Лиса и морской Демон

Пролог

Некоторые истории, ставшие сказками, имеют свойство повторяться спустя века. Говорят, если долго смотреть на поверхность воды, можно увидеть своё отражение - и неважно, по какую ты сторону. Спасая кого-то, помни: иногда надо просто вовремя уйти. Уйти, пока не поздно, пока не привяжешься - и нарастающий круговорот ошибок не утянет вас обоих на дно с камнем у ног. 

Хочешь, я расскажу тебе сказку?  Про лисицу и морского демона. Про охоту на охотников.

Она грустная, предупреждаю сразу. Грустная и очень жестокая. Она есть у нас – она есть у них. Сказка про лисицу и морского демона. Одна из тех историй, которые в сухом мире рассказываются шёпотом в темноте. Одна из тех историй, что в море звучат грустной песней, тающей на ветру. Она звучит по-разному, суть остается одна. 
Это ни в коем случае не рассказ о том, что правильно, а что нет. 
Решать это лишь тебе… 

 Жизнь ушла из этих краёв. Навсегда, безвозвратно. Последние остатки её уносил холодный дождь, ливший уже несколько часов. Холодная сторожка посреди выжженного леса, сырые доски, ещё недавно полыхавшие от пожара, охватившего некогда полный жизни край.


Она лежала на полу, невидящими глазами смотря в потолок. Казалось, за ним, двоящимся и плывущим, видно тёмное бездонное небо. Дождь уже не шёл, оставив мёртвый лес высыхать под равнодушным взглядом только начинающей расти луны. Ей ещё никогда не было так плохо. Яд и травмы добивали, медленно – и крайне мучительно. Она скользила на тонкой грани между бредом и явью, то проваливаясь в кошмарные сумерки предсмертного сна, то выныривая назад, в агонию загасающей жизни. 
Сколько пройдёт времени, прежде чем удастся забыться вечным сном? 
Здесь нет даже ветра… даже всегда бывшего рядом с ней ветерка, такого близкого и родного. Где же ты… пожалуйста, я не хочу умирать одна! Я так хочу ощутить тебя рядом, мой милый дух-защитник.

Хотя бы последний раз, прежде чем оказаться на том свете… или раствориться в небытие. 
Почему ты оставил меня? 

Скрипящий звук открывающейся двери. Ворвавшийся в сторожку свежий воздух несёт с собой странный запах, пробивающийся сквозь запах крови на прогнившем полу. Пахнет… морем, водорослями и чем-то ещё. Знакомым – но вспомнить невозможно. А может, это просто бред… 

Ты привёл кого-то за собой? 

Скрип досок под ногами. Хах. Кому-то доведётся увидеть её в таком… жалком состоянии? Впрочем, сейчас это уже не казалось чем-то важным. Ей хотелось лишь ощутить ветер на своём лице. 
Кто-то склонился над ней – сквозь чёрную пелену надвигающейся смерти лучница различила чёрный силуэт с жёлтыми глазами. 

Запах моря… 

Она помнила море. Помнила, как иногда они с Аюштой выбегали к нему, на берегу которого рос этот лес. Такая чарующая синяя гладь… особенно на закате… так прекрасно. Как хотелось бы увидеть её ещё раз – и ощутить, как ветер приносит с собой солёный запах воды. 
Хотелось плакать, но слез уже не было. Ничего не было. Лишь темнота и боль. 
Чёрный силуэт замахнулся ножом. 


Добьёшь её? Ты никогда и ни к кому не испытывал особо сочувствия. А сейчас ты голоден… 
Нож останавливается у самого горла, дрожит у кожи. 
Что же тебя останавливает? Ей же совсем немного осталось. Пара вдохов – и она умрёт сама. Почему ты заглядываешь в эти глаза, которые даже и не видят тебя? 
Ты видишь что-то забытое? 
Может, ты видишь себя – каким ты был когда-то, прежде чем твоя жизнь перевернулась с ног на голову, кинув тебя на самое дно? 
Ты улыбаешься. Отложив свой клинок, находишь рукоять ножа суккубы, так и оставшегося у девчонки под рёбрами. Аккуратно вытаскиваешь. Она не издаёт ни звука – уже нет сил. Возможно, она уже ничего не чувствует. 

Смертельный туман потихоньку уступал место просто давящим сумеркам неглубокого бреда. Лиралей снилось море. Сквозь болезненный полусон она лишь смутно чувствовала, как чьи-то жёсткие шершавые руки втирают в раны холодную мазь, как боль медленно затихает, сменяясь онемением. 
Становилось легче. 
Ей снилось, как она плывёт сквозь волны, всё дальше и дальше от берега. Ей чудился голос Аюшты, беспокойно зовущей её обратно – вдруг утонет! – и собственный смех, внезапно захлёбывающийся в накатившей волне… 

Что-то коснулось губ – горлышко бутылки. 

– Пей. 

Кто-то поддерживал её голову, рядом пахло целебной настойкой. Сквозь остатки боли, Лиралей чувствовала, как ей приоткрывают рот, осторожно и аккуратно вливая зелье. Пахло водорослями, рыбой и чем-то пряным. Море… такое далёкое море. И ветер, несущий с собой запах соли… 
Ты все-таки кого-то привёл, Ветер? 
Слезы тоже солёные. 
Спасибо… 

Кто-то рядом смеётся, пока она с трудом сглатывает зелье, вперемешку со своими слезами. Смех странный. Сам голос странный. 
Когда ты откроешь глаза – он будет сидеть рядом. Ты всё равно толком не видишь его: тебе всё ещё слишком плохо. Он что-то говорит, иногда смеётся. Тебе уже легче? Да, ты действительно это слышишь, тебя это спрашивают – и скалятся в острозубой ухмылке. 

Нет, не бойся. Ничего плохого не будет, все позади, – четырёхпалая лапа весело ерошит твои рыжие заляпанные в крови волосы. Почему же он не добил тебя? 

Вопрос понятен – в ответ лишь странный, чуть квакающий хриплый смех. 

– Почему бы и нет? 

Сознание проясняется – и Лиралей краснеет, поняв, как она выглядит. Но существо лишь добродушно смеётся: какая, мол, разница, я же не человек – и мне всё равно. Странно. От него пахнет кровью и смертью, но он помог ей. И всё же, почему? 

– Знаешь, – усмехается создание с жёлтыми глазами, выглядывающими из-под капюшона. – Когда-то меня нашли в доме с двумя трупами. Разбираться никто не стал. Кому это нужно, правда. А ведь их убил не я… а может быть и я, – он снова смеётся, – Какая сейчас разница? 

Странный смех. Отталкивающий – и влекущий одновременно. Чужой – и вместе с тем такой близкий. 

– Я мог бы тебя убить и съесть. Знаешь, я голоден. Но я этого не сделаю. 

– Почему? 

– Почему? Кто знает, – он наклоняется над Лиралей. – Может, потому, что хочу оставить тебя на потом и съесть позже? 

Он клацает зубами прямо у её носа – и заходится смехом, когда она чуть дёргается, пытаясь отстраниться. 

– А может и нет… Ты мне чем-то нравишься. 

Существо ухмыляется – и от этой странной нечеловеческой улыбки так и хочется улыбнуться в ответ. Странное создание. 

– Ну как, уже лучше? 

– Да, наверно… – шёпот обретает звук. 

Тебе помогают подняться на ноги, и где-то рядом ты чувствуешь ветерок, извиняющийся дух, увивающийся у ног. Прости его, что он не смог, не успел спасти тебя. Но в последний миг он успел привести помощь. 
Тело ещё болит, но ты уже можешь держаться. 

– Сюда скоро придут, – кидает создание, направляясь к выходу из руин сторожки, некогда бывшей частью живого мира. – Меня ищут, а тебя могут убить просто потому, что попадёшься под руку. Так что, либо убирайся отсюда – либо, если хочешь, идём со мной. 

Он останавливается в дверях, кинув через плечо: 

– Но не обещаю, что со мной безопасно. 

Чуть помедлив, ты бежишь следом. 
Я не возражаю – сам разрешил. Не знаю, почему оставил тебя в живых, не убив сразу, почему помог подняться после прилива. Ты уже улыбаешься, и эта улыбка до ломоты мне напоминает то, о чем я хочу забыть. Не знаю, почему до сих пор позволяю идти за мной… 
В очередной раз я оглядываюсь на тебя, такое чужое и непривычное существо, не боящееся меня. 
Почему ты всё ещё здесь? 

Пламя костра озаряло крохотную полянку, затерявшуюся среди холодных камней и кустарника. Изредка налетающий ночной ветер трепал огонь, кидая в разные стороны брызги искр и горячего воздуха. Кутаясь в зелёную накидку, потрепанную и заляпанную в засохшей крови и грязи, Лиралей смотрела, как пляшут языки пламени, складываясь в обжигающий – и одновременно согревающий узор. 
Огонь… 
Рыжая лучница уже могла спокойно смотреть на пламя, хоть в памяти ещё пылал огненный закат, уничтоживший её лес. Чувств не осталось, лишь какая-то странная грустная улыбка, блуждающая на лице. Она потеряла всё, идти было некуда, и оставалось лишь надеяться рано или поздно встать на ноги, после прилива, забравшего у неё всё вместе с отливом. 
Темный силуэт по ту сторону костра, флегматично затачивал нож, иногда поглядывая на лучницу жёлтыми глазами. Странными нечеловеческими глазами разумного монстра, по непонятным причинам спасшего её вместо того, чтоб добить и сожрать. 
- Почему ты до сих пор идешь за мной? 
- А куда мне ещё идти? – Лиралей улыбнулась, поднимая на него взгляд. 
Сларк пожал плечами. 
- Не знаю. Просто я не привык долгое время быть с кем-то. 
- А мне просто некуда идти, - развела руками девчонка. 
Бандит отстранено хмыкнул. 
Пока что это не было критично - но чужое присутствие его несколько нервировало. Долгие годы, проведенные в заключении на Тёмном Рифе, оставили свои многочисленные следы. В их числе было и постоянное чувство, что в любой момент можно получить кинжал в спину – и никому, абсолютно никому нельзя доверять. Это ощущение не смывалось даже пониманием, что девчонка абсолютно безобидна. 
«Пока что безобидна». 
Пока она ещё нетвердо стоит на ногах. Ни сил, ни воли не хватит его атаковать. Кто знает, что будет потом? Возможно, лучше разойтись до того, как она станет угрозой, которую придется устранить. 
- Ты уже лучше себя чувствуешь? 
Лиралей вздрогнула. Поежилась, плотнее кутаясь в накидку. Улыбку как стерло с лица, отблески огня в глазах стали как будто чуть ярче. Чуть жестче. 
- Угу. 
Врет – он умел читать эмоции даже людей, как открытую книгу. Врет – ни черта не лучше. Большинство шрамов так и не зажили, а отметка, вырезанная ножом демона, так и осталась незаживающим клеймом на коже. 
- Тогда почему бы не разойтись? – усмехнулся Сларк, уже заранее зная, что услышит. 
- Нет, - девушка замотала головой. 
Он расхохотался. Любого другого этот хриплый смех напугал бы, но Лиралей лишь улыбнулась в ответ, уже абсолютно искренне. 
- Что ж, пока можешь остаться. Но рано или поздно тебе придется уйти. 
- Угу. 
Хоть лучница и скрывала это, но она боялась оставаться одна надолго. До дрожи, до паники Лиралей боялась крылатой черной твари, явившейся из ночной мглы в ту проклятую ночь, когда был сожжен лес. Наверное, можно было понять этот страх. Тем более, что второго столкновения с демоном девчонка может уже не пережить. 
«Почему это вообще меня беспокоит?» 
Больше недели назад, смотря на истерзанную демоном еле живую девчонку и уже занося клинок, чтобы добить её, Сларк задавался тем же вопросом. Что его остановило? Что задержало руку, без сомнения перерезавшую глотки тем, кто вставал на пути или просто мешался? Почему, черт подери, он вспомнил, как много лет назад стоял, сжимая в дрожащей ещё руке нож, - и тупо смотрел на два трупа на залитом кровью полу прибрежной хижины? Прямая путевка на дно – даже без попыток убежать, без попыток оправдаться, когда его нашли. 
Он и не помнил, действительно ли он их убил или просто оказался поблизости, возвращаясь с охоты на мелководье… Да и какая сейчас, спустя столько лет, была уже разница? Тот, кем он стал за годы Темного Рифа, способен был убить и просто так, просто потому, что хотелось есть… 

- Так ты ешь рыбу? – Лиралей улыбается, наблюдая, как Сларк, только что вынырнув из реки, сосредоточенно грызет выловленную рыбешку. 
Это выглядело довольно забавно. Чуть не подавившись дважды слишком крупной и костлявой рыбой, бандит выплюнул застрявшие в зубах кости и слабо выругался. 
- Что так уставилась? Вы же едите мясо. 
Он коротко кивнул на недавно разделанную девчонкой тушку какой-то незадачливой зверушки, убитой точным выстрелом из самодельного лука в голову. Человек как раз жарила добычу над разведенным костерком. Сларк в душе не знал, как эта мелкая сухопутная тварь называется, но мог сообразить, что к виду Лиралей она имеет примерно то же отношение, что и этот карась – к его собственному. 
- Это другое, - улыбнулась лучница, хотя и несколько натянуто. - Это всего лишь охота на мелкое зверье. 
- Не вижу принципиальной разницы, - усмехнулся бандит. - Но да, я ем рыбу. И мясо. И охочусь не только на мелкую рыбешку. 
- Но и на себе подобных? 
Жёлтые глаза весело и зло полыхнули. 
- Это всего лишь охота. Неважно, на кого. 

Лиралей, казалось, засыпала прямо с открытыми глазами. 
Они уже не раз и не два чуть-чуть не напарывались на неприятности, в последний миг уходя от погони незамеченными. Девчонка умела скрываться. Надо признать, не так уж и плохо. Но находиться и дальше рядом становилось опасным уже для обоих: в одиночку ты можешь легко скрыться, вдвоем – уже нет. В одиночку легче уйти от погони, легче стать незаметным. Да и можно ли доверять этой девчушке? Если и можно, если она не подставит, то может попросту подвести. 
Сейчас за ним шли. Его искали. 
Ты можешь сбежать с Рифа, но это проклятое место останется внутри и ничто уже не вытравит из памяти пережитое там. 
Ты можешь сбежать с Рифа, но тебя попытаются вернуть. И вернут. Рано или поздно. Это всего лишь вопрос времени. Сколько не убеждай себя, что сможешь прятаться вечно, но рано или поздно оступишься и угодишь в сети, расставленные на тебя. 

…Кровь, хлещущая из горла странного кошмарного существа, похожего на рыбу чуть ли не больше, чем сам Сларк. Лиралей видела эту короткую, но жестокую драку. Её спутник-пиранья завел одного из преследовавших в западню – и без замешательства устроил кровавый спектакль. Схватка длилась считанные секунды, закончившись вспоротым брюхом и горлом твари. И тихим злым смехом бандита. 
Попытайся убить меня – и я без колебаний убью тебя. 
Открыв охоту на охотника, готовьтесь сами стать жертвами. 
Кровь. Опьяняющий запах крови. Жажда. Кровь состоит из воды – а я слишком много времени провел вдали от воды. 
Жёлтый глаз лишь один раз покосился на спутницу, молча созерцавшую, как он раздирает убитого наемника, жадно глотая кровь. 
Когда-то давно такой же взгляд упал на тех двух охранников, что с усмешкой наблюдали, как один заключенный, давно уже измотанный голодом, давясь, жрет более слабого соседа, оказавшегося с ним в клетке… 
…Оба охранника закончили в итоге свою жизнь точно так же. 

- …Ты же понимаешь, - Лиралей подняла глаза, смотря прямо на Сларка, - что убивая и дальше, ты лишь углубляешь проблему? 
- Пхах. Куда уж глубже… 
- Ты оставил меня в живых, хотя был голоден, и помогаешь мне сейчас, хотя ничего не мешает тебе оставить меня или убить. Ты спрашиваешь, куда уж глубже? – девчонка хихикнула. - Смешной. 
Сларк мрачно уставился на неё, отложив нож. 
«И что ты хочешь этим сказать?» 
- Во всяком случае, - уже чуть серьезнее сказала Лиралей, - оставляя за собой такой… шлейф, ты только роешь себе яму. Это как снежный ком. Ты видел же снег? 
- Да, - хмыкнул бандит в ответ. - Но, знаешь, я предпочитаю мертвых тем, что будут и дальше висеть у меня хвосте. По крайней мере, их можно сожрать. 
- Но ты же не сможешь бегать от них вечно, – возразила лучница. - И убить в одиночку их всех ты не сможешь. Если о тебе знают, то найдут, рано или поздно. Это лишь вопрос времени, когда они тебя догонят. 
- Возможно, - еле заметно усмехнулся Сларк, чуть дернув смешно торчащими из капюшона ушными плавниками. - Но я скорее сдохну, чем вернусь туда… 
Он подобрался ближе, бесшумно скользнул, как пиранья в воде. Жёлтые глаза хищника полыхнули во тьме, когда перепончатые лапы твердо легли на плечи лучницы. 
- Послушай, - сказал он тихо. - Я предупреждал, что со мной небезопасно. Ты знаешь, кто я. Преступник, которого убьют при первой же возможности. Или вернут на Риф, но тогда уж проще я сам себе горло перережу. Если, конечно, мне до этого не отрубят голову на потеху другим заключенным. 
Сларк слабо хохотнул, наблюдая за озадаченным взглядом девчонки. 
- Да, мне негде скрыться. Слишком многие знают, что я сбежал. Слишком многие согласятся помочь найти меня. И поверь, я хорошо понимаю, что это заплыв наперегонки со смертью, и что лишь вопрос времени, сколько удастся мне продержаться. Пойдешь за мной – тебя ждет то же самое. Не потому, что им безразлично, кто подвернется под руку за компанию со мной, а потому что рано или поздно ты тоже кого-нибудь из них убьешь – и охоту откроют уже на тебя. 
Он оскалился. 
- Так что если хочешь уйти – уходи сейчас. Пока не поздно. 
Лиралей натянуто улыбнулась. 
- Я останусь. Мне всё равно нечего терять. 
Смешок Сларка смешался с досадой, блеснувшей в глубине жёлтых глаз. 
- Дело твое. Я предупредил, - он отстранился. - Но если встанет вопрос «ты или я», ты сама знаешь, кого из нас я выберу. 
Она лишь кивнула в ответ. 

- …Ты мне действительно веришь? 
- Да. 
Нож мгновенно оказался у её горла. Однако Лиралей смотрела спокойно и прямо в глаза. Встрепанная рыжая девчонка, с которой он провел уже несколько дней. Странное человеческое существо, не боящееся его. 
«Может, если её немного напугать...» 
- Точно? - лезвие чуть скользнуло по коже. 
Она закусила губу и просто коротко кивнула. 
Молчание затянулось. Они смотрели друг на друга. В конце концов, слабо и со вздохом ругнувшись, Сларк убрал нож и отстранился. 
- Не стоит. 
«Ты только сейчас доказал, что стоит, придурок», - выругал он сам себя. 
- Вообще лучше никому не верь, - он вернулся к костру, стараясь не смотреть на спутницу. - Дольше проживешь. 
- С чего это ты так обо мне заботишься? 
«Захлопни ж ты уже пасть, Сларк, ты слишком много говоришь». 
- Какая разница? 

...Он долго смотрел на заснувшую у костра девчушку с рыжими волосами, свернувшуюся в клубочек и обнявшую колени. 
В холодных жёлтых глазах плясали отблески огня. 
Убедившись, что Лиралей уже глубоко спит, Сларк потушил костер, лишь сейчас облегченно вздохнув, когда режущий глаза свет погас, оставив его в привычной темноте. 
Спи, а я пока осмотрю округу. Рано или поздно разойтись нам придется, а сейчас можешь ещё какое-то время идти со мной. 
Но знай – если придется, я тебя убью, не раздумывая.



Мадефисса Стрейчет

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться