Лирей. Сердце волка

Размер шрифта: - +

Глава 20.6

Я часто заморгала. Вспомнились малыши с острыми зубками, что возятся в песке у целебного источника, и женщины там такие спокойно-умиротворенные, поют, жгут костры… И Вилла, Лил, Фосса, закрывающие меня своими телами. И Дреко в форме волка бросает к моим ногам убитую лань, и все эти пугающие мужчины, огромные, состоящие сплошь из литых мышц, острых зубов, силы и ловкости… Страшные, но совершенные… нет, никакая угроза не должна коснуться их!

Так думала я.

Но мой дух противоречия, который решил почему-то окончательно выйти из-под контроля, пробормотал:

- Я думаю… думаю, эти рассказы о нападениях людей здесь сильно преувеличены. Как и у нас, там, о них. И вообще, это их дело, я не хочу знать ничего об этом. Я хочу домой!

Велес нахмурился и глухо спросил:

- Это твое последнее слово?

Не-ет! – мысленно проорала я, но мой окончательно вышедший из-под контроля дух противоречия опередил:

- Да!

- Что ж, - проговорил Велес и почему-то улыбнулся. - Ты просишь разрушить то, что твой отец создал для тебя, Эя. Создал ценой своей жизни. Несмотря на все доводы разума и сердца, ты просишь нарушить его последнюю волю.

Велес помолчал.

- Ты упряма, как и Анжу, но если бы он не был таким, он не стал бы одним из лучших… И не погиб бы так глупо. Поэтому я не повторю свою ошибку. Я дал уйти ему. Но не дам уйти тебе. В память о нем, о твоем отце. Об Анжу.

Я вздохнула с нескрываемым облегчением и это рассмешило Велеса.

- Ты что-то хочешь спросить у меня, Эя?

- В моих кошмарах… Я помню, я увидела отца, побежала к нему, а он превратился в чудовище. В Зверя. В этой его полуформе…

- Кровь от крови чародея с кровью свободной, - пробормотал Велес, и затем произнес: - Ты пока не готова услышать ответ, Эя. Но я все же скажу тебе кое-что. Только сделай милость, не кричи, не пугай малявок, что снуют вокруг.

Я клятвенно заверила его, что обязуюсь молчать, чтобы, когда он произнес:

- Потому что в твоем отце текла кровь свободного народа…

Взвизгнуть, да что там взвизгнуть, заорать, и тут же закрыть обеими ладонями рот.

Велес осуждающе нахмурился, чуть поджимая покрытые корой, губы, и я отняла ладони от лица, поднимая руки вверх, и кивая, мол, молчу, как и обещала, молчу.

- Но это значит, - пролепетала я, - что мой папочка оборотень?

Пролепетала и тут же нахмурилась.

- Но ведь он совсем не похож, - произнесла я уверенно. – Вот совсем не похож, ни чуточки!

Не успело божество ответить, как я ойкнула, подпрыгнув, и ошалело вращая глазами.

- Ну что еще? – устало спросил Велес.

- Так ведь получается тогда, что и я – оборотень! Мамочки мои! Богиня! Вот почему Микаэла назвала меня чудовищем! И Виталина, конечно же, она не так просто заперла меня в башне! Они все знали, что я представляю опасность… для всех, мамочки! Они все всё знали и не говорили мне! Только Андре! Он не боялся, он смелый, он самый лучший… был!

Речь моя стала все более сбившаяся, и я зарыдала.



Диана Хант

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться