Лира-2. Волчица Советника (бывш. Жестокие Игры)

Font size: - +

Гл. 34

Райанский флот подошел к Рисовому Архипелагу, и вечно занятой теперь Сиятельство отсыпал мне от щедрот аж три дня отдыха. Первые двое суток я проспала, сползая с кровати лишь для того, чтобы поесть, и только к исходу третьих почувствовала себя человеком, а не измочаленной губкой.

Открыла глаза, потерла виски, радуясь отсутствию головной боли. Перевернулась на бок, потом на живот. Лежать на покачивающейся койке было странно. Просто лежать – в тепле и уюте, а не на груде тряпья в дырявом шатре римела, или на росистой траве. Лежать, не дожидаясь окрика Сиятельства - «Подъем!», сигнальной трубы, зовущей на марш, или, слава Светлым, сухой женской руки, пахнущей дрожжами и дегтем: «Чаюри… В город пора».

Я вдруг усмехнулась: надо же, уют. Клетушка восемь на десять локтей, узкая кровать, таз вместо ванны, и ночная ваза в углу. Кошмар же! Даже по сравнению с походным жилищем Йарры, не говоря о комнатах Тима или покоях принцессы Эстер. А с другой стороны, после нищенствования и княжеской кухни…

Под подушкой завибрировал связник. Рубин сиял, блестел, подрагивал, всячески отвлекал меня от минорных мыслей, и я, снова вспомнив римела, накрыла камень ладонью:

- Привет, Тим.

- Слава Светлым, - проворчал братец. – Ты почему третий день не отвечаешь?

- Не слышала.

Действительно не слышала. Я даже взрывы крепостных башен острова проспала.

- Уши мыть не пробовала? – съязвил Тимар.

- Тим, я тебе при встрече лицо разобью, - пообещала я. Что-то сломалось между нами, и подначки брата вызывали сейчас только раздражение, а не желание подколоть в ответ.

- Лира…

- Тим, - перебила я, не желая в сотый раз выслушивать его доводы и объяснения, - под Пратчей меня вытащил Лачо, сын шунави из рода Яноро Санакуно. Он умер, но… Я должна римела. Понимаешь меня?

- Да, - помедлив, ответил брат. – Не знаешь, где их искать?

- Они в Рау собирались… Думаю, в ближайшем приграничном городе. Баро наверняка постарается сбыть лошадей как можно скорее, в зиму их нечем кормить.

- Я найду римела.

- Спасибо.

- Лира…

- Мне нужно идти, - оборвала я разговор, и потушила связник. Не хочу, не могу его слушать. Обидно и больно. У меня ведь никого ближе нет, а он…

Не стану плакать, - вытерла я слезинки, глядя на поводок. И за шантаж не прощу, не дождется! Ни его, ни, тем более, Йарру! Никогда!

Подперев двери стулом, умылась, переоделась – брюки, плотная рубашка и теплый жилет, высокие сапоги взамен утонувших – и вышла на палубу.

И снова то же странное чувство – я могу просто гулять. Не бежать тридцать пятый круг с языком на плече, а неторопливо пройтись по корме, потрогать паруса и погладить мачты. Рассмотреть руль и рынду, вдохнуть полной грудью воздух и, сложив ладонь козырьком, сосчитать стоящие на рейде корабли.

- Госпожа, - выросла за спиной высокая фигура.

- Добрый день, Сэли, - улыбнулась я.

Степняку я обрадовалась. Он совсем не изменился за те полгода, что я его не видела. Те же косички, те же костяные амулеты. Старый плащ и широченные плечи, на которых трещит рубашка, кожаный шнурок с каким-то мешочком на шее. Ни ранней седины и трости Тимара, ни выпирающих скул графа – и если долго смотреть на него, то можно представить, что ничего не было: ни войны, ни Пратчи, ни храмовников.

- Вам лучше подобрать волосы, госпожа, - чуть улыбнулся мой варвар.

- Гусей не дразнить? – вспомнила я одну из фразочек Кайна, примите, Светлые, шебутную его душу.

- Спутаются.

Как был наседкой, так и остался. «Оденьтесь, госпожа. Переобуйтесь, госпожа. Покройте голову, госпожа. Не бросайтесь на чудовищ, вы же женщина!»

Под косыми взглядами солдат и матросов мы с Сэли бродили по кораблю. Галеас Его Сиятельства был огромен. Сто сорок шагов в длину, тридцать в ширину, с корпусом, укрепленным металлом, он на треть превосходил размерами самую крупную галеру княжеского флота. «Волк» нес три мачты со смешанными парусами – прямыми и косыми, и, насколько я знала, даже в сезон штормов мог дойти до Арааса или Джун-Джуна. Что примечательно, это был совсем не тот корабль, что я видела во время погружения в сознание Йарры. Впрочем, о галере из белого дуба я спрашивать не собиралась.

Опасливо поглядывая на крюссель-рей и веревки, я стояла на носочках и считала неторопливо поднимающиеся весла.

- Тридцать два [имеется в виду в одном ряду], госпожа, - подсказал Сэли. - Двести тридцать гребцов, шестьдесят матросов, двести пятьдесят солдат, четыре офицера, и Его Сиятельство, - перечислил варвар.

…Кайн бы сейчас назвал его степным занудой и предложил бы выбросить за борт, акул пугать. Или спрутов. Или кто там водится на дне.

С графом мы раскланялись издали. Йарра кивнул и снова уткнулся в связник – шла операция по зачистке острова Санти, и Сиятельство, в кои-то веки вспомнивший, что Лорду-Адмиралу совсем не обязательно лично возглавлять атаку, координировал действия войск.

С Сэли я облазила весь корабль, разве что в трюм не спускалась – с недавних пор у меня стойкая аллергия на лестницы вообще, и конкретно эту в частности. На мачту тоже взбираться не стала, прыжков по канатам мне и на тренировках хватает. Зато рассмотрела, наконец, баллисты, мимо которых бегала по утрам, боевые платформы, бушприт и ощерившегося волка носовой фигуры. К шпирону – абордажному тарану – Сэли меня не пустил.

- Убьетесь, госпожа.

- Не дождешься, - недовольно буркнула я, пытаясь его обойти. Сначала справа. Потом слева. – Какой же ты широкий! – топнула я, когда и в третий раз не вышло его обдурить.

Лицо Сэли дрогнуло и пошло лучиками морщинок – варвар смеялся. И, незаметно, теснил меня прочь от шпирона.



Елена Литвиненко

Edited: 15.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: