Лира-2. Волчица Советника (бывш. Жестокие Игры)

Font size: - +

Гл. 26 (1)

 

Время с Йаррой летело, как пришпоренный жеребец из Оазисов. Энергичный, предприимчивый, активный граф всегда был чем-то занят, что-то делал, что-то писал, с кем-то разговаривал, и даже отдых у него был ненормальным – охота, тренировки, ходьба под парусом, стрельбы… Находясь рядом с графом, я невольно подстраивалась под его ритм, успевая за день столько, сколько до того - за неделю. И время летело – невозможно быстро, стремительно, как Халле, на котором я носилась по полям, когда Галия уезжала на острова.

Рядом с Бланкаром время тянулось каплей живицы, сползающей по стволу Лесного кедра. Я совершенно потерялась в днях, часах и минутах. Я ела, спала, просыпалась, терпела лечение, снова спала, опять ела – и с удивлением узнавала, что сегодня все еще среда, хотя по ощущениям прошло не меньше недели. А то и двух.

- Так всегда бывает при прямом вливании силы, - сказал маг, массируя мою правую руку. Размял мышцы, согнул в локте, разогнул. Повращал запястье, ощупал суставы на пальцах. – Болит?

- Немного.

Этой боли я радовалась. Раз болит – значит, есть чему болеть.

- Еще пара сеансов, и будешь есть самостоятельно, - улыбнулся маг.

Кормили меня с ложки. Иногда служанки, чаще сам Бланкар – его крайне веселило выражение лица, с которым я открывала рот, готовясь принять очередную порцию протертого супа, отварной куриной грудки или жирного творога с яблочным вареньем.

Моя левая рука висела в перевязи, ноги тоже зафиксировали шины – Бланкар сломал неправильно сросшиеся кости, растянул меня, как на дыбе, и дважды вливал силу, подталкивая образование мозолей. Благо, все это время я была без сознания.

Маг сжал мою ладонь меж своими, и я скривилась от жжения в пальцах – восстановление суставных сумок шло медленно.

- Почти все, - тихо сказал Бланкар. Покосился на мою щеку, поморщился. По-моему, шрам ему мешает гораздо больше, чем мне. – Может, все-таки…?

- Нет. Нет, пожалуйста! – взмолилась я. – Сначала ноги!

- Они прекрасно срастутся сами.

- Через месяц! Я с ума сойду, господин!

Этот спор у нас происходил трижды в день. Бланкар сразу предупредил, что сможет потратить на меня два накопителя, не больше. Их как раз хватит, чтобы привести в порядок лицо, руку, и ускорить выздоровление. Я упросила мага использовать оба рубина для восстановления ног и рук.

- Ты же девушка, Лира. Красивая девушка, - ворчал Бланкар, до жути напоминая мне Тима с его «ты-же-девочкой». – Неужели тебе все равно, как ты выглядишь?

- Я не хочу быть беспомощной, господин.

- Чего ты боишься, лисенок?

Ньето.

Я боюсь, до ужаса боюсь суфрагана. Того, что он войдет сюда, что снова засунет меня в клетку с гиенами. Или, что ничуть не лучше, расскажет магу о своих подозрениях. Что сделает, узнав о флере, Бланкар, я старалась не думать - инстинкт самосохранения нашептывал, что с этим магом я не справлюсь даже здоровая.

- Я хочу снова есть ножом и вилкой, а не ложкой измельченное мясо, - через силу улыбнулась я.

Маг хмыкнул, сдвинул руки от моих пальцев к запястью.

- Умеешь пользоваться столовыми приборами? …Теория магии, языки – образ крестьянской девушки, прибившейся к римела, рушится прямо на глазах. Шпионки бы из тебя не вышло, - поддразнил мужчина. – Неужели ты боишься, что я выдам тебя кому бы то ни было? – серьезно спросил он. – Тебе ничего не угрожает, Лира. Тебя никто не обидит.

Никто, кроме самого Бланкара.

Я ведь вижу, как он смотрит на меня, чувствую, как трогает волосы, думая, что я сплю. А еще сорочка. Та самая, что была на мне надета, когда я очнулась. Служанки, если бы меня действительно переодевали они, никогда не спутали бы декоративные швы и изнанку.

- Ты боишься меня, потому что я мужчина? Или потому, что я незнакомый мужчина? – проницательно спросил маг.

- Я вас не боюсь.

- Но опасаешься. – Бланкар сжал ладонями мой локоть, и я ойкнула. – Еще две минуты, и до вечера все, - пообещал он. - Я не беру женщин силой, лисенок.

- Почему вы называете меня лисенком?

- Ты рыжая, - тряхнул головой, убирая непослушную прядку, маг.

- Я не рыжая! – возмутилась я.

- При свечах – рыжая. И краснеешь…

как пансионерка на первом свидании.

-…до самого кончика носа, - засмеялся Бланкар. – Так только рыжие умеют. Все, отдыхай, - поднялся маг. – Мне нужно уйти.

Уходил он часто.

Бланкара нанял ювелир из Рау, чтобы маг и его отряд вывезли из Лизарии овдовевшую дочь мастера – ту самую темноволосую беременную девушку, что велела защитить меня от мальчишек. Муж госпожи Виктории Боттичелли попал под децимацию в Ториссе, сама Виктория едва не потеряла ребенка, когда к ней в дом вломились райаны. Бланкар нашел госпожу Боттичелли у соседей спустя две недели после казни мужа, каким-то чудом – ведь беременным нельзя пользоваться порталами! – провез ее сквозь центральные и северные провинции Лизарии, где шли бои, успел, как и римела, до закрытия Врат Меота – соседнее королевство больше не принимало беженцев, а теперь, когда до цели путешествия оставалась всего пара декад пути, отряд застрял в Аликанте из-за приближающихся родов. На мое счастье.

Я откинулась на подушки, сминая пальцами правой руки упругую морскую губку, и, преодолевая сон, в сотый, наверное, раз, начала продумывать план возвращения в Лизарию. Самым сложным будет достать приличное оружие, обувь, одежду и коня, самым простым – пересечь горы: диких зверей я не боюсь, охотиться умею, от людей спрячусь. А после забегов по скалам, что устраивал для меня и Алана Рох, я и по козьей тропе без снаряжения пройду. В Лизарии же достаточно будет выйти к любому гарнизону, показать татуировку Орейо – и Йарра узнает обо мне в течение часа.



Елена Литвиненко

Edited: 15.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: