Лиса и морской Демон

Размер шрифта: - +

Глава 1. Ответный удар

Холодный каменистый склон, поросший шипастым кустарником, с почти стелящимися к земле низкими сухими деревьями, чем-то напоминал морское дно у самого Рифа. Сларк уже не первый раз ловил себя на том, что пытается сравнить сушу с привычным подводным миром. 
Ветер нес с собой в ночные сумерки холод и редкую пыль. Сухо, здесь слишком сухо. Если к холоду он был привычен, то долго находиться без воды было невыносимо. Достаточно лишь вспомнить дни в сухой клетке на глубине! Вода, вот она, рядом, дразняще близко, за прозрачной стеной, но ты не можешь дотянуться до неё, отсеченный стеклянной толщей, покрытой водорослями. А дыхание уже сбивается, недели практически без воды даже для сухопутных смертельны, что говорить о таких амфибиях, как он? 


Глоток воды. Глоток жизни. Глоток крови. 


Сларк скользил между камней и кустов, как хищная рыба по дну, тихо и незаметно. Просто осмотреть склон – и, если уж повезет, найти хоть какой-то источник воды. Или, на худой конец, какую-нибудь еду. Шныряющие здесь мелкие зверьки оказались вполне съедобны, хотя были чуть сообразительнее мелких рыб – и имели небольшие, но шансы убежать. 
Откуда-то издалека пахло водой. Море? Как бы ни хотелось к воде, но к берегу приближаться было опасно. Там его легче всего было найти и поймать: практически негде спрятаться. Некогда родная стихия враз стала чужой и враждебной. Некоторое время после бегства из Рифа он прятался в мангровых зарослях, надеясь, что никто не сунется туда, опасаясь местных хищников. Ничего подобного! Уже через несколько дней первый визитер отправился на корм многочисленным прибрежным падальщикам, а Сларк уходил прочь. Убегал, прячась по зарослям – и бесшумно перерезая глотки, один за другим, тем, кто хоть ненадолго отошел от других хоть на несколько метров. 
Ему пришлось вскоре встать между выбором: продолжать идти вдоль берега или же уходить как можно дальше от него, куда погоня сунется уже с меньшим энтузиазмом, но где и самому будет невыносимо. 
Однако их, похоже, ничего не останавливало. Это было жесткое соревнование на выживание. Смогут ли они поймать единственного сбежавшего с Темного Рифа, оставляющего за собой всё новые трупы тех, кто посмел сунуться к нему слишком близко? Сколько он сам протянет в игре с заведомо известным концом? Азарт смертельной охоты на охотника будоражил преследователей: это была игра до первой и последней ошибки. 
Это всего лишь охота. 
Ветер скользнул холодными пальцами по спине, словно предупреждая о чем-то. Сларк резко дернулся, прячась в ближайшую тень – и держа наготове клинок. За последние дни, проведенные рядом с этой странной человеческой девчонкой, он запомнил одно: ветер около неё – это что-то живое. Ветерок, с которым она иногда разговаривала вслух, как с каким-то незримым духом… Выглядело порой крайне забавно, по первой вообще озадачило. 
Но этот ветер явно был живым духом. И сейчас он о чем-то предупреждал. Сларк чувствовал это только на уровне интуиции, внезапно вошедшей в мощнейший резонанс с практически сразу нахлынувшим чувством опасности. 
Вода. Пахнет водой. Первоначальная мысль о маленьком озерце или же роднике разбилась, как прибой о прибрежные скалы. 
Привкус соли в запахе. Привкус крови. 
«Вашу ж мать, и здесь вы…» 

Ветер слабо потрепал Лиралей по щеке, разбудив лучницу. 
Девушка вздрогнула, мгновенно просыпаясь. Костер уже давно погашен, вокруг холодные ночные сумерки. Первое жутковатое ощущение того, что она осталась одна в темноте, сменилось внезапной ледяной дрожью. Обычно, Сларк если и уходил куда-то, то ненадолго и недалеко. Но сейчас почему-то она не чувствовала даже ставшего привычным запаха – значит, поблизости бандита не было. 
Ещё не вернулся? Ещё немного подождать? Просто чуть-чуть подождать, переборов страх перед темнотой? 
«Почему рядом с тобой мне не так страшно?» 
Cтранная мысль. Мало у кого хватит нервов даже просто остаться один на один с убийцей! Не говоря уже о странном земноводном существе с рыбьей мордой и жесткими глазами разумного хищника. 
«Где же ты…» 
А вдруг не вернется? Он ведь может в любой момент уйти. Ничего не помешает, никто не остановит. Просто когда это произойдет – пусть это будет не такой внезапностью, как пробуждение посреди холодной равнодушной темноты одной… 
Голоса. И запах… нет, первая секунда успокоения была прирезана тут же, на корню. Пахло гораздо сильнее, – и в разы хуже. И этот запах Лиралей тоже знала: так пахла погоня. 
Вскочив на ноги, лучница кинула беглый взгляд по сторонам. Всего лишь пара секунд – и она поняла, «откуда ветер дует». Во всех смыслах. Уже через пару секунд лишь ветер плясал на том месте, где только что стояла девчонка, а тонкий силуэт в подранном плаще лавировал между укрытиями, бесшумно прячась от опасности. Тело ещё ныло, но уже полностью подчинялось ей – и она скользила вместе с ветром, готовясь к очередному раунду жестокой схватки за жизнь. 
Ага. Вот и они. Странные существа, похожие кто на рыб, а кто, скорее, на змей. Четверо? Всего лишь? Конечно, в прошлый раз Сларк убрал двух особо настырных и искалечил одного, но она ожидала несколько большего количества противников… Хотя, может, тут просто не все? 
«Надеюсь, ты где-то рядом…» 
Даже оставшись одна, ИХ она боялась меньше. Они были сильными, они могли убить. Но такого ужаса, как демон из самой Бездны они не вызывали. Они были такими же существами из плоти и крови, как и она сама. Просто чуть-чуть другими. 
Просто опасными мишенями. 
Сларк сколько угодно мог считать её наивной девчонкой, из принципа не стреляющей в разумных существ. Он не видел, как оборонялись последние защитники леса, полыхающего в огне. Не видел, как её стрелы пробивали черепа наступающих тварей. Некоторые из них были людьми, охваченными демонами. 
О чем ты думаешь, целясь в голову? О чем ты думаешь, когда эта стрела уже рассекает воздух, а потом разбивает в осколки чужую жизнь? 
Всего лишь мишени. Всё как на охоте. Только вместо зверья и птиц – люди и другие разумные. 
Это в природе. Природа сама по себе – смертельный спектакль выживания. Единственное, чего боится природа, так это своей смерти. Хищники убивают, чтобы выжить. Даже травоядные способны убивать, защищаясь. 
Где же та грань, когда неважно, кто становится мишенью? 
Вопрос лишь ради чего ты убиваешь… 

Он прятался в тенях, подкрадываясь всё ближе к противникам, ничего не подозревающим. Лишь чуть кольнуло в груди, когда он обнаружил двоих у костра, но тут же отпустило: Лиралей явно успела сбежать, прежде чем они её заметили. Молодец, девочка. Прячься пока. 
Живыми он отсюда никого из них не отпустит. 
Веселая игра. Отпусти одного – и ты срежешь свои шансы выжить потом. Убей кого-то – и ты получишь лишние часы, а то и дни ценой ещё одной жизни на твоих руках. 
Жестокая игра. 
Худощавый слизеринец, двое ублюдков-мерантов поменьше и ещё какой-то тип, отдаленно похожий на самого Сларка, только значительно крупнее. Хех. Ага, у всех, кроме слизеринца, черные метки смертников на груди. Всё ясно. Трое заключенных, посланных на охоту, и охранник. 
«Как предсказуемо, ребята…» 
Такие забавные черные метки, убивающие тех, кто рискнет вместо охоты сбежать… 

- …Думал, ушел, Сларк? 
Несколько конвульсивных движений, хрип. Он сбежал незамеченным, но его нашли по метке, которая напрочь вылетела из головы, как последняя – и самая маловажная деталь плана. Зря – сейчас какая-то тварь держала его за сердце, медленно сжимая… 
И не ожидая сюрприза. 
То-то было удивление охранников, когда Сларк, резанув своим ножом по себе же, попросту «стряхнул» въевшуюся в чешую чёрную метку – вместе с кровавыми ошметками чешуи. 
Фиолетово-черная волна плеснула во все стороны несколькими пульсами, как удары сердца, - а в следующий миг преступник с залитой кровью грудью, ещё только что задыхавшийся от боли, кинулся в атаку, скрываясь в тенях, за которыми видны были только его глаза… 
…последнее, что увидели те, кто попытался вернуть его на Риф. 
«Тени помогают мне. Так что – привет и пока, неудачники! Ха…» 

Лиралей мягко скользнула в сторону, прячась среди камней за деревьями. Тощий, но широкоплечий парень, похожий на подводную змею с руками – он, похоже, тут главный. Сейчас двое осматривают следы у костра и двое снуют поблизости. 
Стрела легла на тетиву. Лучница начала прицеливаться в голову одного из ублюдков, рискнувшего чуть отойти в сторону. Ветерок скользнул по рукам, готовясь метнуться в бой вместе с первой стрелой. 
Получи – и распишись. 
Пальцы отпустили стрелу, пуская её в полет. 

Он заметил её сразу – одновременно с тем, как вскинул мерант голову на звук натягивающейся тетивы. Ох черт подери, Лиралей, серьезно? Ты одна – против четверых?! 
«Самонадеянная глупая девчонка…» 
Стрела сверкнула в воздухе, подгоняемая ветром. Мерант-заключенный в последний момент успел рвануть в сторону – и отделаться только рукой, оторванной пронзающим ударом, слишком мощным для обычной стрелы. К своему несчастью, уродец прыгнул как раз к кустам, где притаился искомый преступный элемент, ещё дальше оказавшись от своих, ещё не успевших отреагировать сородичей… 
Секунду спустя из груди отморозка торчал изогнутый короткий клинок. Даже умирая с пробитым сердцем, ублюдок успел наотмашь ударить своего убийцу ножом, прочертив на шкуре Сларка глубокую свежую рану. 
«Подергайся мне тут, рыбка», - нож сбежавшего бандита провернулся в груди, окончательно отправляя противника на вечный отдых. 
Увы, не в морские бездны – не заслужил. 
Сларк, вырвав нож из спины первого убитого, поднял взгляд, ехидно смотря на троицу оставшихся преследователей. 
«Привет, ребята», - на зубастой морде пираньи нарисовалась хищная ухмылка, глаза двумя жёлтыми огоньками полыхали во тьме. 
- Лови его! 
«Какие вы унылые». 
Свист новой стрелы – врезающейся в оказавшегося рядом слизеринца, уж очень быстрого для вылезшего на сушу монстра. Эх, Лиралей, куда ты, черт тебя дери, целишься, у него же сердце выше… а, хотя, откуда тебе знать. 
Смертельный танец уже начинается. Думаете, вы лучше меня? Думаешь, ты и твои ребята сможете что-то сделать с тварью, двигающейся в тенях куда быстрее, чем вы? Ха. 
Что? Ах, ты уже дергаешься в конвульсиях, напоровшись на мой кинжал? Ты не ожидал, что, кинувшись следом за противником в тени среди гигантских валунов и кустов, внезапно окажешься привязанным к земле, опрокинутый прыжком развеселившегося хищника, почувствовавшего запах крови? Что ж, туда тебе и дорога, иногда маленькая рыбка жрет большую. 
Спокойной ночи! – и кинжал пробивает череп, разбрызгивая кровь. 
Кто знает, насколько на самом деле у нас горячая для «рыб» кровь? 
Кто знает, насколько унизительно слышать это «рыба»? 
Так можем называть себя только мы сами. 
Внезапно кто-то бьет в спину – в последний момент удается отскользнуть в сторону, осклабившись. Давай, подойди ко мне. Попытайся ухватить меня за спинной плавник – и тут же будешь поваленным на сухую землю. Что, тебе тоже плохо от сухости вокруг? Так искупайся в своей крови перед смертью! 
Последний противник из четырех… привет. Я тебя помню, да? Ах да. Мы же встречались на Рифе. Помнишь бои на арене, куда бросали заключенных на потеху другим, заставляя драться между собой до последнего удара обезумевшего сердца – или пока один позорно не упадет на пол? Помнишь – я вижу это в твоих глазах. Ты похож на меня, но выбрал другой путь выбраться на поверхность. Ты всё ещё раб этой тюрьмы – с черной меткой на груди. Ты крупнее меня – но твои глаза всё ещё глаза раба. Ты даже не нашел в себе сил попытаться сбежать. 
Давай, подойди ближе – последний наш раунд не был закончен. 
Слышали звуки, которые издают дерущиеся за пищу пираньи? Голодные, они жрут даже друг друга… 
Прямо как мы. 
Помнишь, как ты смеялся надо мной, когда меня оттаскивали с арены, не умершего, но поверженного? 
Теперь я буду смеяться над тобой, захлебываясь в твоей крови. 
- Там ещё! – раздается голос Лиралей над склоном. 
Ещё – так ещё. Не перебьем всех – сбежим. Стреляй, девочка! 
Шоу продолжается! 

Руки дрожат, дыхание сбивается. Глаза аж режет от напряжения. Выстрел, ещё один. Тетива самодельного лука, кажется, скоро не выдержит, лопнет. А этот ненормальный словно не хочет прекращать резню, не хочет убегать от опасности. Он с хохотом скользит по теням так же легко, как она – по ветру. Она не успевает заметить, как и когда на нем успевают зарастать те раны, что ему наносят. Она не успевает заметить, как он, внезапно отрезав себе руку, лишь бы освободиться из захвата, успевает отрастить конечность заново. 
Лучница всего этого не видит – лишь знает, что он связан с тенями также крепко, как она – с ветром. 
Рядом возникает здоровая рыбоподобная тварь с копьем в руке. 
Вскрикнув, Лиралей в последний миг уворачивается от удара, прячась в потоке прикрывающего её ветра. 
Мы чем-то похожи. Как ты скрываешься в тенях, так я танцую на ветру. 
Мы чем-то похожи. Мы оба охотники, на которых открыта охота. 
Но если тебя пытаются вернуть в твой худший кошмар, то я даже не знаю, когда та тварь из Бездны вспомнит обо мне – и вернется забрать меня в мой. 
Следующая стрела разрезает горло нападающего – и я не удерживаю веселый хохот, смотря, как нелепо умер от наспех заточенной деревянной стрелы тот, кто попытался меня убить. 
Мы чем-то похожи. 
Мы оба убиваем. 

Её смех раздался перезвоном над сухим склоном, за несколько минут ставшим влажным от крови. Сларк слышал его как сквозь воду – несмотря на всё, он начинал уставать. Силы не бесконечны, а засады он никак не ждал. И с каждым новым движением тело всё больше и больше ныло. А ещё у них был с собой свет. Режущий глаза свет фонарей, отгоняющий тени, сокращающий ту площадь, где можно было скрыться. 
Пора было сматывать удочки – эта рыбалка явно пошла наперекосяк. 
Азарт ещё бурлил в крови, когда хищник в очередной раз скрылся в тенях за камнями. На этот раз он не нарезал круги, а, буквально стелясь по земле, уходил всё дальше от туда, где его последний раз видели. Уходил, но внимательно одним глазом следил за ветряной тенью, скользящей меж редких сухих деревьев и валунов. 
«Если её поймают…» - мысль почему-то ударила по нервам как ножом. 
В какой-то момент он потерял её из виду. 

Адреналин спадал, уступая место страху. Её стрелы кончились, а Сларк исчез из виду и не появлялся. Приходилось бежать. Приходилось прятаться. Приходилось забиваться в тени, куда более чужие и опасные для неё. Она не видела так хорошо, как эта амфибия-убийца. Она не была такой же сильной в рукопашной схватке. Она не могла просто за несколько секунд зарастить почти смертельные раны. 
Лиралей чувствовала себя слабой. Вновь оставшись одна в темноте, без оружия, она ощущала себя совсем беззащитной. Кровь заливала висок, прибавилось царапин на плечах и боках. Немного мутило. Одна рана была достаточно глубокая. Хотя она и не мешала передвигаться, но болела очень сильно. 
Забиваясь всё дальше в тени, стараясь не дышать, охотница думала лишь о том, чтобы её не нашли. Азарт сменился страхом. Хоть и не продирающим до костей, как одна лишь мысль о демоне, но вполне оправданным. 
Движение. Ещё движение. Глубже в тени, такие чужие, такие опасные. С детства все привыкли, что самые кошмарные твари прячутся от яркого света там, в тенях. Что многие хищники охотятся по ночам, когда глаза их жертв не способны их различить. Отсюда же все эти сказки про монстров, приходящих из темноты? 
Внезапно спина наткнулась на что-то… живое. Тени рядом зашуршали, по телу метнулась сжимающая волна страха. В панике, Лиралей метнулась было в сторону, как кто-то крепко сгреб её в охапку. 
Вскрик был мгновенно заглушен чьей-то перепончатой шершавой ладонью, а у горла оказалось лезвие ножа. Она попыталась дернуться, но тень лишь крепче сжала её, а конец ножа уперся в артерию. Острое лезвие, пляшущее на коже, готовое в любой момент срезать тонкую нить жизни… 
Но не срезающее, лишь щекочущее нервы. 
- Тихо, черт подери, - еле слышно прошипели рядом. - Не брыкайся ты. 
«Сларк?» - Лиралей немного обмякла, перестав сопротивляться. 
- Это я, - в шепоте проскользнула и тут же исчезла успокаивающая нотка. - Не шуми, а то убьют нас обоих. 
Тем временем там, на склоне, несколько морских тварей, выползших на сушу, искали их. Искали не там, где они на самом деле были. Их отвлекал ветер, сбивая запахи человека и амфибии. Их отвлекали многочисленные тени. 
Тени и ветер защищали своих подопечных – по мере своих возможностей. 
Запах крови. Он почти весь был в крови, склизкой и липкой. Ещё горячей. Привкус соли и металла. Запахи мешались в неразборчивую кашу, в которой различался один слабый-слабый на её фоне запах самого Сларка. Он давно уже не казался даже странным, - и почти не был отталкивающим, как запах тварей, пришедших за ним. 
Хватка чуть ослабла, нож уже не плясал у самого горла. Хриплое дыхание Сларка раздавалось прямо над ухом Лиралей. Оказавшись первый раз так близко, лучница сейчас слышала, как нервно колотится сердце спутника. Не сразу она поняла, что чешуйчатые, чуть скользкие руки Сларка совсем не холодные, наоборот, от него исходил легкий жар, совсем нехарактерный для рыб и амфибий с температурой окружающей их среды. 
«Он… теплокровный?» - внезапное открытие позабавило её несмотря на близкую к критической ситуацию. 
- Сейчас они отойдут, - прошипел бандит тихо, - и осторожно убираемся отсюда. Мы с ними не справимся. 
Лиралей чуть кивнула – и тут же ощущение тепла исчезло, как только Сларк отпустил её, отодвинувшись. 
- Я думал, их меньше, - пробормотал он, пытаясь отдышаться. - Черт, не делай так больше, ага? 
- Что? 
- Не стреляй первая, - буркнул он, осторожно пробираясь у самого валуна. - Идем. Только тихо… 

- Ранена? 
Лиралей попыталась отмахнуться – так и лежа на траве и держась за рану, открывшуюся после последней перебежки. Они оторвались от погони. Уже в который раз. 
Но на этот раз её мутило. Поначалу, в запале бега, под действием страха и шквала эмоций, она не обратила на раны внимания. Боль глушилась – и тело двигалось легко. Но силы уходили быстро, и сейчас она просто хлопнулась на землю, уже не в состоянии пошевелиться. В безопасное укрытие Сларк её уже просто оттащил. 
Помнится, Аюшта часто ругалась на неё, когда лучница возвращалась с очередной охоты, притащив с собой тушу убитого зверя – и целый комплект глубоких ран. И непонятно было, что волновало дриаду больше: возможное заражение или охота на зверей. Как-то раз, втирая целебную мазь в рваные раны подруги, Аюшта наконец призналась, что всей душой любит Лиралей как лучшего друга, но её пугает хищная натура лучницы. Всё нормально – и мы часть природы, а природа куда более жесткая и порой жестокая стихия, чем незнающие люди пытаются её изображать. Просто я травоядное – а ты хищник. Лиралей беззаботно хохотала над этими словами, лишь иногда тихо взвизгивая от боли в ранах, а Аюшта ругалась, что если она будет так смеяться, они снова откроются… 
В голове туман. Похоже, на одном из ножей была отрава. 
- Не двигайся, - Сларк, тяжело вздохнул, сев рядом. - Какие вы, люди, слабые… 
Мази оставалось совсем на дне. Он её почти не использовал сам – таскал на всякий случай. 
Лиралей оказалась как раз таким случаем. 
- Рану не закрывай, - он убрал её руку от разорванной раны на боку, начав втирать мазь. - Всё, потерпи сейчас немного. 
Холодно. Морозит. 
- Я кого-то смогла убить? – прошептала лучница, пытаясь восстановить в памяти последовательность боя, превратившегося в месиво из отдельных мгновений. 
- Двоих, да, - бандит усмехнулся во всю зубастую пасть, глаза озорно сверкнули. - Поздравляю, добро пожаловать. Будь уверена, они теперь и на тебя зуб будут точить. Кстати, хорошо стреляешь. 
Сларк внимательно следил за состоянием лучницы. Яд несильный, вряд ли долго «выветриваться» будет. Хотя мутить будет ещё несколько часов. Ну ничего. Немного поспит, может, даже без лихорадки обойдется. Люди, вроде, должны чуть лучше переносить конкретно этот яд. 
Хотя кто знает. 
- Сларк… 
- Чего тебе, золотая рыбка? – хохотнул он добродушно. 
- Почему ты мне помогаешь? – она с трудом подбирала слова, в сознании медленно расплывался туман. 
Ответа не последовало, лишь скупой смешок. 
«Пока что ты не мешаешь, хоть и творишь такие глупости…» 
- Тебе бы проспаться, Лиралей. 
Он впервые за эти дни называл её по имени.



Мадефисса Стрейчет

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться