Лисы выбирают сладости

Размер шрифта: - +

Рецепт 8. Цыганка и яблочный пирог

Просыпаться категорически не хотелось. Сон не желал отпускать и манил, соблазняя возможностью задержаться в нём подольше.

Меня разбудило ощущение чьего-то присутствия. Буквально чувствовала на себе внимательный немигающий взгляд. И взгляд этот был ой, каким знакомым.

С трудом разлепив слипающиеся веки, перевернулась на бок и обнаружила стоящего у окна типчика.

-Диан? – голос прозвучал сонно. – Какого чёрта ты здесь делаешь?

Его невозмутимости не было предела:

-Жду, пока ты проснёшься, разумеется. Хотел разбудить, но ты так сладко спала. Особенно храп умилял.

Не сдержавшись, запулила в него подушкой. Турьер словил её одной рукой и, обаятельно улыбнувшись, в кое-то веке проявил тактичность. Попросив не задерживаться, он вышел из комнаты, позволив мне спокойно собраться.

Вчера во время уборки я обнаружила в комнате одну интересную деталь. Несмотря на отсутствие ванной, здесь имелся небольшой умывальник. В спальне находилась неприметная дверца, по цвету сливающаяся со стеной и ведущая в крохотную комнатушку. Наличие элементарных удобств стало подарком свыше и ещё одним жирным плюсом жизни в кафе. А что касается ванны, то думаю, «Лисьи бани» для того и созданы, чтобы жители деревни в них ходили. Судя по всему, личная роскошь имеется только у высших и турьера. Ничего, мы непритязательные. Пережили дохлый душ в съёмной однушке, переживём и общественную баню.

Из дома Танид я прихватила выданную мне зубную щётку, пасту и мыло. Понятное дело, ими никто из этой семьи пользоваться уже не станет, а мне они необходимы. Хоть какая-то польза от блондинчиков.

Я надела платье Наоми и тут же ощутила себя цыганкой. Вместе с кедами и ветровкой оно смотрелось довольно забавно. Для полноты образа не хватало только множества бус и цветного платка. Ну и чёрных волос, само собой.

-А где же твоё прекрасное платье? – иронично хмыкнул Диан, когда я спустилась вниз.

Так и хочется его стукнуть. А Бориса Петровича вообще прибить.

-Осталось в не менее прекрасном рюкзаке, - ответила, мысленно сделав заметку сжечь униформу.

Серьёзно. Вот вернусь и проведу над ней акт инквизиции.

Вечерняя меланхолия прошла, и я была готова к долгому и насыщенному дню. Улучшению настроения способствовало и то, что дождь к утру прекратился. Ощущение, что погода подстроилась под моё состояние и «выключила» грусть.

Надо сказать, Диан меня приятно удивил. Он принёс с собой молоко, шесть яиц и попросил, чтобы я приготовила нам завтрак. Я восприняла это как проверку своих способностей и забабахала не просто яичницу, а омлет-суфле. Типчик впечатлился и даже попросил добавки.

То-то же!

Мы вышли из кафе и, миновав перекрёсток, направились к дому пасечника. На мой вопрос о том, зачем мы идём к Руфу, Диан ответил, что у этого лиса есть телега и лошадь. У него же имелась единственная в деревне корова и курицы – этим хозяйством занималась жена. Одним словом, не семья, а целый кладезь продуктов. Однозначно надо налаживать с ними хорошие отношения и становиться партнёрами. Тем более Руфа я полюбила ещё в тот момент, когда он накормил нас с Наоми вкуснейшим мёдом.

Забравшись в телегу, мы с Дианом удобно устроились на соломе. Пасечник взялся за вожжи, прищёлкнул языком, и лошадка тронулась с места.

Всё-таки есть в таких поездках что-то особенное. Это не по загазованному городу на машине ехать. Телега приятно поскрипывает, подковы глухо стучат по дороге, а воздух пахнет свежестью. После ночного дождя он влажный, прохладный и невероятно ароматный. Пыль осела, и нотки специй слегка приглушились, позволив насладиться их тонким оттенком.

Глядя в ещё тёмное небо, я чувствовала себя дегустатором, которому дали попробовать изысканное блюдо. Раннее утро с нотками дождевой прохлады определённо стоит того, чтобы его включили в меню.

-Диан, - я задумчиво перебирала пальцами соломинки.

-М-м-м?

-Ты знаешь, что случилось с бывшими владельцами кафе? Точнее с их ребёнком.

-Боишься привидений? – усмехнулся типчик, не отводя взгляда от светлеющего неба. – Там мутная история. Хозяева погибли в битве с волками, и, как говорят, младенец тоже умер. Подробности мне неизвестны.

-Тоже мне, турьер. Разве не должен всё про всех знать?

Диан всё-таки соизволил на меня посмотреть:

-Турьер, лисичка, обязан знать о живых, а не о мёртвых. Я живу в деревне около пяти лет, и эта давняя история меня не касается.

Я промолчала, погрузившись в собственные мысли. Картина вырисовывалась далеко не радужная, и нежелание заходить в детскую укрепилось. Казалось, что если начну приводить эту комнату в порядок, то совершу что-то вроде кощунства. Пускай себе стоит, никем нетронутая.

В город мы добрались, когда время перевалило далеко за обед. Лошадка Руфа оказалась животинкой выносливой и послушно держала темп, который задавал пасечник. Мэрия работала всего до пяти, поэтому Диан предложил переночевать на постоялом дворе, а уже утром идти подписывать бумаги. Вечер планировалось потратить на походы по лавкам и поиск необходимого для ремонта инвентаря.



Ирина Матлак

Отредактировано: 25.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться