Лиса и морской Демон

Глава 6. Синее и зелёное II. Цветная полярность

Нет таких ситуаций, из которых я не смогу выбраться. 
По крайней мере, мне так казалось. 
По крайней мере, так всегда было. 
Спросите, зачем ждать, если ты видишь выход? Потому что очевидный выход может оказаться ловушкой. Иногда стоит немного выждать, чтобы ситуация прояснилась. А иногда ожидание только ухудшает положение – и надо действовать стремительно, без размышлений, выбрав первый вариант действий, что пришел на ум. 
В чем проблема? 
Я не знаю, стоит ли ждать сейчас – или бежать из капкана. Любой из этих двух вариантов может быть критической ошибкой. 
Нет таких ловушек, из которых я не смогу выбраться. 
Иногда, чтобы выбраться из капкана, необходимо откусить себе хвост, в этом капкане застрявший. Нужно отсекать всё, что тянет тебя на дно. 
В чем проблема? 
Иногда якорем оказывается что-то более важное, чем потерянная рука или нога. Иногда цена жизни настолько равносильна ей самой, что ты ещё не раз пожалеешь о своем выборе. 
Раны на мне зарастают очень быстро. 
В чем проблема? 
Некоторые не заживают никогда. 

- …Ты уверен, что стоит остаться? – голос Лиралей звучал напряженно. 
Сларк только молча кивнул. Взгляд амфибии стал неожиданно холодным и жестким, в зрачках полыхала какая-то чуждая чёрная глубина. 
Пугающая бездна. 
Уже не первый раз Бегущая по Ветру ловила себя на мысли, что слишком легко забывает, кем является её спутник. Как-то незаметно этот головорез превратился для неё в кого-то очень близкого, кого-то, с кем хотелось быть рядом. 
Пусть даже он и был страшным по людским меркам – внешность и раса были чем-то маловажным: к многообразию иных существ, населявших мир, Лиралей привыкла ещё с детства. Как-никак, лучшая её подруга – жива ли ты сейчас? – была вообще дриадой. Один из лучших друзей – интересно, где ты сейчас бродишь? – превращался в волка. Другой – прости, что я не смогла тебя спасти, – разумным деревом. 
«У меня не осталось кроме тебя друзей…» 
Внешность Сларка воспринята была ею даже с легкой улыбкой. Амфибия порой казался нелепым и забавным, несмотря на острые зубы и странную, даже несколько страшную внешность, – но разве не такой же была она в его глазах? 
«Эта темнота в глазах пугает…» 
Плохо было другое. Она постоянно забывала, НАСКОЛЬКО опасен этот сбежавший на свободу монстр. Это как-то вылетало из головы. Убивает? Ну, у кого из них руки не в крови? Жить всем хочется, даже если ради этого тебе придется оборвать чужую жизнь. Способен сожрать заживо? Увы, реальность бывает куда более жестокой, чем твердит нам мораль. Страшно? Поверьте, если вы хоть раз представите себя на месте дичи, что разделывает охотник, вам не так страшно будет. На самом деле, чаще всего, мы боимся окончить жизнь так же, вот и всё. Мы боимся чужой крови лишь потому, что боимся умереть так же. Всего лишь инстинкт. 
Тот, кто убивает, не должен бояться умереть. 
Он мог убить – он убивал. Ему нужно было выживать – он вырывал эту жизнь с кусками плоти других. Он жесток и озлоблен, но Лиралей смутно за этим чувствовала какое-то внутренне отторжение. Как будто что-то, сохранившееся глубоко внутри него, твердило «это неправильно», но не останавливало его, лишь еле заметными тонами проскальзывало в словах бандита. 
«Ты такой смешной, когда пытаешься меня напугать». 
А вот эта тёмная глубина во взгляде – это пугало по-настоящему. Ещё в самом начале пути, один лишь раз, как-то неуловимо вскользь Сларк бросил что-то про глубокую воду и тени на дне. 
Вроде бы, отвечал на вопрос, к кому он обращался злым, почти безумным шепотом, когда внезапно саданул по себе ножом, пустив фиолетово-черную короткую волну вокруг себя, заставив двух противников шарахнуться прочь от разъедающих жидких теней. 
Лиралей, тогда ещё подавленная после первого столкновения с Акашей, не обратила на этого особо внимания. 
А зря… 

- …иногда, чтоб выбраться из капкана, надо откусить себе хвост. Жизнь дороже как-то. 
- Легко говорить, когда ты за несколько секунд залечиваешь все раны. 
Смешок. 
- Ты серьезно думаешь, что я всегда так умел? 
Пугающий тёмный отблеск в глазах существа, прячущегося по глубоким теням, убивающего быстро и без заминок, жрущего себе подобных – и лишь по ему одному ведомым причинам помогающему ей. 
- Знаешь, иногда приходится отдавать что-то более ценное, чем всего лишь конечности… 

Сларк выглядел злым, растерянным – и подавленным. 
Лиралей не видела ещё, чтобы он, обычно самоуверенный, сейчас просто смотрел перед собой. 
Они сидели в укрытии в небольшом переулке, только что скрывшись от патруля. Где-то рядом, всего за углом, полыхал фонарь, освещая дорогу, по которой только что прошли трое стражников. Тени и ветер, ветер и тени – вы не заметите, как они отвлекут ваше внимание от двух охотников, которых вы должны были заметить куда раньше. 
Сползая по стенке, Лиралей выдохнула – просто чтобы успокоиться. 
Глаза лучницы быстро привыкали к темноте вокруг, хоть она физически и не могла видеть так же хорошо, как её спутник, сейчас молча перебирающий рукоять ножа и рассеянно смотрящий на лезвие, привалившись к кирпичной стенке. 
- Что-то не так? 
- Да всё не так, - равнодушно ответил амфибия. 
- Хей, успокойся, их же всего двое, - Лиралей осторожно протянула руку, коснувшись плеча Сларка. 
Тот лишь вздрогнул, недовольно осклабился. 
- Да. Их двое... и патруль идиотов, не способных увидеть нас у себя прямо под носом. Не в этом проблема, Лир. 
С какого момента он начал к ней обращаться так, как раньше её называла только Аюшта? С какого момента дистанция сократилась настолько… 
«Хотя, быть может, просто ему удобнее сократить имя?» 
- Ладно, - устало пробормотал Сларк. - План такой. Берешь, что тебе тут надо, говоришь, с кем ты там хотела поговорить… а я пока посмотрю, где тут можно выбраться, в случае чего. И понаблюдаю за этими… рыбками. 
«И чего он так взвинчен?.. Не понимаю» 
- Сларк, послушай, - прошептала Лиралей. - Мне не настолько важно то, зачем я сюда пришла, чем то, сможешь ли ты выбраться. Если нужно – уходим прямо сейчас, любым из возможных путей. Если нужно – уходи, я тебя найду и догоню. Я не хочу тебя подводить, не хочу, чтобы ты попался из-за меня… 
- Хех. Ты действительно так обо мне беспокоишься? – Сларк поднял глаза на неё. - Почему? 
- Какая разница? 
Как несколько дней назад, но теперь эта фраза звучала уже её голосом… 
Быстрое движение, когда он внезапно припер её к стенке, внимательно заглядывая в глаза. 
- Тогда почему ты идешь со мной? – спросил он непривычно мягко, тихо. - Если знаешь, что мне проще одному? Почему ты не пошла с тем хищником, когда он мог тебя защитить? 
Лиралей опустила взгляд. Она могла бы ответить. Наверное. 
Если бы ответ не звучал настолько дико. 
- Лир? 
- Неважно, - пробормотала она. - Я тоже могу спросить, почему ты до сих пор меня не убил, и почему спас второй раз тогда… после пожара. 
Тихий смех. 
- Я уже отвечал, разве не помнишь? Ещё в той сторожке. 
Лучница подняла голову, смотря на внезапно улыбающегося Сларка. В грязно-жёлтых глазах плясали веселые огоньки посреди полной темноты. 

- Почему? – голос еле слышный, ещё тяжело дышать, ещё плывет перед глазами от яда. 
- Почему? Кто знает… может, потому, что хочу оставить тебя на потом и съесть позже? 
Он наклоняется, клацнув зубами прямо у носа, и заходится смехом, когда Лиралей чуть дергается, пытаясь отстраниться. 
- А может, и нет… - существо отстраняется, ухмыльнувшись. - Ты мне чем-то нравишься. 
Странная нечеловеческая улыбка, от которой так и хочется улыбнуться в ответ, даже несмотря на своё состояние. Странное создание. 
- Ну как, уже лучше? 
- Да, наверное, - шёпот обретает звук. 

Лиралей невольно улыбнулась в ответ. 
«Словно отражение. Искаженное, переломанное, но отражение». 
- А ещё я просто хотел помочь. Ты знаешь, когда я тебя увидел, как наяву вспомнил тот день, когда стоял посреди хижины, пытаясь остановить кровь отца… и даже не зная наверняка, кто на самом деле его убил. На рукояти ножа была моя чешуя и мои следы рук, понимаешь? Но я не помнил ничего. 
- Так… - лучница осеклась, - те двое… 
- Мои родители, да, - Сларк рассеянно хмыкнул. - Я поначалу хотел добить тебя там, в сторожке… да и жрать хотелось, честно. Но для меня это стало бы чем-то вроде росписи в том, что тогда, дома, я сделал то же самое. Это было бы всё равно, что окончательно добить себя самого. 
Он убрал руку с плеча Лиралей, отодвинувшись. 
- Просто до сих пор не хочу верить, что это я их убил. Хотя, скорее всего, я. Но на самом деле так хорошо не помнить – и обманывать себя, что не ты это сделал. 
- Я не верю, что ты мог их убить. 
- Хах, - Сларк тихо засмеялся. - Почему? Лишь потому, что это родные? Я часто ссорился с ними, Лир. Часто сбегал, злился. Я был наивным мальком, но я уже умел охотиться, хотя и только в зарослях на мелководье. И я уже тогда умел бить на поражение. 
- Сларк, - Лиралей подтянулась, неуверенно накрыв перепончатую лапу ладонью. - Слушай. Ты не такой плохой, каким кажешься себе же, каким ты пытаешься себя показать просто для того, чтобы я тебе не доверяла. Если ты спас меня, абсолютно чужое и ничего не значащее для тебя существо, то ты уже не такой плохой, как говоришь о себе. Значит, в тебе что-то осталось, а остаться может лишь то, что уже было… 
- Ты серьезно веришь в то, что говоришь? – хмыкнул бандит. 
- Да. 
Слабый смех. 
- Не верь. Ни мне, ни себе. Мы все любим обманывать себя. 
«Ты правда так уверен, что это твоя вина? Но если ты чувствуешь вину до сих пор, то ты уже не такой потерянный, каким кажешься себе». 
- Да даже если их убил ты, какая сейчас разница? – Лиралей улыбнулась. – Шторм, вызванный духом Ветра, унес жизни моих родителей, но пощадил меня, тогда ничего не понимающего ребенка. Я не виню его за их смерть. 
- Это другое. 
Тёмный отблеск в жёлтых глазах. 
- И тогда в хижине было очень много теней. 
Он поднялся. 
- Ладно. Расходимся. Если что, твой этот ветерок знает, где меня искать. Только не приведи за собой хвост. И не нарывайся, хорошо? 
Лиралей встала следом. То чувство, когда взгляды ещё были наравне – и вот ты уже смотришь на своего спутника сверху вниз просто из-за разницы в росте. 
- Ты тоже береги себя, - хихикнула лучница. 
И, чуть присев, порывисто обняла Сларка за плечи. 
- Хехе, кому ты это говоришь, - усмехнулся бандит, рассеянно потрепав Лиралей по волосам. - Хорошо. Беги. Встретимся ещё. 
«Я действительно хочу увидеть тебя снова… и живой». 

Глухо бьющееся сердце трепыхалось в каком-то рваном ритме. 
Нетрудно прятаться в городе ночью. Это даже было немного проще, чем шарахаться по узким коридорам Тёмного Рифа, используя каждый поворот, каждую тень, чтобы уйти незамеченным. Но оставалось неприятное чувство, что кто-то за ним внимательно наблюдает. Как будто кто-то сидит тихонько, не вмешиваясь, смотря только… мол, не обращай на меня внимания, беги по лабиринту переулков, стараясь не показываться на глаза случайным ночным прохожим и совсем уж неслучайной охране. Беги, а я понаблюдаю. 
Я всё равно приду за тобой, когда твое время закончится. 
Этот взгляд напрягал. Он как будто видел его сквозь тени, насквозь. Он смотрел, но не вмешивался. 
Противное склизкое чувство, как будто на тебя смотрит сама смерть – и просто ждет, пока ты оступишься. Или уже не ждет? Или я уже оступился – и лишь тешу себя надеждой, что игра не закончена? 
Не обращать внимания. 
Хех. Они не найдут меня ночью – это практически бесполезно. Если даже мне негде выбраться – мне всегда есть, где спрятаться. Чуть опаснее днем, но и там нетрудно выкрутиться: тени есть везде, надо просто уметь их замечать. Как и выходы. 
С последним дело обстояло, впрочем, достаточно хреново. Практически все их перекрыли, так или иначе. Как они вообще умудрились за какой-то час поднять такой шорох? 
«Хорошо, хотите игры в прятки – будет вам игра в прятки». 
Затаившись посреди теней под мостом, Сларк хмуро наблюдал, как из реки достали труп. Человека с перерезанным час назад горлом. А вот это уже совсем плохо, его никто не должен был заметить. Может, действительно ему стоило скрыть труп, а не просто пустить излишне настырного охранника на дно с вспоротой глоткой? Он не рассчитывал, что его найдут так быстро. Да что скрывать. Он не рассчитывал увидеть здесь и старую знакомую. 
Худощавая, но крепкая фигура стражницы из родного мира, склонилась над трупом, молча изучая его. Спустя пару минут, спросив что-то у стоящих рядом сухопутных, она кивнула – и скользнула в сторону. 
«А ты сильно изменилась, Сирена. Как и я. Интересно, ты меня помнишь?» 
Ему хотелось выругаться, но сейчас главное было сидеть тихо, не издав ни единого звука. Лишь внутри полыхала, сгорая в тенях, злость и досада. Есть ситуации, которых не хочется избежать, даже если ты знаешь, что с собой они несут. Есть сражения, от которых не хочется уходить, даже если ты знаешь, что у тебя почти нет шансов… 
«Мне жаль будет тебя убивать». 

У Слардара было плохое настроение. 
Он буквально нутром чувствовал, что жертва находится где-то рядом, но где – было решительно неясно. Непонятно откуда всплыло, что с девчонкой этой они уже имели дело пару лет назад. Попытка задержать рыжую засранку закончилась переломами у двоих, кто за ней полез, и стрелой в колене у третьего. «Цирк на весь город» - как выразился один из стражников. Что есть цирк, Слардар, конечно, не знал, но, судя по реакции охранников, это было нечто веселое даже несмотря на провал – и удравшую девчонку. 
Какие же они унылые. В несколько рыл – и не смогли поймать воришку. Ему, охотящемуся на разночешуйное ворье, лезущее за сокровищами на дно моря, было просто не понять, как можно быть настолько бесполезными… 
С другой стороны, стоило признать, что и в родном мире такие ситуации не раз и не два были. 
Вот только не у него. 
По крайней мере, теперь точно была уверенность, что не придется этим мартышкам доказывать, что девчонка тоже заслуживает казни, как и бандит, с ней пришедший. Небольшой, но плюс. 
- Они точно здесь, - голос Наги выдернул Слардара из задумчивости. 
- Как ты узнала? 
- У одной из этих глупых мартышек кто-то срезал кошелек, а ещё одна в речке с перерезанным горлом плавала, выудили только что. Трупу где-то час, не больше. Горло вспорото тем же ножом, что и у наших… ребят, - Сирена запнулась, но продолжила: - Видимо, патрульному не посчастливилось его заметить. Выбито две решетки на стоке реки, на шее стражника обнаружили несколько чешуек, видимо, его перехватили за горло, прежде чем убить. Но достаточно чисто убит. Они могли бы даже не заметить до утра, если бы мы не пришли. 
«Интересно, почему я так надеюсь на то, что охранник ударил первым – и что это убийство было необходимостью? Как жаль, здесь нет наших магов, чтобы посмотреть последние минуты его жизни». 
Слитис говорила размеренно и отстраненно, отвернувшись, но голос у неё еле заметно дрожал. 
- Значит, дело за малым – просто не дать им отсюда выбраться, - пожал плечами Слардар. - Это нетрудно, раз уж охрану усилили. 
«Всё же, она слишком сильно переживает из-за этого задания – и я никак не пойму, почему…» 

Кто ты мне… 
Часы на центральной башне пробили два часа ночи, когда тихий ветерок пробежал по одной из тёмных подворотен в западном квартале города. В темноте то и дело мелькал рыжий хвост волос – и яркие золотистые глаза, в которых уже не видно было задорного блеска озорной лисицы. Не маска, но и не вся правда до конца. 
Правда, которую так легко было скрыть даже от её спутника, сейчас скользящего по теням где-то на другом конце города. 
…друг или враг? 
Её пугали её же чувства. 
Ощущение, как будто я стою на краю моста с камнем у ног. Один шаг… всего один шаг… 
Тот миг, когда он утянул её с собой на дно, но вытащил в последний миг, прежде чем она успела задохнуться. Стук его сердца, неожиданное тепло. И одно короткое мгновение, когда перепончатая ладонь осторожно скользнула по её спине, прежде чем он отпустил её, вновь разорвав дистанцию. Слишком близко: и даже на этой страшной на первый взгляд морде монстра с жёлтыми глазами она увидела ту странную отстраненную зубастую улыбку, за которой Сларк привычно прятал эмоции. 
Незаметный двухэтажный дом на краю города всегда пустовал. Никто не знал, кто в нем живет – разные слухи ходили. Лишь одно знали: там всегда прибрано и чисто, а по ночам горит один камин во всем этом здании – в углу малой уютной комнаты на втором этаже. Свет виден был в окне – пляшущие на стекле отблески тлеющего огня. 
Несколько раз дом пытались прибрать к рукам разные люди, но все они рано или поздно, в лучшем случае, забывали об этой идее. Особо настырным «посетителям» приходилось поговорить по душам с хозяином. Мало кто из визитеров сохранял память о том разговоре – и обжигающем прикосновении духа, твердо выпроваживающего случайных и не очень гостей. 
Лишь одна гостья, в прошлый раз любопытной лисицей забравшаяся туда, ушла, помня лицо хозяина дома. 
И сейчас её тонкий силуэт стоял в проеме распахнутого окна. В комнату влетал холодный беспокойный ночной ветер, ероша угли тлеющего камина. Глаза гостьи пылали золотистым пламенем, но на этот раз в них не было и искры озорства. Бесшумно спрыгнув на пол, девушка скользнула к самому камину, согревающему темную комнату. Где-то за спиной ветер без единого звука прикрыл створки окна, оставшись за пределами чужой территории. Он чувствовал – его подопечной надо поговорить с другим духом в одиночестве, и не собирался мешать. 
- Ксин, - тихо позвала Лиралей, протянув ладонь к камину… 
С пальцев сорвалось несколько капель воды, с треском испарившихся на горящих углях. А она и забыла совсем, что влага ещё осталась на ладонях после того мимолетного объятия… 
Чуть ярче вспыхнувшее пламя, как пробуждающееся ото сна, заплясавшее над углями. На девчонку с рыжими волосами, сидящую на коленях перед камином, смотрели золотистые глаза Духа. Страх перед огнем ещё остался в глубине её зрачков – но теперь она обращалась к пламени сама. И её глаза были куда взрослее и серьезнее, чем когда Дух увидел её впервые, точно так же сидящей перед камином – но восторженно смотрящую в глубину пламени и доверчиво протягивающую руки, не боясь ещё обжечься. 
Лисенок стал взрослой лисой. 
- Мне нужна твоя помощь, Эмбер, - прошептала лучница. - Мне больше не к кому обратиться. 

«Вот и первая твоя ошибка, Сларк». 
Сирена молча следовала за двумя магами, тащащими на носилках труп до морга. Забавные земные зверушки, как интересно они относятся к похоронам павших сородичей. Хоронить в земле или сжигать, конечно, интересная идея, не лишенная доли здравого смысла. Просто это слегка необычно. 
«Хорошо, им хотя бы есть сейчас, что хоронить», - Нагу передернуло от одного воспоминания о двух разорванных трупах, наполовину обглоданных. Забрызганные кровью кусты, торчащие из тел окровавленные кости, мертвые глаза. Выглядело достаточно кошмарно. Конечно, это были преступники на «поводке» – и, возможно, тоже не то ещё творившие в тюрьме, - но никто не должен умирать так… 
Поначалу было довольно сложно убедить стражников обратить внимание на Сларка – их больше заинтересовала уже успевшая ранее тут повеселиться девчонка-воришка, чем какая-то амфибия. Честно говоря, от шуточек стражи насчет девочки, Сирену попросту передернуло. Какие же у этих сухопутных нравы! Может, эта рыжая дрянь и опасна, и так же убивает, но всё, чего она заслуживает – смерти. Не более. 
После того, как нашли труп в реке, ситуация изменилась: до сухопутных дошло-таки, что бандит опасен куда больше, чем их рыжая бестия. 
Первая твоя ошибка, Сларк. Ты забыл, на чьей ты территории, в чьей ты стихии. 
- Слардар, - Нага обратилась к союзнику. - Я думаю, стоит проверить все ходы. Я пока кое-что выясню. 
- Уверена, что тебе стоит оставаться одной? – напряженно спросил страж. 
Сирена задумалась. 
Она не знала. Чутье ей подсказывало, что загнанный в капкан противник может вполне, вместо того, чтобы безуспешно искать выход, – которого ему не оставят, – или залечь на дно, – где его практически наверняка рано или поздно найдут, – принять совсем другое решение и устроить ответную охоту. Обманчивая надежда, что он не осмелится такого сделать, находясь в мирном городе, разбивалась о труп на носилках, как вода о прибрежные скалы. 
Запросто. Эта тварь, крадущаяся во тьме, была приговорена к смерти ещё до побега – потому, что в одной только тюрьме за ним числилось слишком уж много за те пятнадцать лет, которые он там провел. Многие из тех, кому не посчастливилось попасть на Тёмный Риф, рано или поздно заканчивают жизнь там – от рук других заключенных, либо казнью уже за то, что сделали в самой тюрьме. Зверские, жестокие нравы Рифа были известны далеко за его пределами и были жестким и мрачным предостережением тем, кто осмелится пойти против закона. 
Никому ещё не удавалось прожить там так долго. 
«Интересно, ты меня помнишь, Сларк? Знал бы ты, как жутко мне было узнать, что ты туда попал… за что ты туда попал». 
- Слитис. 
- А, да? Да, я уверена. Всё будет хорошо, - ладонь Сирены ободряюще скользнула по страшноватой по людским меркам морде слизеринца. - За меня не беспокойся. Мы найдем этих… двоих. 
- Хорошо. Береги себя. 
Когда она добралась вместе с двумя о чем-то беседующими сухопутными до морга, где-то далеко на городской башне пробили два часа ночи. 
Странный холодок, метнувшийся по телу, заставил Сирену в мгновение вскинуть голову, прислушиваясь. Сквозь тысячи звуков, окружающих её, она различила чьи-то шаги. Тонкий слух, легко вылавливающий мелкие детали и за пределами воды, и в ней, через общий шум выделил на несколько секунд звук шагов, не похожих на шаги ботинок сухопутных. Как мягко ступающие по камням лапы амфибии. 
Нага обернулась на звук. Но лишь тени плясали в ночной темноте, чуть разгоняемые фонарями. 
Показалось? 

Рассказ её занял от силы полчаса: Бегущая по Ветру говорила хоть тихо и медленно, но очень коротко и по сути, как и положено разговаривать с теми, кто старше тебя на несколько веков. 
- …вот так, - закончила Лиралей тихо. 
Замолчав, она закрыла глаза – и глубоко вдохнула горячий поток воздуха, дыхание камина, испаряющее последние капли воды, оставшейся на её лице. Тихое размеренное дыхание, дыши спокойнее. Не нервничай ты так. Что ж – ты можешь доверять Духу как себе, ты это знаешь. Но всё равно это неловкое чувство, когда доверяешь то, что боишься произносить вслух, о чем боишься думать, даже оставшись одна. 
- Я правильно тебя понял? – медленно проговорил Ксин, уже принявший материальный облик, но по-прежнему не выходящий из камина; замерший в огне пламенной статуей. - Значит, ты его любишь? 
Он не закончил фразу, выжидающе смотря на девушку. Лиралей кивнула, сглатывая страх: 
- Да. 
Интересно, сможет ли она произнести потом это вслух, смотря в жёлтые глаза своего спутника-монстра? 
Повисла напряженная тишина, прерываемая лишь треском огня в камине, да дыханием человека и Духа. В огненных глазах Эмбера, похожих на два раскаленных уголька, мелькнула пламенным всполохом отстраненная досада. 
- Нашла с кем связаться, - вздохнул Ксин. - Скользкой дорогой ты идешь. Конечно, сердцу не прикажешь. Я не буду врать: я могу тебя понять. Понять, но не одобрить. Такие вещи – тоже урок. Быть может, жестокий урок. 
«Что произошло с тобой – то тебе будет уроком. Лишь одно я скажу: некоторые уроки заканчиваются смертью». 
Она помнила эту фразу произнесенную этим размеренным голосом, как-то неуловимо разбивающим всё на четыре слова. 
- Я не знаю, что делать, - проговорила Лиралей, не открывая глаз. - Чем дольше я остаюсь с ним рядом, тем больше меня к нему тянет. И тем опаснее это становится для него. Я боюсь подвести его и… 
- Не задумывалась ли ты, - прервал её Ксин, - Что чувствует сейчас он? 
Бегущая по Ветру вздрогнула, открывая глаза. 
- Быть может – тоже самое? Он может уйти сам. Ничего его не держит. Но остается с тобой. Ты не думала – почему? 
Огненные блики камина, пляшущие по стенам комнаты… 
«Я без тебя выживу! Ты в одиночку – нет!» - срывающийся злой крик взрывом раздался в памяти, резонируя со вспыхнувшей болью, скользнувшей ножом по шрамам на щеке. 
Слезы, внезапно потекшие по лицу – нервы начинали сдавать. Можно ведь и умирать, воя от кошмарной боли, но умирать без слез. И можно ведь жить, но плакать от того, что разрывает твою душу. 
- Мне Ликан сказал, что я его идеализирую. Я всё понимаю, - прошептала она еле слышно. - И кто он. И кто я. Я всё понимаю. Он много раз говорил, что не держит меня, что я могу уйти, пока не поздно. Что может уйти сам, когда станет слишком опасно для него… 
- Но он не уходит. Хотя сейчас вполне может. Ничто его не держит, - чуть улыбаясь, повторил Дух. - Или, всё же, держит? 
Сомнения. Страхи. Танцующее по стене пламя. Теплые блики, падающие на чёрное зеркало рядом с камином. Зеркало, в котором на фоне кромешного мрака отражалась сама Лиралей – но в котором не видно было ничего из окружения. 
«Отражения притягивают друг друга…» 
- Девочка, тепло нужно всем, - мягко произнес Дух. - Даже таким, как он. Тепло есть внутри каждого. У кого-то – целый костер. У кого-то – лишь искра. Загасить можно любой костер. Разжечь можно любую искру. Вопрос лишь цены этого. 
Она молчала, прикусив губу – и не замечая, как по подбородку стекает кровь. Дух протянул ладонь, осторожно стирая красные следы. Обжигающее, но не ранящее касание. 
- Если уверена – зажги искру. Но ты рискуешь сгореть. Не уверена – беги прочь. Но тогда рискуешь погаснуть. Стать лишь холодным угольком. Точно как и он. Выбирать тебе – не мне. 
Она чувствовала себя так неловко – плача, как маленький ребенок, перед существом, столь старше неё, сейчас мягко вытирающим её слезы. 
- Не плачь ты так, - голос Духа сливался с треском огня. - Расскажу тебе сказку одну. А там сама решай. 
- Сказку? 
- Мало кто помнит её. Сказку про двух созданий. Она есть у нас – она есть у них. Звучит по-разному – суть одна. Про воздух и воду. Про жизнь и смерть. Про тепло и холод. Она короткая, сказка эта. Короткая и очень грустная. 
Ксин убрал руку. 
- Про лисицу и морского демона. 

- ...с его выходками по нему давно Лабиринт плачет. 
Флегматичный голос Визажа выводил Акашу из себя. Некро’Лик чем-то ей напоминал мрачного кладбищенского сторожа или могильщика. Вот лишь одна разница: он не могилы от живых защищал, а, скорее, живых от того, что может вылезти с другой стороны ограды. Вот только сейчас речь шла о двух Живых – и суккуба не могла взять в толк, что забыл тут страж Лабиринта. 
Хотя и догадывалась. 
- Но ты же оставишь мне игрушку, милый? – вряд ли это подействует, но почему бы и не попробовать. - Вторую, рыженькую такую… 
- Души не игрушка, - отсек Некро’Лик мрачно. 
Не подействовало. 
Горгулья по-прежнему не сдвигался с места, неподвижно смотря с крыши часовой башни куда-то вниз, в переплетение улиц ночного города Живых. В этот миниатюрный лабиринт теней, редких бликов света, сплетение жизни – и смерти. 
- На этот раз не выскользнет, - хмуро сообщил Визаж. 
- На этот раз? – уточнила скучающая суккуба. 
- Знаешь, Акаша, есть те, кто сбежал из Лабиринта. А есть те, кто там уже давно должен быть, но до сих пор дышит – и перекрывает дыхание другим. 
«Какой же ты скучный…» 
- Ну, так и что мешает его туда отправить? 
- Я не имею права вмешиваться. 
- Тогда что ты тут делаешь? 
- Жду. 
Где-то рядом слышен был ход часового механизма центральной башни, звук огромных шестеренок, медленно отсчитывающих время… 

Сларк в последний момент успел сигануть за угол, когда Сирена внезапно обернулась. Он и забыл уже, насколько острый у неё слух. Напрягало также и то, что её спутник куда-то пропал из виду: теперь стоило особо внимательно смотреть по сторонам, чтобы не оказалось внезапностью, если он возникнет из ниоткуда прямо у бандита за спиной. Вроде бы, если Сларк не ослышался, Слитис назвала своего компаньона Слардаром. 
«Вот только этого мне не хватало!» 
Великолепно, просто великолепно, Сирена. Привела с собой известного на весь Тёмный Риф ловца «мелкой рыбки», из-за лап которого уже многие воры и убийцы навсегда угодили в это, несомненно приятное, место. 
С такими крупными хищниками нужно быть аккуратнее – иначе быстро окажешься их добычей. По крайней мере, одна деталь теперь была ясна. 
«Так, похоже, пока лучше не нарываться – и поискать укрытие на день». 
Сларк начинал нервничать. Ошибка уже была допущена, скорее даже из-за нехватки информации, из-за того, что он никак не ожидал хвоста. Точнее, такого хвоста… и настолько вовремя. 
Шаг назад, глубже в тени. И внезапный шорох прямо за спиной. 
«Что за?!..»



Мадефисса Стрейчет

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться