Лира-2. Волчица Советника (бывш. Жестокие Игры)

Font size: - +

Гл. 25

- Меня зовут Арно Бланкар. – Светловолосый рау в распахнутом на груди колете, с плащом, переброшенным через плечо, опустился на корточки, взял меня за руку. – Я хочу помочь. Пойдешь со мной?

От него, как от Сибилла, едва уловимо тянуло озоном, а в ухе покачивалась подвеска из наполненного силой Кристалла.

Впервые я увидела его шесть дней назад, здесь, на паперти. Как же он напугал меня…

Маг, сильный маг, вроде борга, может разглядеть дымку флера, а в том, что протянувший монету мужчина волшебник, у меня не возникло ни малейшего сомнения: запах грозы, ухоженные, слишком ухоженные руки с длинными пальцами музыканта – таких не бывает у наемников, таких не было даже у графа! – и невзрачный, но, на деле, безумно дорогой камень в серьге.

Маг вытащил застрявшую в щели монету – «держи» - и уставился на меня, как на привидение. А потом начал ругаться, страшно ругаться. Ругаться так, что подвалы храмовников снова встали у меня перед глазами, и я опять почувствовала гнилую солому, смертельную жажду, и вонь из пасти гиены, нацелившейся в горло.

Вскрикнув, я отпрянула, понимая, что… Светлые боги, я отравлю, утоплю его в флере - пусть он изнасилует и убьет меня прямо здесь, чем снова в застенки!

- Не подходите!

Маг встряхнул головой и сунул руку в карман. За связником? Маяком? Боевым амулетом?! Концентрированный флер ожег солнечное сплетение, готовый выплеснуться наружу, я до крови закусила губу, прощаясь с Тимаром и Раду, а маг… Маг выложил передо мной стопку монет и ушел.

Я ничком упала на каменный плиты, захлебываясь слезами и истеричным смехом: маг - ненавистный рау, один из тех, кого я убивала, тот, кого бы я, не задумываясь, проткнула отравленным фламбергом! - пожалел меня. Первый, кроме римела, кто пожалел меня за эти месяцы.

На следующий день он снова оставил денег. И на третий, добавив к серебру завернутую в платок сладкую слойку. А на четвертый прогнал куражившихся надо мной мальчишек, чьи родители пришли на обедню. Маленькие стервецы отобрали мой костыль и приплясывали с ним, как макаки с палкой. Другие нищие смеялись и показывали пальцем, римела рядом не было, добрые же прихожане поднимались по ступеням храма, совершенно не обращая внимания на детские игры.

- Отдайте!

- Встань и отбери!

- Хромоножка!

- Уродина!

- Чучело!

- О боги, Робер, Бланкар, сделайте что-нибудь! - Юная девушка, почти девочка, остановилась на лестнице, с негодованием глядя на происходящее. Ее телохранители поморщились, переглянулись, что-то сказали ей, но девушка топнула ногой, демонстративно прижала ладонь к огромному, как южный арбуз, животу. Один из мужчин, тот, что постарше, воздев очи горе, шагнул, было, вниз, но появившийся из притвора маг опередил его, спрыгнул вниз, минуя лестницу.

- Любишь издеваться над слабыми? – тихо спросил он, поймав заводилу за ухо. – Я тоже люблю, - усмехнулся рау, приподнимая мальчишку над землей. Тот взвизгнул, как поросенок, и замычал, вращая глазами. – Если ты, - встряхнул его маг, - или твои друзья, - еще один рывок, такой, что в кулаке остался захваченный с ухом вихор, - или не друзья… Если кто-нибудь ее тронет, я тебе уши оторву. И пришлю твоим родителям в шкатулке. Все ясно?.. - Мальчишка завыл, закивал, размазывая по лицу сопли и слезы. – Говорить сможешь завтра. Под себя перестанешь ходить через месяц. Пошел вон.

Маленький гаденыш с ревом побежал с церковного двора; его приятели с опаской выглядывали из-за деревьев храмового сада, из-за каменных старух и нищих, украшавших лестницу. К воротам, перекрытым охраной темноволосой девушки, подойти не рисковали.

- Ты в порядке? – присел передо мной маг.

- Да, господин, спасибо, - прошептала я, отодвигаясь от него подальше. Упасите Светлые, почует

Кажется, мое недоверие задело Бланкара - мужчина нахмурился.

- Тебе есть, где переночевать?

- Да, господин.

Рау кивнул, поднялся. Вернул костыль – я приняла деревяшку, старательно избегая прикосновения к мужским пальцам. Дымка флера – едва заметная, легче газовой вуали, тоньше волоса – окутывала меня золотистым сиянием, и я совершенно не хотела проверять, что будет, если маг ее зацепит.

А он вдруг потянулся и вынул яблоневый лист из моих волос.

И ничего не случилось.

Совсем ничего.

Бланкар лишь ругнулся, когда я шарахнулась прочь и закрылась рукой, ожидая удара - «вяжите шильду».

Мужчина резко развернулся, и, по-военному чеканя шаг, скрылся в храме. На обратной дороге, сопровождая свою госпожу к портшезу, он даже не взглянул на меня, а я…

Спрятав повлажневшую ладонь в складках юбки, пытаясь унять выпрыгивающее из груди сердце, рискуя, невозможно рискуя – ведь Ньето где-то рядом! – я послала вслед Бланкару тонкую нить флера.

- Вы же маг… Вам же ничего не стоит… Помогите, пожалуйста…

 

-Меня зовут Арно Бланкар. Пойдешь со мной?

Да! Да, пойду! Но сначала…

- Вы целитель? – Это не для меня. Для нищих, прислушивающихся к разговору, для сплюнувшего Ньето. Для добрых прихожан, поглядывающих на прилично одетого господина, заинтересовавшегося побирушкой.

- Нет. Но хочу попытаться. Хуже не будет, поверь.

Верю. Хуже быть просто не может.

- Ты же понимаешь, что можешь лишиться руки? – Бланкар осторожно погладил мою ладонь, надавил на нее. – Я знаю, у тебя нет оснований мне доверять, но счет сейчас идет даже не на дни – на часы.

- Я пойду с вами.

- Отлично. Встать можешь?

Я неловко потянулась за костылем, и тогда Бланкар сжал мою талию, поставил, как большую куклу.



Елена Литвиненко

Edited: 15.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: