Лис.Pro Автор. Алена Андреева (редакция. А. Игнатьев)

Размер шрифта: - +

Глава 41

— Как же достал фонарь этот! — Сорренж, с видом оскорбленного господина, которого заставили полоть редиску, смотрел в секстант. Его правая рука немного подергивалась, небрежно держа прибор, а левой он помешивал свой напиток. Смешав жидкое варенье, довольно средненький ром и воду, он, перемазанный от ожогов детским молоком, пытался доказать команде, что не годен ни к чему полезному и должен тихо нежиться в каюте.

Редвел страдал от солнца больше остальных, его густой подшерсток совершенно не давал телу дышать. Шерсть полумокрыми сосульками свисала и мешала чертить на карте пересечение трех прямых, добавляя влажные пятна и рискуя оставить друзей без карты.

— Давай, мы тебя искупаем? — жизнерадостно предложил профессор, возвращая прибор рычащему от недовольства инспектору. Себастьян представил, как покрасневшую от температуры кожу будет щипать соленая вода, а затем она засохнет и сделает шерсть липкой и противной, и морда подернулась, оскалив зубы.

— Да, ладно-ладно! Я же пошутил. — Сорренж, подняв обе ладони в оправдательном жесте, все-таки добавил, — но воняешь ты здорово! Пожалел бы нас!

Вампир дернул кистью в полубреду и застонал.

— Вот, даже этот согласен. — Петушился демон и ковырнул острым носком туфель тело, спрятанное от солнца под тентом.

— Дервид! Ну, вот почему ты так делаешь?! — Амандаринулась на сородича с кулаками, в то время, как лис спокойно и медленно обходил мужчину по кругу. Хаскивнул и приготовил черно-серебристую полосатую веревку. — Почему нельзя уважать окружающих, хоть немного? Почему нельзя проявлять сострадание? Почему нельзя играть в команде? Ты, черт возьми, сейчас также зависим от нас, как и мы от тебя! — демоница не утихала и, чуть не плача от обиды, била своими кулачками в грудь профессора. Удары были скорее признаком расстройства, чем действительно желанием покалечить и травмировать. Инспектор параполиции могла сделать и это. Но она вцепилась в воротник камзола и пару раз потрясла, практически уверенная, что ее не слушают даже сейчас.

— Девочка моя, ты просто еще очень мало прожила среди людей, —ответил грустным голосом демон, не стремясь отвечать ударом на такую агрессию, но убирая и задерживая ее руки внизу. — Нас считают чудовищами, даже твои друзья, они никогда не забудут, что ты — тоже чудовище. Они никогда не поверят в искренность твоих эмоций и в свои чувства к тебе, вдруг ты их навязала им? Ты очень красивая, хоть тебе и далеко до суккубов Рьярда. Ты миленькая и смешная, полукровка, которая считает себя человеком и не знает своей истинной сути. Но они знают! И всегда всадят нож в спину первыми.

— О чем ты говоришь?! Мы — команда! Просто перестань вести себя по-свински! Нам нужна твоя помощь,и тебя попросили выполнить важное поручение, зачем всегда делать вид, что мы тебе не ровня и имеем право только вылизывать сапоги?! У тебя всегда будут друзья, если ты сам будешь хорошим другом.

— И любимые? — спросил Сорренж, смотря в ее совершенно зеленые глаза.

— И любимые! — категорично воскликнула девушка. — Вполне можно полюбить человека, когда есть за что его уважать!

— Тогда уважай. — Ответил демон и сделал шаг назад. — И Редвела своего уважай! — сказал профессор, резко перевернувшись вверх ногами и зависнув в воздухе.

— Что это?! — Аманда схватила рукава камзола и наткнулась на невидимые тонкие веревки.

— Ловушка, — ответил Хас, утаскивая практически невесомый, летающий на высоте полуметра комок злобно рычащего и бьющегося в путах демона. Редвел накинул сверху полосатую веревку, и движения прекратились. Сорренж хотел еще что-то сказать, но на нет сошло даже его невнятное мычание. Параличис сработал прекрасно.

— Себастьян? — Аманда опешила и не могла понять, что происходит.

— Мы решили его в каюте запереть. — Ответил стравиец, смущаясь, и, пряча глаза. Он мелкими семенящими шагами пытался обойти девушку по безопасному радиусу и толкать свой комок.

— Но каюты в другой части, а там… двигательный… — вслух начала понимать ученица.

— Мы не можем доплыть ни до одного приличного порта, по этому курсу нет ничего живого за два-три дня! —лис подошел, готовый к сцене очередной истерики.

— Значит, вы решили развоплотить его и пустить, как ресурс?! Значит, вы действительно считаете его существом, меньше меня или самих себя достойным жизни?! —прокричала Аманда, задохнувшись от подступившей к горлу обиды. Воздуха не хватало. — Кто вам дал право так распоряжаться жизнью и смертью!

Лис тяжело вздохнул, явно готовый к этому разговору заранее, и заранее уверенный в поражении своей точки зрения.

— Я не гожусь, как «ресурс», Хас тоже — его минут на пять хватит. Тебя мы в топку кинуть не можем — ты нужна нам, Норну, брату своему, твоя кровь в случае необходимости сможет вылечить критические повреждения. Вампира кидать — смысла нет. А профессор твой, увязавшийся за нами, и, совершенно бесполезный, может, наконец, послужить на благо нас всех.

— Себастьян! Ты понимаешь, что такое двигательный отсек и топка? Ты представляешь, когда с тебя на живую сдирают кожу, мы это чувствуем примерно так, и лишают жизни, оставляя лишь субстанцию, отдаленно похожую на душу. Она чувствует эту боль, ее бьют током и заклинаниями, ее выпивают, высасывают постепенно, меняя на кабельтовые морских путей! Это нестерпимо, Себастьян! Дух, сошедший с ума от боли, которому ее даже ощущать нечем. Дух, высосанный по кускам, забывающий, кто он, что он, и желающий только убивать все живое и вернуться к своей обители — Рьярду! Ты считаешь, что имеешь право подвергать Сорренжа такой пытке?!



АИ

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться