Лишь миг

Лишь миг

В два часа ночи, в самой продвинутой больнице города Москвы, лежал при смерти самый умный человек на планете. Ему недавно исполнилось шестьдесят четыре года, и он отлично выглядел для своего возраста, даже волосы, которые он отращивал последние тридцать шесть лет, ещё сохраняли совой каштановый цвет. Он тяжело дышал. Начиная с четырнадцати лет, он курил. В его жизни менялись лишь инструменты, которыми он удовлетворял свою зависимость. У него была трудная и не счастливая жизни, не зря говорят: «горе от ума». За эти годы он успел сделать многое: закончил два института, причём оба с красным дипломом, досконально изучил компьютер, много лет отработал, рисуя чертежи для компьютерных деталей, но главным его достижением было воспитание, и доведение до ума его младшего брата.
  Этот самый брат сейчас сидел около больничной кровати, и смотрел на последние минуты жизни самого важного человека в его жизни. Собственно, именно Алёша и считал, что тот, кто с минуты на минуту испустит дух – самый умный человек на планете. С детства старший брат всегда помогал ему, и отвечал на любой вопрос, интересовавший Алёшу. Вдохновившись братом, он хотел добиться таких же «успехов в жизни». Алёша боготворил своего брата, и хотел однажды догнать его, затем перегнать, и самому стать самым умным человеком на планете. Только вот он хотел сделать это, ещё при жизни старшего брата. Хотел, чтобы он увидел его достижения, и был уверен в том, что не зря вложил всего себя в него.
  Сейчас оба брата просто смотрели друг другу в глаза, Алёша очень сильно любил брата. Любил даже больше своей жизни, а ведь он был очень высокомерным человеком, любил даже больше собственных жены и детей. Алёша уважал и боялся брата так сильно, что до двадцати лет не мог спокойно разговаривать с ним, и смотреть ему в глаза, он боялся утонуть в его глубоком взгляде. Но когда брат улыбался, Алёше становилось тепло на душе, глаза брата, когда он улыбался, полностью изменялись. Если бы эта улыбка сейчас попросила Алёшу умереть за него, он бы не задумываясь, согласился. Но она никогда бы так не поступила.
  Сейчас, сидя друг напротив друга, они молчали, и каждый дума о безграничной любви к другому. Том, как сильно они были связаны. Они одновременно закрыли глаза, но когда Алёша, через несколько секунд, открыл свои, он заметил, что брат перестал дышать, и больше не открывал своих глаз. Алёша подошёл к кровати, он на протяжении десяти минут тупо стоял и смотрел на брата.
- Прощай, Серёжка…
  Алёша вышел из палаты, и увидел в коридоре медсестру, он шёпотом подозвал её:
- Пожалуйста, пришлите Александра Александровича в палату номер тринадцать
- Да, Алексей Дмитриевич
  Вернувшись в палату, Алёша подумал о жене, и своих детях. Теперь это последние люди, которые у него остались. У Алёши было два ребёнка – старший Сергей, названный в честь брата, ему было тридцать, и дочка Маша двадцати семи лет. "Теперь я" - начал было Алёша, но его прервали.
  В палату зашёл доктор:
- Здравствуйте, Алексей Дмитриевич
- А? Что? О, здравствуйте Александр Александрович, прошу извинить мне мою грубость, я на секунду задумался
- Вы меня вызывали?
- Вы очень невнимательны, доктор, посмотрите на вашего пациента
- Пациента… О, Боже. Я соболезную, - лицо доктора изменилось, было видно, что ему и правда жаль, ведь буквально неделю назад он убеждал Алёшу, что Сергей идёт на поправку, и что вскоре он его выпишет.
- Да, всё в порядке
- Скажите, кроме вас у него были ещё родственники?
- Нет
- Хорошо, ну, то есть не хорошо, но…
- Не стоит
- Да, спасибо, что остановили меня, что ж, продолжим. Ох, даже не верится, его состояние за последние несколько недель постоянно улучшалось, как же это могло произойти?!
- …
- Опять же, прошу прощения. Ладно, я должен записать его на вас. Проследуйте в мой кабинет, там и продолжим.
  Всю дорогу от палаты до кабинета доктора, шли молча. Войдя в кабинет, Александр Александрович сел за свой рабочий стол, и жестом предложил Алёше присесть напротив. После чего быстрым движением достал из ящика стола какие-то бумажки, двумя пальцами поправил очки, и продолжил задавать вопросы:
- Полное имя и возраст
- Филипов Алексей Дмитриевич, пятьдесят один год
- Ближайшие родственники
- Остались только жена и дети
- Прошу вас
- Жена – Антонова Ирина Игоревна, пятьдесят лет. Дети – Филипов Сергей, тридцать лет, и Филипова Маша, двадцать семь лет
- Ваши контакты мне известны, место проживания тоже, ксерокопию паспорта вы уже предоставили, что ж, теперь вы можете забрать по… Вашего брата
- Да, спасибо
  Закрутилась канитель; нужно было заказать гроб, отпевание, отпроситься с работы, в общем скука, от которой у Алёши болела голова. До прибытия «нужной» машины, Алёша попросил разрешения на время оставить Сергея в больнице, на что Александр Александрович дал своё согласие.
  Придя утром на работу, Алёша сразу же направился в кабинет своего начальника. Алёша был писателем, работал в редакции. Там же печатали его работы, и очень их хвалили, каждый в редакции косвенно знал Сергея, ведь в своих рассказах Алёша часто создавал частями его «идеальный образ».  Алёшу хорошо знали и за пределами редакции, он был уважаемым человеком. У него брали интервью, приглашали на различные теле и радиопередачи, в общем, Алёша был сравнительно значимой фигурой. Со своим начальником Алёша, как и в прочем, весь отдел состоял в приятных деловых отношениях. Начальник был человеком не конфликтным и вежливым, даже после двадцати с лишним лет работы в редакции, он обращался у Алёше на «вы». Алёша постучал в дверь:
- Войдите! О, это вы, Алексей Дмитриевич
- Здравствуйте, Алексей Фёдорович
- С какими вестями? Не уж-то написали что то ещё, могу ли я вам помочь?
-  Да, можете, мне нужно взять отгул на два или три дня. Когда вернусь – буду работать за четверых
- Ага, а не могли бы вы назвать причину, столь срочного, и неожиданного отсутствия?
- Сергей… мой б… мой брат, - внезапно кровь ударила Алёше в голову, и он застыл на месте, без возможности двигаться, или произнести ещё хоть звук
- Не говорите, я вижу, что вам нелегко. Как ваш непосредственный читатель, я могу полностью прочувствовать вашу боль, и как человек тоже. Так что, как ваш начальник, я даю вам бессрочный отпуск, возвращайтесь, как только сможете, мы не хотим терять такого прекрасного человека, как вы. Идите
- Спа-сибо, - задыхаясь, промолвил Алёша
  Выйдя из кабинета Александра Фёдоровича, Алёша почувствовал ужасную боль, такую, которую не в силах вылечить никакие врачи. Кабинет Александра Фёдоровича располагался на седьмом этаже, а офисы на четвёртом, Алёша, сам того не заметив, подумал о курилке, рядом с офисами. Раньше его рабочее место находилось прямо рядом с входом в эту самую курилку, он просил переместить его, и это исполнили в тот же день. Однако сейчас он уже стоял в ней, и курил, одолженную сигарету. Все обитатели этого помещения, смотрели на Алёшу с выпученными глазами, и понимали, что в его жизни произошло что-то ужасное. Алёша в последний раз курил в семнадцать лет, но понимая, множество возможный, ужасных последствий бросил, не прокурив полного года. Вообще, у Алёши была астма, но приступов не было уже много лет.
  К обеду он уже был дома. Он успел заказать гроб, и позвонить знакомому священнику, и ещё одному нужному при такой ситуации другу. А когда к вечеру пришли домашние, жена сразу же набросилась на него с поцелуями и расспросами:
- Алёша, ой Алёша, в этот раз две недели! Спишь в больнице на стуле, утром на работу, потом опять к брату. Ужас! Ну, как он, - посмотрев в пустые глаза Алёши, она сразу поменялась в лице, - Боже милостивый… дети, срочно обнимите отца. О, как же так? Как же так?
  Ирина не выделялась особой красотой, да и вообще Алёша был уверен, что никогда её не любил. Просто обстоятельства сложились так, что когда она увидела его, а это было ещё в школе, она сразу же влюбилась в него, Алёша просто принял её любовь, и решил "подарить ей счастье". Хотя назвать жизнь с таким человеком как Алёша счастьем, даже в ироничном контексте, будет слишком громко. Такое отношение к «любви», как в прочем и всё в его жизни, было из-за Сергея, который был женоненавистником. У Ирины выпирали два передних зуба, совсем не было груди, хотя ростом она была практически с Алёшу, рост которого был сильно больше среднего, и практически достигал двух метров. Но главным минусом Ирины не только как супруги, но и как человека, был, всегда раздражающий Алёшу, стеснительный и не уверенный в себе характер.
  Маша обняла отца, который до сих пор сидел, и смотрел куда то в пустоту, а Сергей положил ему руку на плечо. Внезапно Алёша вышел из своего транса:
- Сын, ты ведь понимаешь, что назван в честь моего брата, самого умного человека на планете?
- Да, ты не раз мне это говорил
- Ты помнишь, как я водил тебя к нему на компьютерные занятия?
- Да
- И помнишь, как он, будучи сложным в общении человеком, объяснял тебе всё, вплоть до мелочей? Мало того – делал он это бескорыстно и бесплатно
- Помню
- А помнишь ли ты… Его улыбку?
- Я помню её
- … Теперь ТЫ в полной мере носитель его знаний, и поскольку он умер, теперь ты второй самый умный человек на планете, и мне даже кажется, что вскоре станешь и вовсе первым, - Алёша усмехнулся, и на его лице появилась какая то страшная ухмылка.
- Не говори так!, - внезапно вскрикнула Маша, которая на протяжении всего этого маразматичного диалога, обнимала отца.
  Ни Сергей, ни Маша не были похожи на Алёшу, или на Ирину. Дело в том, что оба они были приёмными детьми из детдома, Алёша забрал их оттуда в возрасте семи и соответственно четырёх лет. Такое решение было принято из-за того, что в роду Ирины все болели, и, в конечном итоге, умирали от рака. Она не хотела такой участи для своих детей, но очень хотела "стать матерью", поэтому Алёша сделал свой выбор.
- Отец, - сказал Серёжа спокойным голосом, - Я до сих пор помню, тот день, когда ты забрал нас из детского приюта. Ты пришёл и попросил построить всех мальчиков в ряд... одет ты, кстати говоря, тогда был, как граф: Длинный чёрный плащ, сверкающие чёрные ботинки, чёрные штаны, чёрные перчатки, и чёрная шляпа. Ты смотрел каждому в глаза, потом подошёл ко мне, и сказал, что теперь я твой сын…
- А ты, смотря мне в глаза, отказался, - сказав это, Алёша до ушей улыбнулся, и усмехнулся.
- Я сказал, что никуда не пойду без своей сестры. Ты же ответил мне на это, что знаешь это, потому что заметил в моих глазах, желание, даже пожертвовав новым домом, защищать близкого мне человека
- И даже тогда твой взгляд не изменился, и не наполнился ложной надеждой. Да! Я отчётливо помню этот день. Я ещё ничего в жизни не запоминал так отчётливо, как те секунды. Именно тогда я понял, что хочу, чтобы именно ты стал моим сыном, и своё решение я бы уже не изменил
- С тех пор ты начал обучать меня «верной», - это слово он сказал с особым чувством, - манере поведения, и всему, что ты знаешь сам. Ты делал мою душу. Давал каждый раз всё новые понятия: Сила юности, и как оставаться вечно молодым; важность дружбы; что если дерёшься, то сражаться должно с горячим сердцем и холодной головой; что мужчина должен ходить с высоко поднятой головой; важность своего и другого мнения; учится на чужих ошибках, а не на своих; не признавать никаких других авторитетов, кроме своего собственного; выкладываться не на сто, а на триста два процента; отличать цель от мечты, и важность и того и другого понятия. Всё это, как я уже говорил, – не полный список того, что ты давал мне, для моего душевного развития. Скажи, а ты помнишь наши настоящие имена?
- Не-а, но я помню, что ты долгое время обращался ко мне на «вы», мало того, по имени отчеству, сколько бы раз я не говорил тебе, что теперь мы семья
- Давай оставим прошлое в прошлом. Главное, что меня сейчас интересует – твоё психическое состояние. Ты пытался сделать из меня улучшенную версию твоего брата, добавив к его знаниям и свои, чтобы сделать из меня «слияние двух самых умных людей на планете»
- Ну, всё правильно. А к чему ты клонишь?
- Мне кажется, что у тебя это получилось. Я учуял от тебя сигаретный запах, а ты категорически против курения, и в жизни бы не взял ни одной сигареты в рот. Это значил, что твои, как ты говорил, «титановые принципы», пошатнулись
- За что мне настолько умный сын?!
- Не отшучивайся, все в этой комнате волнуются за тебя!
- Я не люблю смотреть на серьёзных людей. Мне всю жизнь казалось, что я гений среди плебеев. ВОЗМОЖНО, Я БЫЛ ДАЖЕ УМНЕЕ Сер…, да, не стоит мне ставить себя выше него, да даже на один уровень… наверное, потому что, сам не умею становиться серьёзным. Ладно, я постараюсь ничего не натворить. Клянусь! Эээ, - сладостно промычал Алёша, - Ты стал совсем как он… Хорошо, что моя жизнь сложилась именно таким образом, если бы я верил в судьбу, я бы благодарил её. Но, в моём случае, я благодарю только госпожу удачу
- Что ты запланировал, - внезапно спросила Ирина
- Похороны завтра, часов в двенадцать, до того проведём отпевание, придёт Генаров.
  Михаил Генаров был давним другом Алёши, с которым он познакомился на даче ещё в детстве. В настоящий момент, являющийся служителем православной церкви. Дети хорошо его знали, он часто приходил к Алёше, выпить, поговорить, и сыграть несколько песен на гитаре. Вообще он умел играть практически на всех возможных видах инструментов, и знал четыре языка, а Маша даже считала его привлекательным, хотя он был ровесником Алёши.
  После этого долгого разговора, концовка которого крайне не понравилась Алёше, сели ужинать. Ирина была невероятна рада присутствию мужа. Для Алёши ужин прошёл невероятно напряжённо - все старались выцепить его взгляд, и понять о чём он думает. К счастью, для самого себя, Алёша владел способностью накрывать своё «зеркало души» большим полотенцем, ловя взгляды родных, он широко улыбался, как и делал всегда, так что прочитать его мысли было невозможно. Эта способность не раз спасала его. В этот момент он вспомнил, что жена так и не раскрыла главный его обман. Он вспомнил, как стоя под венцом, и глядя её прямо в глаза, с точно такой же улыбкой, как и сейчас, сказал: «люблю». Он улыбнулся. Внезапно Ирина прервала поток его мыслей:
- Надо завесить зеркала
- Я в этот бред не верю
- Но при этом, в открытую, заявляешь о существовании призраков
- Во-первых, это разные вещи, а во-вторых хочу напомнить тебе, что он не жил в этом доме
- Ой, и правда
- А, кстати, что будешь делать с его квартирой, я вспомнила, что он успел написать завещание, в котором оставил всё тебе
- Потом разберёмся
- Но как же…
- Потом!
- Ладно, ладно, зачем так горячиться?
- Прости, я не в настроении. Говорить не хочется
- Понимаю
Далее, до конца ужина сидели в молчании.
  Все разошлись по своим комнатам, ближе к одиннадцати, Ирина начала приставать к Алёше.
- Отстань
- Я же хочу поднять тебе настроение
- Неужели ты не понимаешь…
- Нет. Я хочу узнать, о чём ты думаешь
- Я могу тебе сказать – о смерти
- Смерти Сергея?
- Да…
- Мне не нравится твой тон. Ты явно что-то не договариваешь
- Я хочу побыть один
  Алёша встал с кровати, и двинулся в сторону двери, но Ирина окликнула его:
- Постой… Знаешь, я помню всё то, что ты мне говорил в детстве. Я готова признать, что ты меня многому научил, и хотя я работаю детским психологом, я готова признать, что ты знаешь в разы больше чем я, что всегда и доказывал.
- Да, спасибо. Теперь я могу идти?
- Ещё нет. Я же сказала, что помню ВСЁ! Ты однажды сказал мне: «Если ты когда-нибудь увидишь, что в моих глазах потух огонь, и улыбка больше не озаряет моего лица, это будет означать, что моя душа умерла, и с этого момента я буду просто оболочкой».
- И что с того!?
- А то, что это произошло. Я могу только молить тебя о том, чтобы ты не сделал ничего… Ужасного
  На часах было ровно двенадцать, когда Алёша вышел из комнаты. Сергей перенял у Сергея всё, что только возможно, начиная с походки, и заканчивая привычками, и хотя от нескольких вредных привычек брата Алёша смог уберечь сына, но от одной всё-таки не смог. Сергей до четырёх утра сидел за компьютером и «работал». Но в данной ситуации это было даже хорошо, Алёша постучал в дверь, он всегда так делал, когда жил с братом, а поскольку сын напоминал Алёше брата, хотя напоминал не во всём, эта привычка осталась. Подождав две секунды, Алёша вошёл в комнату, пройдя мимо рабочего места сына, он на секунду взглянул на экран, Сергей сидел в наушниках, поэтому не было слышно о чём говорил человек на экране, Алёше показалось, что это был мэр Москвы, Алёша был далёк от политики, и считал её занятием для особого типа людей, а разговоры о ней бессмысленной тратой времени и в девяноста процентах случаев ещё и нервов. Поэтому дома, в своём присутствии запрещал разговоры на эту тему. Алёша зашёл на единственный балкон в доме, достал из кармана пачку и закурил сигарету, купленную по пути с работы домой. Он сел на стоявшее на балконе старое Серёжино кресло, которое он уже год, как обещал вынести. Держа сигарету в руке, Алёша вдруг подумал, о том, что мог хотя бы раз намекнуть брату, на то, что курение медленно убивает его. У Алёши закружилась голова. Когда он вышел с балкона, он поймал пронзающий взгляд Сергея, этот взгляд не был похож на взгляд его брата, в котором он постоянно тонул, это было скорее, как пистолетный выстрел, направленный прямиком в душу. Но было ещё одно отличие – Алёша не боялся своего сына, и не испытывал к нему такого уважения, как к брату.
  На следующее утро они уже находились на своей новой квартире. На столе, в голой гостиной лежал Сергей, Михаил уже приехал, и готовился к проведению обряда. Вообще никому, на самом деле, не нужно было это отпевание, ведь сам покойник был неверующим, но Алёша железно решил провести его, и никто не возражал.
  Когда обряд закончился, и Михаил закрыл свою книгу, он, посмотрев Алёше в глаза, многозначительно кивнул, и молча удалился, Алёша только и успел, что кинуть сердечную благодарность ему в спину. Он попытался догнать Михаила, и положить ему в руки деньги, но тот отказался, сказав что за отпевание святых денег брать не собирается.
  Сергея положили в гроб, Алёша только Сергею разрешил взять его с другой стороны, и наотрез отказался воспользоваться лифтом, так что они спускались с пятого этажа, по лестнице. На улице их уже ждала специальная машина, готовая ехать на место захоронения.
  У семьи Алёши было место на кладбище с урнами, но сам Алёша считал, что сжигать человека, это признак язычества, и ни за что не дал бы сжечь Сергея.
  Рядом с машиной стоял ещё один друг Алёши – Леонид, работник ФСБ, сопровождающий сегодня машину с гробом. Пройдя мимо Леонида, Алёша и Сергей положили гроб в машину, пока они это делали Леонид молча стоял, без мысли даже о том, чтобы попросить помочь им. После погрузки гроба, Алёша подошёл к Леониду:
- Привет, Лёнич, спасибо, что смог приехать сегодня, я понимаю, что поступаю не очень гуманно, но стоять в пробках, с телом моего брата в машине я просто не в силах
- Нет проблем, братан, ты же знаешь, я всегда готов тебе помочь, особенно в таком деле. Он… Ты же знаешь, что я думаю, Серёга был невероятным человеком
- Спасибо ещё раз
  Они обнялись. Алёша сел в служебную машину Леонида, и они, включив сирену, поехали на специально уготованное Сергею место упокоения. Алёша подобрал для брата наилучшее, как ему казалось место. Эта была тихая деревушка, в которой оба брата, но в разное время проводили детство. На заднем дворе дома номер двадцать, рос огромных размеров орешник, закрывающий небо своими ветками. Под ним уже была вырыта могила, и рядом с ней стоял высокий, полноватый человек, в траурной одежде, из которой выделялся, чёрного цвета плащ, достающий практически до земли, и полностью закрывающий бока и спину мужчины. Это был тот самый старый плащ Алёши, в котором он проходил полжизни. Этим человеком был Георгий – лучший друг Алёши, и, не считая Леонида, единственный человек, которому Алёша доверял даже больше, чем самому себе.
  Из машины гроб вынесли всё также Алёша и Сергей, и опять, никто не пытался предложить помощь. Гроб опустили. Сергей Леонид и Георгий начали засыпать его землёй, пока они делали это Алёша стоял как вкопанный, и смотрел, куда-то в вечность. Все прощались с Сергеем молча, ведь смотря на Алёшу, они не смели ни всхлипом, ни вздохом нарушить его самое тёплое, и самое чувственное прощание. После нескольких минут молчания, длившихся, для всех кроме Алёши, по меньшей мере два часа, Алёша попросил всех кроме Леонида и Георгия пойти в дом, готовить еду, для поминания. Когда семья ушла, Алёша, продолжая стоять неподвижно, обратился к стоящему справа от него Георгию:
- Спасибо тебе, Жора, что приехал сегодня сюда, твоё нахождение здесь очень важно, надеюсь на билет из Америки ты потратил не много средств.
  Прозвище «Жора», Георгий получил, когда вся эта компания, лучших друзей, училась в школе. В девятом классе их учителем по математике стал преподаватель из Украины, который как только не искривлял имена учеников, но именно это искажение запомнилось лучше всего.
- Я не мог не приехать, на похороны самого умного человека на планете
Друзья переглянулись. Леонид сказал:
- Это звучит двусмысленно, ведь теперь самый умный человек на планете – Алёша
Они все рассмеялись. Внезапно Георгий изменился в лице, и немного трясущимся голосом сказал:
- «Лишь миг», Алёша?
- Да…
- И тебя нельзя переубедить?
  В этот момент Алёша ненадолго задумался. Его глазам предстала следующая картина, точнее будет сказать, маленький фильм:
  Вот проходит много лет. Он приезжает на дачу только раз в год. Это место его больше не привлекает, оно ассоциируется у него только со смертью. Сойдя с платформы, он сразу направляюсь к маленькому магазинчику, находящемуся в глубине, давно заросшего домами, леса. Продавщица в нём не меняется. Создаётся такое ощущение, что она вместе с ним застряла в чьей-то больной фантазии, без желания и целей для продолжения жизни.
  «Дайте как обычно пожалуйста», - говорит он. Продавщица медленно, своими уже дряхлыми руками, достаёт из-под прилавка пачку сигарет «Кент» с цифрой четыре на ней, и две банки пива «Kozel» тёмной раскраски. Алёша оплачивает покупки, и отправляется по изученной детством дороге, к дому своих предков.
  Проходя мимо домов его бывших друзей, которые раньше вызывали у него приятное чувство ностальгии, он больше не чувствует ничего. Вот он – его участок. Он сразу направляется к месту, рядом с которым чувствует спокойствие и единение с частью себя, оставленной здесь много лет назад.
  Достав тряпку из сумки, он медленно и сердобольно начинает счищать пыль с могилы своего брата. При жизни он, как и Алёша, не очень любил цветы, поэтому рядом с его могилой вы их не найдёте. Локация, в которой он сейчас стоял, была связана с ними обоими. У этого орешника они росли, у него же и упокоятся. Алёша достал раскладной стул, и присел. Его ноги уже работали не так хорошо, как в молодости. Поставив банку на надгробную плиту, он на несколько секунд забылся. Его сознание вылетело из черепной коробки, и отправилось в вечность, дабы сообщить брату, что он пришёл и Сергей может спускаться. Вернувшись в наш мир, он открыл пачку, достал оттуда сигарету, подкурил её и воткнул в землю рядом с могилой. Закурив, он сказал:
- С днём рождения, родной!
- …
- Ты как всегда молчалив. Да… Хорошо, что мы до сих пор можем вот так вот собираться у тебя. Выпьем же за тебя! За твоё здравие и счастье
- …
  Через, примерно, минут двадцать пиво начинает действовать:
- Знаешь ли, я собираюсь переехать к тебе
- …
- Да-да, я знаю, что говорю тебе это каждый год, но всё же. Теперь мои намерения более серьёзны. Я почти закончил работу над своей последней книгой. Осталось максимум года два
- …
- Я знаю, что тебе хорошо и без меня, и что как бы я ни старался, жить с тобой в одной комнате не смогу. Однако, я не теряю надежды
- …
- Знаешь ли, я ведь посветил жизнь литературе не только из-за того, что бабушка меня подначивала. Ты, именно ты был моей первой натурой. Я срисовывал начало своей карьеры с тебя
- …
- Ну и что, что я говорю это при каждой нашей встрече! Я лишь хочу подчеркнуть факт того, как сильно ты повлиял на меня. Работа всей моей жизни, которую я переписывал столько раз почти готова, и ты будешь первым кто её услышит. Я расскажу её тебе напрямую - из уст в уста, в этом я тебе клянусь
  Распив всё спиртное и выкурив всю пачку, Алёша ещё раз поздравил его с днём рождения, и ушёл. Ему предстоит долгий путь домой, и ещё год разлуки с братом. Он не всегда рад видеть Алёшу, потому что постоянно занят, но младший брат просто не может не приехать к нему в столь важный день. К тому же, он точно знает, что, как бы сильно Сергей не искривлял свою физиономию при виде брата, он очень рад его визиту.
- Нет, - отчётливо сказал он
- Тогда держи
И Георгий передал Алёше револьвер, который он достал из под полы своего плаща. Алёша повернул голову к Леониду:
- Помнишь, как в детстве Серёжин лучший друг, Игорь, постоянно говорил мне: «Алёша, подай патроны», так вот теперь я прошу тебя, подать мне патроны.
Леонид достал из своей поясной сумки один патрон и передал его Алёше.
- Ну, никто не хочет мне ничего сказать?
Оба лучший друга молчали не дольше пяти секунд, в этот раз, казавшихся для Алёши вечностью, и тут Георгий спросил:
- Скажи, каково это было, хоть и не на долго, но стать самым умным человеком на планете?
Алёша молча повернулся спиной к гробу, а к друзьям лицом.
- Охрененное чувство. Единственное о чём я жалею... хотя скорее мне не жаль, а обидно, за то, что ты, Гошан, так и не подарил мне крылья. Жора, я любил тебя, и ты был мне как брат, спасибо за все эти годы. Спасибо за мои протезы. Ты спас меня от смерти, если бы не они, то после той автомобильной аварии, лежал бы я, уже, как десять лет в земле, дав мне носить твою мечту, моя правая рука, левая нога, и правый глаз, помогали мне в жизни не раз, эти протезы – лучшее, что я когда-либо видел, а ты знаешь, я видел не просто многое, а абсолютно всё. Лёнич, с тобой мы были также близки, я мог бы спокойно и тебя назвать братом, причём даже более сумасшедшим, чем я, а я честно думал, что это невозможно! Ты столько раз вытаскивал меня из передряг, что числа такого ещё не придумано человечеством. Мой брат был чем-то невероятным, больше ни разу в жизни, я не встречал человека, одновременно владеющего улыбкой, яркой, как летнее солнце, и глазами, словно изо льда. Я надеялся, что мой сын, станет таким же, как брат, и сможет заглушить боль после его потери, но я ошибся. Ни его глаза, ни его улыбка, не похожи на Серёгины, но зато, мой сын вскоре станет даже лучше, чем я и мой брат вместе взятые, так что, свой родительский долг я выполнил! Друзья мои, я намерен совершить грех, и поэтому не встретиться мне с братом, в его шоколадном раю, который он получил за все свои заслуги, но я надеюсь встретить в своём новом доме вас, хотя и не скоро. "Я бы хотел попасть в рай, но в аду знакомых больше". Я умираю с улыбкой на лице, хоть я и не герой. Я знаю, что мои идеалы будут жить вечно! По христианскому вероисповеданию, душа покидает этот мир на девятый или сороковой день после смерти тела. За что отвечают эти даты, я уже не помню, но я больше не могу ждать. Сейчас душа последует вслед за своим телом. За все эти годы, я так и не понял, был ли я отдельной личностью, или же я был только воплощением человека. Тенью собственного брата, и его же душой. Прощайте, братцы!
  Прогремел выстрел, и тело Филипова Алексея упало в яму, заранее подготовленную и скрытую в листве, она находилась слева от могилы Сергея. Леонид и Георгий молча засыпали тело их лучшего друга, после чего направились к дому, там их ждало семейство, потерявшее за несколько дней двух самых умных людей на планете. Ирина тихо, еле сдерживая слёзы спросила:
- Почему вы не остановили его?
Но ни Леонид, ни Георгий не хотели, или не могли ответить на этот вопрос. Внезапно Сергей громким, и отчётливым голосом, что было присуще больше Алёше, нежели его брату, сказал:
- Из-за отцовского помешательства!
Всех так взбудоражило резкое высказывание Сергея, нарушившее параноидальное спокойствие, что у каждого на секунду замерло сердце. Однако Сергей не собирался тушить пламя своих эмоций, которое по поведению Сергея и наставлениям отца старался скрывать. Он продолжал:
- Он был настолько одержим собственным братом, что считал его фактически Богом! И понятное дело, что с уходом Бога из этого мира, люди не смогут продолжать своё существование. Отцовское мировосприятие было построено вокруг Сергея, он пытался подрожать ему, он не видел никого, кто мог бы быть умнее, чем он, построив культ вокруг этого «самого умного человека на планете», он и в прям считал себя приемником этого престола, он… Он…
- Он любил его,- сказал, с какой-то особенной добротой в голосе Георгий, - И неужели ты не заметил, что пусть и в правду, всё это выглядит достаточно… Жутко, но, Алёша воспитал отличного приемника на этот, пусть и вымышленный пост. Ты вырос, наверное, даже умнее Сергея, а даже я, не сочти за высокомерие, являясь уважаемым учёным, готов признать гений Сергея, и гений твоего отца. Кстати, рассказы твоего отца вскоре станут классикой русской литературы, - Георгий рассмеялся
В комнате опять повисло молчание.
  Внезапно начали раздаваться всхлипывания, а затем и вовсе рыдания, это плакал Сергей, плакал о своём отце, о своём дяде, о наступающих трудных временах для их семьи, и главное, о передавшемся ему тяжёлом выдуманном грузе должности  самого умного человека на планете, который он внезапно ощутил. Хотя до этого момента не верил в него.
 Послесловие
  Сергей растворился в сигаретном дыме, оставив, сам того не желая, целый культ людей, уважающих его, и идущих по его стопам. Он был, как идеальным человеком, так и идеальным старшим братом. Георгий успел, в последние годы своей жизни, исполнить мечту Алёши, и изобрёл крылья для человека. Он умер в ласке собственного дома в Америке, в восемьдесят четыре года. Леонид стал министром обороны, и одним из лучших знатоков военной истории в мире. Умер в шестьдесят три, от пулевого ранения в голову, в собственной квартире. Семья Алёши жила в достатке, и Сергей, забрав бразды правления, основал собственную фирму, по сборке компьютеров, все детали в которых были его собственными разработками. На деньги от продажи своего товара, он обеспечивал, с того дня, быстро постаревшую мать, сестру, племянников, и свою собственную семью. Он женился и у него родился мальчик. Сергей поверил в то, что сидит на троне самого умного человека на планете, и начал готовить сына к своей замене.
  Что касается Алёши, что ж, после смерти его рассказы стали невероятно важны для общества, а его последнюю работу, которую он писал, пока находился в больнице, сидя подле Сергея, он отдал Георгию, и попросил опубликовать от его имени после собственной смерти. Так вот, эта работа и вовсе вызвала всемирное признание. В общем, всё, как он и говорил, его идеалы будут жить вечно, в интернете и на бумаге, а благодаря тому, что он писал, и говорил в интервью о своём брате, то Сергея тоже знали повсеместно. И как только Алёшу признали величайшим писателем двадцать первого века, по фотографиям, найденным в его доме, у семьи и друзей, в Москве ему воздвигли статую из чёрного мрамора. Там он стоит, приобняв своего брата, и оба они смотрят вперёд и улыбаются.



DRAGON'S KING

Отредактировано: 21.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться