Лишенные счастья

Размер шрифта: - +

Глава первая

Ложка выпала из моих рук. Рог, уже второй за этот месяц. Это не к добру. Король окончательно свихнулся, пока его советник нашептывает все более и более радикальные методы развлечения. Рог Очистителей – то, что готовит жителей бедных районов столицы к кровавой распре. Среди нас еще остались те, в чьей крови было ни капли магии. Возможно, те самые «чистые» выходцы с островов Мальта. Специальный отряд отлавливал всех неугодных их взгляду и доставлял в храм Лейрвана Благословенного, где перед ликом основателя и трех богов доказывалась их принадлежность с «чистым». И редко оказывалось, что уровень их магии дотягивал до минимально допустимого. «Чистых» заключали под стражу, а затем в течение недели устраивались празднества в честь Основателя столицы с кровавыми казнями неугодных короне. Мол, они гнали нас несколько веков назад из-за нашей магии, но теперь, вы поплатитесь за грехи ваших предков.

— Святой Лейрван, неужели опять? — обреченно простонала мама. В её глазах застыли слезы. Чаще всего стражники забирали детей, которые не могли и толком отпора дать.

— Там ведь во дворе Кира! — крикнула я, вскакивая с табурета. Сестренка никогда не обращала внимания на Рог, сколько бы раз мы с матерью ей не объясняли, что после него опасно находиться на улице.

Выбежав во двор, я услышала звуки приближающихся отрядов. Они всегда ходили шумно, помпезно, под ободрительные возгласы народа. Некоторые дети в страхе побежали в свои дома под крики их матерей и отцов. Местный сумасшедший, старичок, о возрасте которого можно только гадать, радостно гоготал, размаивая какой-то тряпкой. Поговаривают, что раньше он был одним из преподавателей Королевской Академии, но после скандала с одним из студентов вышестоящего лица, был уволен без возможности даже на частную практику. В конечном итоге, без средств на существование, он остался в нашем районе и потихоньку стал сходить с ума. Уж не знаю, правда это или нет, но почему-то очень хочется верить. Отряд из человек двадцати зашел во двор и стражники по два выстроились у каждой двери, чтобы предотвратить попытки к бегству и сопротивлению.

Кира, так и игравшая под деревом, только обернулась на меня и недоуменно похлопала глазами. Помахала мне грязной от земли рукой и довольно улыбнулась. Чему же ты радуешься, глупышка? Они же заберут тебя, даже глазом не моргнув.

Рядом с девочкой остановился стражник и, развернув свиток с королевским приказом, начал:

— Приказ Королевского Величества Тираса, первого этого имени, короля Санлерма, нашего защитника и спасителя об отлове потомков Очистителей, дабы обезопасить общество от псевдорелигиозных бунтов и восстаний против магической составляющей нашего мира.

— Кира! Быстрее! — кричала я, надеясь, что сестренка хоть раз послушается меня.

Мать вышла из дома и теперь кричала вместе со мной. По обе стороны от нас стояли стражники, готовые в случае неповиновения решить прилюдно наши судьбы казнью. Один из них положил руку на рукоять меча, делая безмолвное предупреждение. Иначе я пойду первой на эшафот.

— Держите этих! — из дома напротив стражники вытащили двух близнецов – мальчика и девочку. Дети ревели и звали на помощь маму, брыкались в рука стражи и молили о пощаде. Я помню их. Они чуть старше Киры, отец их не вернулся из похода, в который отправился добровольцем. Мать больна и с трудом передвигается. Что теперь её ждет?

Один из стражников направился к сестре, когда та помахала ему рукой. Она зачерпнула горсть земли и засунула в рот. Кира, господи, ты же только раззадоришь этих псов! Из моих глаз брызнули слезы. Её подняли на ноги и силком потащили за собой. Оглядев толпу, поняла, что с нашего двора забрали только троих. Забрали только их. Почему именно сегодня? Почему именно она? Заслужили ли мы такого? Кира отставала от остальных ребятишек ее возраста в умственном развитии, да и аура у нее никогда не сияла даже самым бледным желтым оттенком. Вероятность того, что кристалл в храме покажет полное отсутствие магии, была слишком велика, но мне даже в голову никогда не приходило, что нашу семью постигнет подобная участь.

— Не рыпайся, — бросил один из стражников, схвативших Киру, — что за несносная девчонка, — прорычал он и наотмашь ударил сестру по лицу. Та утихла, тихо всхлипывая. Я не заметила, как бросилась бежать за ними, когда стражники отступили от домов и продолжили свой рейд, и как стала кричать ругательства на самом «грязном» наречии.

— Рея… — сестра смотрела на меня, плача, и повторяла моё имя раз за разом. — Рейка! 

— Оставьте её! — может я и понимала, что кричать это – смысла нет, они не слушают просьб народа, не реагируют на слезы. Крик матери я слышала, словно находилась под толщей воды. Смутно. На мгновение подумала, что мне это просто показалось. Она сидела на земле, под тем самым дубом, где пару минут назад играла её младшая дочь. Рыдала, захлебываясь в собственном бездействии. Лишь на пару секунд удалось зацепиться взглядом за дерево, у корней которого были разбросаны игрушки и лежали несколько фантиков от тех самых конфет с королевской кухни.

Я бежала за группой стражников, которые должны были сопроводить задержанных к храму. Сестрица больше не кричала, не вырывалась, лишь вяло брела ногами. Пока сестру вели через коридор из людей, в нее попало пару камней и тухлых яиц. Одно попало прямо в голову. Вонючая жижа стекала с волос. Она сморщила лицо, но спустя пару секунд опять рассмеялась. Я расталкивала народ, старалась не отставать от сестры. От одного прикосновения к этим людям хотелось утопиться. Я видела в них лишь обезумевших зажравшихся эгоистов, потешающихся над тем, кого не пожалела богиня удачи. Кира продолжала глупо улыбалась всем, и даже когда ей в живот попали камнем, попросила ещё. Мое сердце обливалось кровью от этого зрелища. За что с нами так?



Алена Зыкова

Отредактировано: 12.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться