Лис.Pro Автор. Алена Андреева (редакция. А. Игнатьев)

Размер шрифта: - +

Глава 45

Тонкие узловатые пальцы, похожие на ночную ветку, бьющую в стекло маленького ребенка, и вызывающую ужас, снова и снова касались взмокшего девичьего лба. Голос срывался на хрип, дышать было нечем, не было сил, чтобы сделать еще пару шагов, не то, чтобы преодолеть это расстояние, становившееся далекой бесконечностью…

Редвел просыпался, чувствуя лихорадку. Шерсть была горячей и мокрой, несмотря на общий холод среды, глаза практически не видели, залепленные густым гноем. Он начинал кашлять и звать, отчаянно, как бывает только у тяжело больных или помешавшихся, знающих, что звать бессмысленно, но находящих смысл только в этом последнем порыве. Наконец, теплая мягкая рука брала тряпку и утирала морду, промакивала мутные глаза и гладила по гладкой, сильно исхудавшей морде.

— Твою ж отмычку, ну, разве сложно было мешок кидать не так сильно?! — Хас, в отсутствие старших сотрудников параполиции, (живых и в сознании), сильно осмелел и сейчас больше всего был похож на своих мифических хозяйственных сородичей, что жили в горах и звались громами. Как они сами себя звали, другим было плохо слышно из-за обильной бороды, попадавшей и внос, и в рот, поэтому их звали гномами или гмомами.

И вот этот гном наливал травяной стравийский чай в погнутую металлическую пиалу, чехвостя тихо хихикающего демона, накручивающего на карлика качественную подробную иллюзию. Покряхтев над очередным помятым содержимым сумки, стравиец делал удивительно милое и доброе выражение лица, будто играл с оравой маленьких карапузов, и пытался свое лекарство влить в лисью пасть, всячески приговаривая материнским женским голосом.

Сорренж, полностью уверенный в живучести «чертовой рыжей псины», тем не менее, расстраивался, рассматривая сотворенное лицо и грудь, явно на размер больше оригинальной, и выходил «подышать». Следы пожирателей рассасывались с большой неохотой, и к концу второго дня, пройти, даже полностью здоровым путникам, было бы проблематично. Это мирило демона с состоянием сотрудника параполиции.

— Вот интересно, — Хас тихо вылез наружу из сырого убежища пещеры, и встал рядом, глядя на закат, перечеркиваемый во всех местах черными пятнистыми проплешинами реальности, — Что там после жизни?

— Не начинай! — Сорренж, сжимавший в руках жестяную бутылочку чего-то корабельного алкогольного, закрутил колпачок и все-таки не отпил, презрительно сплюнув на серую шершавую поверхность скалы.

— А корабль? Как думаешь, нашли они нашего вампира и пожрали поплавок?

— Хас, может, что хорошего спросишь?! — Дэрвид выходил из себя и злобно смотрел на ученичка исподлобья, что было очень сложно, учитывая разницу роста.

— Хорошо! Я спрошу. Что хочет, ваше высочество демон, сегодня на обед? Из предложенных вариантов: овсянка, или овсяная каша, сэр. Есть еще третий вариант, и-и-и, это-о-о… овся-янка, сэр.

— Да я тебя! — Сорренж замахнулся снятым для проветривания ботинком, но передумал, вспомнив, как выкупал этот самый ботинок в прошлый раз, как раз за мешок овсянки.

— Есть еще смесь круп со всяким мусором на дне котомки…

— Дай угадаю, — закусив губу, чтобы не смеяться, проговорил профессор, — но я так кинул сумку, что пакетики с крупами порвались?

— Именно так. — Серьезный вид никак не соответствовал этому шерстяному карлику, поднимавшему для пущего убеждения свой мохнатый палец вверх.

— Так иди! И перебирай! Золушка. — Рявкнул демон, частично обращаясь в более грозный облик, — чему только пес тебя учил?!

Ученичок, чувствуя, что слегка перегнул с шутками, живо юркнул в нору и оттуда послышалось слишком послушное шуршание.

— И учти, что про хлеб я тоже помню, и проверю. — Шуршание сменялось бормотанием.

— А как же снятие стресса и моральный ущерб. Да за вредность кладовщику паек прибавлять должны… — через пару минут из сталактитовой дыры повеяло чем-то вкусненьким, похожим одновременно и на суп и на кашу.

Сорренж достал из кармана кольцо. Оно ему не нравилось: слишком перегруженное деталями, слишком острое, неприятного желтушного цвета. Он поморщился. Затем углядев, вытащил толстую слегка волнистую рыжую волосинку Аманды, застрявшую внутри этого кружочка.

Какая-то мысль, упорным жуком в стекло билась внутри его головы, но не могла выйти наружу четкой идеей. Он достал из кармана чистый белый платок, аккуратно развернул и положил волосинку к трем таким же, уже найденным ранее. Найденным где?..

Профессор еще раз оглядел кольцо, уже менее брезгливо и с бОльшим интересом. Вот здесь защита Эдингтона, здесь Бравия, тут Капвилля… Это стандарт, это доделано. А вот здесь связка с чем-то вторым. Определенно парный артефакт… Кольцо? Цепочка? Камень в браслете?

Демон кинулся к больному, и откинул одеяло, чуть не сбив варево в металлической кастрюльке с отколотой ручкой, криво пристроенной сообразительным карликом у костра.

На лапах ничего подозрительного не нашли. Сорренж только уважительно поцокал, изучив нестандартный набор артефактов.

— А что мы ищем? — Хас невольно заразился уверенностью демона.

— Что-то, что тянет его к ней.

— Сердце? — не понял стравиец.

— Какое, к дьяволу, сердце?! Хотя! Воооот, цепочка. Черт!

После нападения пожирателей реальности, друзья просто не видели, что произошло с Редвелом. Следов касания не было, задыхался, но дело решила бы магическая маска профессора, а лису становилось только хуже. Он таял на глазах. Теперь только стало ясно почему.

Сорренж задрал рубашку и увидел страшное зрелище. Вокруг кольца практически не было тела. Был черно-синий круговорот, поблескивающий микроскопическими пылинками, словно звездами. Портал, открытый прямо в живом существе… Портал, поглощающий мага.



АИ

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться