Лиса́ Ли́са. Врушка В Академии

Размер шрифта: - +

Гален

Гален
 

Я, Га́лен Аделбре́тч – человек абсолютно другой культуры и устоев. Но меня каким-то нечистым занесло в края, в которые, при других обстоятельствах, я бы в жизни не поехал. Не единожды титулованный в области магии и входящий в двадцатку лучших волшебников-практикантов Э́верского континента, если не всего мира, уроженец Ге́рленда до сих пор находился в легком недоумении. Выяснилось, моя двоюродная прабабка из Юкарны оставила мне в наследство целую магическую академию. Оказывается, у меня была двоюродная прабабка, еще и дожившая до такого преклонного возраста! Ведь всю жизнь я считал себя полным сиротой без единого хотя бы какого-то дальнего родственника.

Так вышло, что достопочтимая Марги́на Ве́дан не имела никого ближе, нежели я, поэтому сие счастье, божественные супруги знают что, досталось мне. До этого же мадам не особо тревожило, что где-то есть нуждающийся в тепле мальчишка. А вот как ей понадобилась помощь, пусть и посмертно, то сразу нашла!    

Будучи человеком очень образованным и состоятельным, не единожды проверив свою жизнь на прочность, я не питал надежд, что мне перепадет хорошее заведение. Ну, какая может быть академия в провинциальном городке Бервич? Будь моя воля, я бы вообще пожелал не получать наследство.

Но отказаться я не мог. Во-первых, это неуважение к умершей родственнице и ее воле, пусть я ее и не знал никогда. Во-вторых, я никогда не был расточительным человеком и не мог так просто проигнорировать место, которое вполне могло оказаться прибыльным. Второй вариант возник скорее благодаря самовнушению, нежели я по-настоящему верил, что академия будет прибыльным местом. Наоборот, очень боялся, что окажется наоборот. А пустые траты я, ох как не любил! Однако рано было расстраиваться раньше времени…

Волшебная академия имени мадам Маргины Ведан находилась ко всей вышеупомянутой «радости» не в самом Бервиче, а на отшибе леса. Наверное, чтобы не пугать не искушенных в магии горожан.

Поэтому я знал, что не успею до сумерек добраться до пункта назначения, и заказал себе номер в местной гостинице. Вернее это сделал Волес – управляющий покойной мадам Ведан. Он же и явился ко мне, чтобы известить ему приятную новость о наследстве. Так что Волес Першик составлял мне компанию последнюю неделю. Не то, чтобы я был сильно недоволен этим фактом, но бывший управляющий мадам Ведан немного утомлял. И больше всего утомлял своей простоватостью. Уже через несколько дней он стал называть меня на «ты», хоть я не давал для этого никаких поводов. Возможно, из-за возраста. Першик был мужчиной за сорок, когда как мне не было и тридцати. Что сказать, я всячески пытался найти хоть какое-то рациональное объяснение такому панибратству.

Пережив огромный стресс, ко всему прочему став жертвой незадачливой воришки-лисы, я достиг гостиницы. Наконец-то можно спокойно отдохнуть, и от бесконечных рассказов Волеса в том числе. Столь приятные мысли не очерняло даже то, что не везде в городах Юкарны были каменные дороги, из-за чего обувь испортилась от налипшей грязи, а гостиница имела не самый лучший вид.

– Смотри какая красота! – Мой провожатый был иного мнения. – Здесь вон садик какой красивый!

Виднеющийся из-за каменной стены сад на заднем дворе оставил меня абсолютно равнодушным.

– Чувствуешь, какой здесь аромат?! – Волес воодушевленно посмотрел на меня, и первый взобрался по лестнице с тяжелыми сумками.

Я чувствовал только едкий запах навоза, и искренне надеялся, что не он так восторгает провожатого. А еще искренне надеялся, что господин Першик не достался мне в наследство тоже. Так как само завещание осталось надежно спрятано (со слов Волеса) в сейфе личного кабинета управляющего, в академии.

– Оставьте у порога, – я настойчиво продолжал называть господина Першик на «вы» и надеялся, что тот, наконец-то, поймет: между нами не дружеские, а только деловые, отношения. Но пока чуда не произошло, и Волес ничего не замечал, или не хотел замечать.

– Да я могу…

– Не стоит! – я схватил сумку и чуть ли не перед носом Волеса закрыл дверь в свой номер. Провожатый был иногда чересчур услужлив.

Первым делом я снял обувь и выставил ее за двери. Чтобы находиться в одной комнате с такой грязью не было и речи!

Я очень устал, а потому не стал утруждать себя лишними заботами. Разделся и отправился в кровать. Глаза сильно слипались. Хоть я и повидал на своем недолгом веку многого благодаря нелегкой судьбе и головокружительной карьере, но это испытание оказалось выше моих сил.

«Постель плохо заправлена», – непривычно равнодушно подумал я и нырнул под одеяло.



Анна Крут

Отредактировано: 28.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться