Лис.Pro Автор. Алена Андреева (редакция. А. Игнатьев)

Размер шрифта: - +

Глава 30

Тропинка петляла вокруг развалин булыжного забора, когда-то ограждавшего монастырскую пашню, нынче заброшенную. Девчушка сама уводила нежданных собеседников подальше от монастыря, где стены тоже уши. Послушница порхнула невесомым мотыльком на мостки, хлебнула воды из притаившегося в траве родника и поманила их дальше в траву.

— Вот, видите холмик? — спросила она, сразу посерьезнев, тут моя мама лежит. Она, знаете, какая красивая была! Выбрала себе самого сильного и скромного мужа, хотя многие сватались. Они в этом селе жили, там за лесом. Папа лесорубом был, я его плохо помню. Слишком маленькая была, когда его не стало. Говорят, несчастный случай был, да только не знают они…

— А что мама? — Аманда перебила, уже догадываясь об ответе, взяла девочку за руки, успокаивая ее горестные воспоминания. Рени поглядел на сестру с недоумением.

— А к маме снова стали свататься. Она красивая была, да только испугалась мама кары небесной и ушла сюда в монастырь. Сестры приняли нас как родных, отец-настоятель очень радовался, да только… Недолго его радость длилась. Стал он постоянно недовольным и никогда нам слова доброго не говорил.

— А ты уже знала, о чем он думает, Аврора? — следовательская интуиция Аманду не подвела. Она увидела отрывок за отрывком, быстро прокрученное воспоминание, которое вырвалось в виде эмоционального всплеска, поскольку не разрешали ему вырваться на словах.

— Вот, гад! — выпалила рыжая, обнимая послушницу за плечи. — Вопрос, что делать теперь?

— Она менталист? — холодного и отстраненного, рассудочного Рени, как подменили! — Ты такая же, как я? — он плюхнулся на траву у ее коленей и смотрел на девчонку, как на чудо, совсем упустив смысл сказанного.

— А когда начались твои проблемы, Аврора? — сестра продолжала расспросы, не отпуская рук. Картинки шли куда быстрее и подробнее, чем разговор.

— Однажды я сказала отцу-настоятелю, что сестра Марси не такая уж и толстая, и что неуклюжей дурой ее звать невежливо. — Девочка закрыла глаза, и слезы потекли по румяным щекам. — Сначала он был шокирован, но потом посмотрел на меня, как сумасшедший и ударил. Я не поняла за что, потому, что слышала мысли также четко, как речь… Потом он начал водить меня с собой, когда торговались с крестьянами за брюкву, когда старый господин готовился отойти в мир иной… Отец Крампл хотел, чтобы я разговаривала со стариком и уговорила его отдать монастырю земли. Отец-настоятель постоянно хотел, чтобы я уговаривала кого-нибудь, и очень бил, когда у меня ничего не выходило. Сестры ничего не знали, и мне приказано было сидеть взаперти.

— Что он делает ночами рядом с твоей дверью? — злой вопрос Рени заставил девушек, наконец, обратить на него внимание.

— Он заходил проверить, не пытают ли меня ночью злые демоны и не нашептывают ли на уши свои гнусные мысли. — Аврора заплакала.

— А ты? — Аманда надеялась, что девочку не обижали, иначе пришлось бы оправдываться перед Редвелом, почему пришлось убить отца-настоятеля.

— А я боюсь демонов! — провыла девчушка, крепче сжимая руку Аманды, — я ставила кровать, тумбочку и полено к самой двери, чтобы они ко мне не залетали, а съели в коридоре отца-настоятеля. Но демоны все не появлялись, но потом пришли они. Сестры говорят, что я вызываю призраков. А Крампл боится их до жути.

— Ну, вот демоны и пришли… — Проговорил Рени, зачем-то утирая рукавом лоб, — а с тобой мы немного поговорим. И я тебя немножко поучу, хорошо?

***

— Приветствую вас, хозяин. — Персиваль был, как всегда, идеально одет, волосы зализаны в тугой хвост на затылке, а пенсне на левом глазу блеснуло, отражая кусочек неба.

— Я не один, — без приветствия ворвался Себастьян, сгрузил дворецкому плащ и шляпу и рванул наверх. В доме не было никаких следов магии, не было разрушений, следов взлома или борьбы. Беглый осмотр помещений привел только к жуткому негармоничному крику.

— Персиваль! Кто это?! — вознегодовал хозяин, на секунду забыв о том, что он искал.

— Новая горничная, господин. — Дворецкий в миг бесшумно очутился на втором этаже.

— И кухарка, — обиженно поправив форменное платье, наконец, пришла в себя пухленькая смуглая женщина с короткими волосами, закрученными в такие мелкие кудряшки, что, явно, никогда их не расчесывали. — Меня прислала к вам бабушка Соулдир. Она за вас очень беспокоилась.

— Что ж, хорошо, — Редвел успокоился, услышав фамилию Аманды и Рени и вспомнив добрую старушку. — Тогда сделайте нам, пожалуйста, чаю и плюшек.

Когда учитель с учеником сели в удобные кресла гостиной, вытянув ноги на пуфики и учуяли запах сдобы, доносящийся из кухни, Себастьян подумал, что ему расследование такое уже почти нравится, на ухо к лису шлепнулся комар, а в голове замелькали картинки.

«Настоятеля выслать, пусть целомудренно пасется где-нибудь на северных границах, отшельничает. Девочку учить. Рени, тебе там остаться на время, потому, как обратно менталисту, знающему так много, все равно нельзя. Аманда, спасибо вашей бабушке Соулдир за кухарку и горничную. Такая забота…».

Комар улетел обратно, с кровью забирая мысли, чтобы через полчаса прилететь снова. Откусывая ароматный кекс, лис услышал:

«Наша бабушка имеет фамилию Левирьян, и горничная не наша! Берегись!».

Хас упал на пол первым, пристально всматриваясь в злополучный кекс, зажатый в руке.



АИ

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться