Лиссандра. Цепь богов. Книга вторая.

Двадцать пятая часть.


– Какого бога? – опешил Михес.
– Вампирского, – вздохнул Кир, – вот лучше архимаг Меррон вам об этом вам поведает. Разрешите вам  представить первого вампирского мага, – и дракон эту часть разговора оставил словоохотливому ученому.
– В каком смысле первый? – не понял опять глава ковена, и в этом его было сложно винить. А маги и вовсе застыли, ловя каждое слово.
 – В самом прямом. Мы со стаей малиш, – он кивнул на Сына Скалы, который присутствовал так же за столом с супругой, – пробыли в пространственном кармане несколько тысячелетий.
– Малиш... – прошептал один из магов худой как оглобля с длинным крючковатым носом, но опомнившись, он нахмурился, – дурить нас вздумали? Малиши были животными, а не оборотнями!

– В то время, конечно да! Вы абсолютно правы, уважаемый...
– Авур, – нехотя представился маг.
– Когда, нас вызволили из пространственного кармана, наши, теперь уже друзья веи. Стая малиш помогла расправиться с призванным вампирами богом, за их поистине неоценимый вклад в победу, всю расу богиня наградила человеческой ипостасью!
 – И когда же вампиры успели призвать его? – опешил Авур.
– Где-то в середине сезона, – неожиданно ответил за мага Алленж, – сразу после торжественного приема у демонов, по случаю возрождения расы.
И я поняла, что зря повара старались, готовили такой ужин, у магов пропал аппетит, зато появилась жажда, и они начали запивать рассказ вампирского мага вином.
– И кто же посмел это сделать? – задал вопрос уже ничего не понимающий Михес, даже не тем, что такие события могли случиться, а тем, что о них ничего не известно ковену.
– Вот она! – опять вмешался Алленж и показал на Мариэллу, вампирша очаровательно улыбнулась ковену, показав ослепительно белые клыки.
– И что она тут делает после этого? – спросил Михес.
– Ну, я ее простил и понял, она же по незнанию, ведомая злыми умыслами сумасшедшего дядюшки это сделала, – опять ответил Алленж.
– А вы, простите кто? – вкрадчиво спросил глава.
– Новый вампирский бог, А'Ушш, – привстал кутютье, немного поклонился и галантно шаркнул ножкой, – но друзья меня называют моим старым именем Алленж, вы тоже может так меня называть, к чему все эти этикеты!  – ответил вампир, и потерял интерес к разговору с магом, повернувшись к Мариэлле.

Глава ковена покраснел и тяжело упал на стул, с которого во время разговора с вампиром встал.
– Вам плохо? – обеспокоилась заботливая я, о здоровье Михеса, на его руке сияло кольцо жизни, если бы не оно, маг вполне мог бы сейчас скончаться от инфаркта. Так же я обратила внимание на три завистливых взгляда тех магов, на пальцах которых такого украшения не было.
– Может быть, мы просто поужинаем? – предложил Кир, – к чему вам забивать всем этим голову?
– Ну, уж нет! – неожиданно сильным голосом рявкнул умирающий, видно полегчало, – рассказывайте! Вы же сказали, что уничтожили бога вампиров, а тогда это кто?
– Это следующий! – миролюбиво и терпеливо, как ребенку, ответил Меррон, – давайте я расскажу вам все по порядку.
Рассказчик из вампира был отличный, он все подробно рассказал и о том, что приключилось с нами, и о том, что ждало бы мир, если бы все обернулось по-другому. По мере рассказа маги перестали удивляться, возможно, этому способствовало вино, заботливо подливаемое демонами в их бокалы. И когда принесли горячее, маги уже с удовольствием накинулись на него вместе с нами.
Я покинула ужин в тот момент, когда пьяненькие маги обнимались с вампирами, малишами и всеми остальными, рассказывая им, как они их любят. И что мы на самом деле оказались отличными ребятами и все в таком же духе.
– Первый раз вижу пьяный ковен, да еще и почти в полном составе, – усмехнулся ректор, – но завтра они протрезвеют, и вспомнят, зачем сюда приехали, – прощаясь опять обрадовал меня Фарис.
На следующий день маги действительно каждый по отдельности посетил нас с Киром. Они не были глупцами, что бы просить нас о чем-то нереальном. Если и питали раньше, какие-то надежды использовать нас в своих целях, то они все разбились вчера, о рассказ Меррона. Теперь же маги просили одного, только артефакты, обещали баснословные суммы, и дракон их неумолимо записывал в уже образовавшуюся очередь. В виде доброй воли и готовности к сотрудничеству каждому УМу мы подарили по цепочке блокиратору магии, для магов - преступников, памятуя об отступниках, и по кольцу жизни для тех, кому не досталось его при дележки, с подачи ректора. И главе ковена лично преподнесли путеводный перстень, когда уже маги уезжали вполне помирившиеся.

– Как говорится, один на всех, и все на одного! – попытался пошутить дракон, вручая артефакт при всех остальных магах Михесу.
Глава ковена только устало закатил глаза, увидев, как загорелись глаза коллег при виде нового артефакта.

Университет.

Вот и подошло время вернуться в УМ и продолжить учебу. Имел разумный семь лучей или один, обучение было необходимо всем магам.
Ректор пригласил Меррона в качестве преподавателя в УМ. Он единственный в мире, кто обучался у веев, и знал не из книжек магию, семи лучей… Он согласился преподавать, но не более двух дней в десятицу. По его словам он пошел на это ради нас, все-таки он был больше ученый–практик, да и привязан он был к своим десятиногам, и я его понимала. Я так же обрела сестру-Кассандру.
В общежитии открыли для поступивших адептов два верхних этажа, которые уже очень давно не заселялись, самый верхний ректор полностью отдал одаренным малишам, а второй понадобился для нахлынувших поступать в УМ разумных. Слухи о том, что в Западном Уме не только учатся веи, но и другие расы обретают седьмой луч, очень сильно подняли статус Университета. Ректор же не отступил от своей линии, приняв всех, с хорошим даром, но кто не мог оплатить обучение, а остальных столько, сколько могло принять учеников учебное заведение.

Город так же кишел от изобилия поступающих. На том месте, где был, когда то домик друида, мы построили, не без помощи элементалей, двухэтажный домик, на первом этаже которого располагалась лавка. Гарниш с удовольствием ею занимался, все равно и ему и его четверке нужно было посещать два раза в десятицу лекции Меррона, вот на эти два дня они и останавливались в этом домике. Гном же по вечерам отдавал заказы. Немного каффы, и плодов дерева груни, он всегда приносил с собой с помощью пояса невесомости, и мечтал, что когда-нибудь будет торговать тут артефактами. И когда он рассказывал нам о своих планах, его лицо озаряло такое блаженство, что мы видели как на яву, яростно торгующегося гнома.
Кассандре ректор выделил такой же чердак, как и у меня, только с другой стороны лаборатории.
– Лисззандра! Кириэн! Арилэн!, Парм, к ректору! – прожужжал подлетевший к нам магожук в столовой.
– Начинается! – вздохнула я.
– Нужно идти, ничего не поделаешь, – согласился Кир.

Кабинет ректора.



Полина Лунаева

Отредактировано: 06.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться