Литератор

Размер шрифта: - +

Жалкое зрелище твоего падения|Глава 5

Пытаясь выбраться из неопределённости, ты лишь больше утопаешь в ней. Пойми: спастись самому тебе не под силу. Твоя гордость тебя погубит. Поверь мне.

 

©Литератор

 

- Зачем звал-то? Мы сидим тут уже битый час, а ты за всё это время и слова не сказал, - раздражённо заметил мужчина в кожанке, скучающим взглядом блуждая по дешёвому заведению пустующего кафетерия. 

 

Редкие его посетители рассаживались подальше друг от друга и говорили почти шёпотом, из-за чего создавалась атмосфера полного уединения. Тишину разбавлял лишь звон стаканов и тарелок о подносы, разносимые самими клиентами. Бросив ещё один многозначный взгляд на неразговорчивого знакомого, молодой человек с рыжеватого оттенка короткостриженными волосами сделал глоток газированного напитка и со вздохом вымолвил, поднимая безразличный взгляд глаз болотного оттенка на сидящего перед ним литератора:

 

- Рассказывай уже...

 

***

 

- Это только твоя вина в том, что произошло! - лицо юноши исказила гримаса отвращения, он с трудом сдерживался, чтобы не дать себе волю и не нанести пожизненные увлечья своему старому товарищу, которого он, правда, таковым больше не считал. 

 

Стоявший перед ним молчал, потупив взгляд. Внешне он выглядел довольно спокойно, хотя в душе его бушевал настоящий шквал эмоций. Казалось, что внутри него разливался кислотный океан, волнами обволакивающий сознание, сжигающий остатки здравого смысла, терпения и самообладания. Ему будто вырвали сердце, заставив весь организм болезненно сжаться, принося невыносимую боль, как душевную, так и физическую. Тело сотрясало мелкой дрожью, а мышцы рук уже начинало сводить от непреодолимого желания врезать этому истеричному парнишке, которого ещё до недавнего времени он считал лучшим другом всей жизни, в лицо, а лучше просто заставить замолчать навсегда. Сейчас его слишком раздражал этот юнец, да и вообще весь этот разговор. Хотелось банальной тишины и одиночества, дабы выпустить пар, успокоиться, прийти в себя, не нанеся при этом какого-либо значительного ущерба окружающим, которые, к слову, тоже бесили одним своим существованием, а их заинтересованные взгляды в сторону двух старых друзей просто доводили до белого каления.

 

- Как вообще такое ничтожество может ещё продолжать своё существование. Будь я на твоём месте - удавился бы. 

 

***

 

Сии слова эхом отдавались в сознании несчастного литератора, что теперь казался столь беззащитным под напором нахлынувших на него воспоминаний. Лицо его было болезненного бледно-зелёного оттенка, под глазами красовались следы недосыпа и нескольких нервных ночей, проведённых в компании чашки кофе и старинного граммофона, прикупленного им много лет назад в каком-то дешёвом брахольном магазинчике. И всё это было лишь одним из способов забыться, не прибегая к крайнему случаю – употреблению алкоголя. 

 

- Ты что-то совсем плох, - заметил парень, приметив на лице собеседника болезненную бедность, придаюущую ему большую схожесть с покойником, нежели проявляющую хоть какие-то нотки аристократического происхождения. 

 

Ощутив холод, будто волной внезапно окативший всё тело, пронявший до самых костей, брюнет передёрнул плечами. В мозг тут же будто бы впилась огромная швейная игла, плавно входившая в мягкие ткани органа, разрывая материю, и без того постоянно трещащую по швам и находившуюся на грани разрыва. Выражение глаз было крайне странным; непонятно, чего там было больше – испуга иль боли, которая буквально проглядывала в каждой крупинке радужки. 

 

- Бросай уже эту дурацкую привычку молчать, - посоветовал парень, печально вздыхая и делая очередной напиток холодящего горло напитка. - Тебе нужно высказаться - говори, я для этого и пришёл. У меня вообще-то помимо тебя ещё дела есть. 

 

На это мужчина лишь обречённо вздохнул, как бы признавая собственную глупость, и опустил взгляд, позволяя себе спрятать глаза за густой чёлкой, явно давая понять, что говорить не собирается. 

 

- Пф, честное слово, - фыркнул парень, бросая раздражённый взгляд в сторону "собеседника". - Ты ведёшь себе, как юный глупец; подросток, который уже давно вырос, но всё ещё не готов отвечать за свои слова.

 

Смерив бывшего товарища пронзительным взглядом серо-изумрудных глаз, юноша лишь разочарованно покачал головой; обречённый вздох вырвался из его груди, и губы, скривившись в подобии недоулыбки, пролепетали:

 

- Жалкое зрелище. 

 

После чего на стол приземлилась пара купюр, а парень, скользнув скучающим взглядом по молчащему литератору, на секунду замешкался, будто бы обдумывая, стоит ли произносить слова, так и крутящиеся у него на кончике языка, в отношении брюнета, но в итоге лишь поджал губы, нахмурив брови, и быстрыми шагами покинул сие заведение с сомнительной репутацией кафетерия, ночью служвшее скорее притоном, пробормотав себе под нос уже на самом пороге, но довольно громко:

 

- Ты ведёшь себя, как плаксивый подросток, честное слово, - и, скривившись добавил, - Пора бы уже уметь принимать свои решения и их последствия, а не строить из себя не пойми что. 

 

Звякнул колокольчик, и входная дверь плавно закрылась за спиной недавнего посетителя. Оставшийся сидеть на своём месте мужчина как бы не хотел того признавать, но был до глубины души подавлен и даже обижен в некоторой мере услышанными словами. Сердце неприятно защемило, а голову будто кто-то сжал с двух сторон своими невидимыми руками так сильно, что создалось ощущение, будто черепная коробка сейчас не выдержит и даст трещину, развалится на несколько крупных отливающих белизной осколков, слегка забрызганных кровью. 



Кузьмина Татьяна

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться