительницы… с дополнительными функциями постельной грелки хозяина и отсутствием рекомендательных писем, взбрыкни она. Но, как ты сама заметила, Алиса очень красива, а еще очень умна - она выбрала четвертый, крайне неприличный с точки зрения морали вариант, и стала фавориткой императора. Посмотри на нее, Лира. Разве она выглядит несчастной?

- Вы ведь сейчас не только об Алиссандре говорили, верно?

- Думай, Лира, думай…

И я думала – весь вечер, пока мы гуляли по боковым аллеям. Всю ночь – граф уже уснул, а я все ворочалась, до тех пор, пока Йарра, заворчав, не придавил меня тяжелой рукой. Весь день – вспоминая довольное лицо Алиссандры – бесприданницы, полукровки, чужестранки, ведь она райана! - сидящей на троне рядом с императором Арааса.

 

- А на сплетни – плюнь и разотри, - велел Тим после моего рассказа. – Пакостные слухи всегда сопровождают успех, а стать Леди Первого Советника, Лорда-Адмирала, Хранителя Востока и ближних островов – это победа. Вы больше не ссорились?

- Нет, - уныло вздохнула я.

- Он… ну-у-у…, - сделал неопределенные пассы в воздухе Тимар, - не обижает тебя?

- Нет.

- А что дуешься?

- Тим, я его не люблю.

- Не люби, так даже лучше, - дернул плечами брат. – Уважения и дружбы вполне достаточно. Пригласи графа на День Поворота, ему будет приятно. Давай, - активировал Тимар амулет связи.

 

К праздничному ужину я вышла в одном из платьев, шитых для принцессы – белый бархат, серебряное шитье, похожее на морозные узоры, высокий кружевной воротник веером, узкие рукава и аккуратный вырез-каре. И тонкий золотой обруч на высоко взбитых волосах. Тим был восхищен, слуги не узнали, а капитаны десяток, рыцари и прочие, сидевшие за нижним столом, просто замолкали и поднимались, когда я неторопливо плыла мимо них к ожидающему на возвышении брату.

- Мне кажется, если дать отмашку, то корону Лизарии тебе принесут уже к утру, - прошептал Тим, улыбаясь уголком рта.- В зубах. Тебя Леди-Зима прозвали, слышала?

Слышала. И даже знаю, кто сказал это первым – Сэли. Кто бы мог подумать, что у моего варвара тонкая душевная организация менестреля?

Еловые ветки, украшавшие зал, одуряюще пахли живицей и хвоей. Служанки увили стены омелой, пустили по столам косы из остролиста, а иллюзия, созданная с помощью простенького накопителя, превратила потолок в звездное небо. Красиво получилось. И как-то очень душевно, непохоже на предыдущие Дни Поворота – с нервной, требовавшей почтения Галией, со щурившимся, как сыч, Сибиллом, с быстро напивающимися, в отсутствии графа, рыцарями.

Мага с нами не было – чем старше, чем сильнее он становился, тем громче, настойчивее звал его Лес, и Сибилл, опасаясь раствориться в Зове, уезжал, появляясь в замке лишь два-три раза в течение месяца. На его место я посадила служителя Мийса, с некоторой заминкой, но, все же, села справа от пустующего кресла Йарры; Тим, как обычно, устроился слева.



Елена Литвиненко

Edited: 15.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: