Лира-2. Волчица Советника (бывш. Жестокие Игры)

Font size: - +

Гл. 35

Королевство Рау, приграничье Меота

Баронство Сноурр

 

Вьюга выла раненым зверем, швыряла в лицо хлопья снега. Кружила, вихрилась, на секунду стихала, но стоило отряду выехать из узкой улочки на площадь, набрасывалась с новой силой: жалила, душила, слепила, толкала в бок, словно надеясь утопить незваных гостей в глубокой канаве, покрытой тонким ледком.

За городской стеной стало еще хуже. Верстовые столбы облепило снегом, и уже на расстоянии вытянутой руки не было видно ни зги. Сырой ветер забирался под плащи и дублеты, выдувал остатки тепла; тонкие перчатки для верховой езды не спасали, и Тимар, проклиная Лиру за внезапно прорезавшуюся благодарность, а себя за мягкотелость, дышал на кулаки, управляя Звездочетом коленями.

- Не заблудимся, господин? – попытался перекричать буран командир десятки.

- Табор в лиге от стен, - мотнул головой Тим. - Спускайтесь к реке, - приказал он, съезжая с дороги.

Кони брели, проваливаясь в заносы чуть не по брюхо, всхрапывали, выдыхая клубы пара. Протоптанную ими тропу моментально засыпало, и только пламя под крышей Часовой башни оставленного за спиной городка позволяло определить направление.

- Брыгова ты девка, Лира! Когда ты мне последний раз говорила «спасибо»? – ругнулся Тимар, когда Звездочет провалился в яму, а сам он едва не слетел с коня.

Тим кое-как выровнялся, проверил, не потерялась ли притороченная к седлу трость, и подтолкнул жеребца пятками:

- Где эти лярвины римела, чтоб их Корис сожрал?!..

Табор они едва не проехали – издали шатры кочевников походили на засыпанные снегом копны сена. Ни дымков, ни голосов, ни лошадиного ржания. Только шелудивый пес попытался облаять пришельцев – глухо гавкнул, и упал, заскулив. Его ребра были похожи на стиральную доску.

Тим спустился с коня посреди небольшого круга, образованного шатрами.

- Мне нужен баро! – громко крикнул он, сбросив капюшон плаща. – Я ищу Яноро Санакуно!

- Я Санакуно, - вышел старик в овечьем тулупе. – Что вам нужно?

- Вы не пригласите меня войти?

Судя по баро, тот с куда большим удовольствием вогнал бы ему под ребро кинжал. Командир десятки перехватил тяжелый взгляд старика и спешился, прикрывая Тимара, а вышколенная сержантами Йарры охрана рассредоточилась, держа на прицеле появившихся мужчин-римела. Райан здесь явно не жаловали.

Но и не выстояли бы против них.

- Входите, - бросил баро, приподняв дерюгу, заменявшую дверь.

- Останьтесь, - велел Тимар охране, и, приволакивая ногу, пошел за стариком.

Внутри шатра было так же холодно, как и снаружи. Темно, сыро. Вместо настила – голая земля. Тощее пламя очага едва грело, в закопченном котелке булькало что-то, похожее на древесную кору. Изможденная женщина, неуклюжая от вороха заплатанных юбок и нескольких кофт, поднялась, испуганно глядя на Тимара. В глубине, за разделявшей шатер тряпкой, закашлял ребенок.

Баро указал женщине на «ширму», и римела, кивнув, исчезла.

- Я вас слушаю.

- В Лизарии, под Пратчей, вы спасли девушку по имени Лира. Помните?

- Лиру? – Лицо старика на мгновение прояснилось, потом снова почернело. – Лиру я помню, но в Аликанте ее забрал у нас маг. Я не знаю, что с ней, и где она.

- Она здорова и благодарна вам. Примите и мою благодарность, - Тимар отстегнул от пояса набитый серебром кошель, положил перед баро.

- Вы ее…?

- Брат.

- Если бы я знал, что она райана, велел бы Лачо отвезти девку туда, где взял, - сплюнул старик. – Заберите. Нам не нужны райанские деньги.

- Вам – нет, - растянул губы в улыбке Тимар. – А вашим людям? Или ему?..– кивнул он на ширму, за которой заходился кашлем ребенок. - Вы ведь не смогли продать лошадей, верно? Они пали? Или их просто отобрали у вас на границе? – Тим заглянул в котел с кипящим в нем варевом и скривился. – Вы не накормите детей своей гордостью. Возьмите.

- Нет. Уходите.

Тряпка, делившая шатер пополам, отлетела в сторону, и женщина – жена? невестка? сестра? – метнулась вперед, упала перед баро на колени, быстро заговорила на языке, которого Тим не знал. Заплакала, вцепившись в руку старика.

Тот прошипел что-то, и, с усилием, кивнул.

- Спасибо… Спасибо, дадо… Спасибо, господин! – повернулась римела к Тиму. – Да благословит вас Матерь!.. Вас и Лиру!..

- Мир вам, - тихо сказал Тимар. Снял с пальцев перстни и добавил их к кошелю, утроив сумму. При мысли, что Лира – его Лира, солнечная девочка, которая любит тепло и вкусную еду, книги и ароматные масла для ванны – несколько месяцев жила вот ТАК, становилось страшно.

…пусть уж лучше будет прикована к Йарре.

 

Рисовый архипелаг

Я стояла у карты и прослеживала пальцем города и страны, течения, реки, горные хребты и подводные скалы: Верзея, Фарлесс, Мабуту, Джун-Джун, Араас, Оазисы… Ледяной поток, едва не утопивший меня близ архипелага Трой и Пекло пустыни, цепочка вулканов и магические аномалии, Обитель Шорда, где долгое время жил Сорел, и широкая Нэя, на правом берегу которой начинается Великая Степь. А вот там, где, по словам Сэли, находились Свободные города Тэха-Эн, красовалось серое пятно – у райанов не было интересов в юго-западной части материка.

Как же мне надоела эта чертова каюта! – стукнула я по проолифенной карте, и та, будто в насмешку, засверкала, переливаясь цветными пятнами Мабуту, Джун-Джуна, Оазисов. Островом Сладкой Росы, принадлежащим Наставнику Роху, и Медными горами, близ которых лежит поместье огненного мага – там кислая малина и старые яблони, переживший не одно поколение дом и скалы, где можно жечь, пока не иссякнешь…



Елена Литвиненко

Edited: 15.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: