Лиса и морской Демон

Глава 15. Сказка о замкнутой цепи

…Ветер скользнул у самой земли, чуть шелестя невидимыми пальцами по высохшей осенней траве. Обычный ветер, всего лишь порыв воздуха… но Сларк всё равно прислушивался, будто всё ещё ожидая что-то различить в его эхе, расходящемся по округе, как круги по воде от брошенного камушка. Хотелось поверить, что он услышит в очередном порыве тихий шёпот. Но нет: это была всего-навсего иллюзия ещё не сошедшего сна. 
Всего лишь предательская игра памяти, даже спустя столько времени ещё хранящей то утро… 

…Она ушла на рассвете, как и обещала. Бесшумно собравшись, стараясь не разбудить уснувшего с ней монстра. Лишь не удержалась – и напоследок, прощаясь, поцеловала его. Он помнил это еле ощутимое касание и упавшую на морду каплю. 
Люди такие смешные существа. Они теряют влагу, которая так важна даже им. Они плачут, когда им плохо; они улыбаются, когда им хорошо – но она всегда улыбалась, даже сквозь слезы. 
Сларк старался не показать, что проснулся: да наверняка она и так это почувствовала. 
- До встречи… 
Её шепот внушал надежду: ведь она не говорила «прощай». 
Напрасную надежду. 
Где же ты? Где же ты бродишь теперь, маленькая лисица, чей рыжий хвост волос, промелькнувший в лучах рассвета, остался в памяти последним, что он увидел, когда приоткрыл глаза, смотря ей уже вслед… 
Прощай… и спасибо за это приключение длиной в жизнь – и смерть. 


Сларк поднялся с земли, встряхиваясь после сна. На горизонте брезжила новая заря. Он по-прежнему не любил дневное время, всё так же еле терпел солнечный свет – но выбирать не приходилось. Долгое время, проведенное в сухом мире, приучило его не делать различий между днем и ночью, терпеть постоянную сухость и частое отсутствие водоемов поблизости… и больше не ждать. Больше не верить и не надеяться. 
К чему эти бессмысленные чувства, когда-то чуть не заведшие в капкан? 
Предрассветная тьма озарялась лишь редкими брызгами света, медленно раскрашивающими небосклон. Спать урывками – недолго, как придется, как получится. По-прежнему скрываться по теням, незаметно скользя по самому дну сухого мира выползшей на сушу хищной пираньей, что перегрызет горло любому, кто попытается её поймать. 
Его мир давно был во тьме. Даже на ярком свету он оставался монстром, чей черный силуэт с полыхающими желтыми глазами мог быть последним, что вы увидите, прежде чем сдохнете с перерезанным горлом… 



Мадефисса Стрейчет

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться