Лирей. Сердце волка

Размер шрифта: - +

Глава 6.7

- Понял, понял, молчу, - сказал Андре, и протянул мне высокий походный кубок, над которым витает невероятный аромат.

Когда я изумленно вытаращила на него глаза, довольно пояснил:

- Да, да, кофе. Собственноручно сварил в котелке. Для тебя.

У меня все слова закончились. Какой же он!

- Хоть и гадость редкостная получилась, леди, - буркнул Джен, и Стал закивал, подтверждая слова друга.

Андре поморщился.

Я отхлебнула из кубка. Горький, ароматный, чуть с кислинкой, м-м, прямо как я люблю!

- Невероятно вкусно, - сказала я Андре. – Спасибо.

- Понял?

Андре обернулся к кучеру, подбоченившись.

- Ну, это миледи из вежливости. По мне так – пойло-пойлом, - пробурчал Джен.

- Что ж пил тогда? – спросил Андре.

- Так ведь интересно, что вы там, господа, пьете да нахваливаете, - пояснил за товарища Стал, и поморщился. – Правда, гадость невероятная. Горькая, аж челюсть сводит… По мне, так лучше горячего эля ничего нет.

Я не выдержала, прыснула, Андре тоже хмыкнул.

- Приедем в трактир на ночь – получите.

Джен довольно крякнул и затолкал в рот оставшуюся половину бутерброда.

Андре заботливо протянул мне ломоть черного хлеба с куском ветчины, сыром и огурцом.

Глядя, как ловко управляются с этим нехитрым угощением мужчины, я поняла, что дико проголодалась.

Закрутила крышку на походном кубке, чтобы любимый напиток не утратил драгоценного тепла, и ухватившись двумя руками за бутерброд для какого-то великана, вгрызлась в нежное, как крем, мясо, сыр, пышный хлеб. Огурец хрустнул на зубах, конечно, мне одного такого бутерброда за глаза, но боги, до чего же вкусно!

- Это правильно, - одобрительно крякнул Стал, - не то, что эти барышни: настругают себе тоненькими полосками, и выуживают одну траву, что те козы, прости, господи! Дескать, от мяса толстеют. А ведь баба, то есть леди, я имею ввиду, она непременно в теле должна быть, да что там в теле, чем толще, тем сподручней, а эти современные барышни, тьфу ведь, соплей перешибешь, ансамбль «погремим костями»!

- Стал!!

Андре вытаращил глаза на возницу, а мои плечи затряслись, бутерброд упал на колени, я зажала рот обеими руками.

Андре принялся стучать меня по спине, думая, что я подавилась.

- Ты видишь, что натворил, дурень! – гаркнул Джен на Стала, и, недолго думая, отвесил тому подзатыльник.

Стал звучно икнул, чуть не свалился в костер и ответил Джену, ударив того в ухо.

Я, задыхаясь, замахала на Андре руками, мол, хватит, хватит! Тот и сам уже понял, что я захожусь от смеха, сдвинул брови, плотно сжал губы, но увидев, что я вот-вот покачусь по земле, и сам запрокинул голову и расхохотался.

Из моих глаз брызнули слезы, я замахала в лицо руками, но это не помогло. Из рта раздался только тонкий стон, и следующая волна хохота заставила согнуться пополам.

- Придурок, - буркнул Джен на товарища, тоже складываясь от смеха.

А громче всех гоготал сам Стал, приговаривая:

- Вот это дело! Вот это по-нашему! Если баба не смеется, она ведь невесть что там себе надумать может!

- Хватит, - попросил его Андре, отсмеявшись, и погрозил обоим кулаком.



Диана Хант

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться